Последние кочевники степи

Фото Максима Левитина

В 70-е годы устюртская популяция сайги на территории нашей области насчитывала не менее 500 тысяч голов и была самой многочисленной в Казахстане. Сейчас их осталось около 4 тысяч, и они находятся на грани исчезновения. Чтобы выяснить причины бедствия, узнать, что делается для сохранения животных, корреспондент «АВ» двое суток провел в шалкарских степях, проехал около 400 километров вдоль чинка Донызтау и высохшего русла реки Шаган.

На грани исчезновения
Поездка стала возможной благодаря общественному фонду «Центр по внедрению новых, экологически безопасных технологий» и природоохранной полиции области. В экспедиции также приняли участие сотрудник организации «Германский союз охраны природы» (NABU), международный эксперт по сохранению биоразнообразия, географ, эколог Штефан Михель и известный в республике фотограф, автор и ведущий программы «Outdoorkz» на канале «КаzakhТВ» Максим Левитин.
Как известно, в Казахстане обитает три отдельных популяции сайгаков: бетпакдалинская, уральская и устюртская. Последняя, ареал обитания которой Актюбинская область, до недавнего времени каждую зиму частично мигрировала в соседние регионы Узбекистана и Туркмении. Сейчас этот путь отрезан железной дорогой Шалкар – Бейнеу.
В настоящее время численность, к примеру, уральской популяции выросла почти до 200 тысяч голов. Фермеры и жители сел Западно-Казахстанской области даже бьют тревогу из-за того, что сайгаки вытаптывают и выедают их пастбища. Уже звучат призывы открыть в тех местах охоту на этих краснокнижных животных.
Актюбинской области такое не грозит, массовые падежи, тотальное истребление на протяжении десятилетий почти уничтожили сайгаков устюртской популяции. Последний массовый падеж, унесший две трети поголовья, случился четыре года назад, а незаконная охота, активно подпитываемая постоянным спросом на сайгачьи рога, продолжается и сейчас. На тропу войны против последних вольных кочевников степи выходят не только браконьеры, но и те, кто по роду своей деятельности должен их охранять. По разным оценкам, в нашей области устюртская популяция сейчас насчитывает всего около 4 тысяч сайгаков.
Неудивительно, что за двое суток, проведенных в степях, членам экспедиции удалось увидеть не больше 800 голов, считая и появившихся на свет в этом году телят.

Справка “АВ”
После поздневалдайского оледенения сайгаки обитали от крайнего запада Европы, включая Британские острова, до центральной Аляски и северо-западной Канады. В XVII-XVIII столетиях сайгаки населяли все степи и полупустыни от предгорий Карпат на западе до Монголии и Западного Китая на востоке. На север они доходили в те времена до Киева и Барабинской степи Сибири.
Дважды посетивший Московское княжество (в 1517 и 1526 годах) путешественник Герберштейн в своих «Записках о Московии» писал, что «на степных равнинах около Борисфена, Танаиса и Ра водится лесная овца, именуемая поляками солгак (Solhac), а московитами – сайгак (Seigack), величиной с косулю, но с более короткими ногами; рога у ней вытянуты вверх и как бы отмечены колечками; московиты делают из них прозрачные рукоятки ножей. Они весьма стремительны и очень высоко прыгают».

Своими силами
Чинк Донызтау – это высокие, обрывистые берега плескавшегося здесь в древности океана. А его дно – широкое плато, которое тысячелетия назад облюбовала для своего обитания устюртская популяция сайгаков. Русло высохшей реки Шаган тоже стало местом обитания степной антилопы. Небольшие стада семейств из нескольких самок и их детенышей удалось снять на фотокамеру лишь с расстояния 100 метров. Но и это, если знать их крайнюю осторожность, было удачей. Лишь к исходу второго дня поисков удалось увидеть и короткое время понаблюдать за большим стадом.
– Примерно 250 особей, – подсчитал наблюдавший в бинокль за стадом эксперт Штефан Михель. – И, судя по количеству телят, приплод в этом году неплохой.
Это, к сожалению, была последняя встреча членов экспедиции со степными антилопами. Но за это время Штефан Михель и члены экспедиции, специалисты из территориальной инспекции Комитета лесного хозяйства и животного мира МСХ РК, определили места окота и пути миграции основной массы. Затем экспедиция вернулась на место своей дислокации – село Бегимбет, в 100 километрах от Шалкара.
Здесь состоялась встреча представителей природоохранных структур, исполнителя проекта «Привлечение местных сообществ к сохранению устюртской популяции сайги», сотрудника общественного фонда по внедрению новых, экологически безопасных технологий Айбата Музбая и его коллеги, координатора этого проекта Адильбека Козыбакова (они присоединились к экспедиции уже в пути) с членами общественного объединения «Баян-Шаган».
Объединение было создано в начале нынешнего года инициативной группой жителей села под председательством местного фермера-предпринимателя Дуйсенбека Амана.
– Я, как и остальные семь членов нашего объединения, родился и вырос в этих местах, – делится фермер. – Это земля моих отца, деда, прадеда, здесь они пасли свой скот, и я продолжил их дело. Когда-то сайгаков здесь было очень много, они паслись рядом с нашими стадами, а сейчас остались единицы. Это не может нас не беспокоить, ведь сайгаки – часть нашего степного мира, часть нас самих. Поэтому мы и решили создать объединение, будем всеми силами бороться с браконьерами.
Штефан Михель от имени организации «Германский союз охраны природы» вручил руководителю объединения «Баян-Шаган» Дуйсенбеку Аману 8 биноклей, GPS-навигаторы, фотоаппараты, оборудование связи. Теперь вооруженные современным оборудованием сельчане смогут в любое время зафиксировать факт браконьерства и тут же сообщить об этом соответствующим структурам.
Кстати, первое такое общественное объединение «Дала табиғаты» создано жителями села Дияр Байганинского района в 2017 году.
– На очереди – появление общественного объединения в селе Бозой Шалкарского района, а также в селах Бейнеуского района Мангыстауской и Жылыойского района Атырауской областей, – говорит Айбат Музбай. – Это обеспечит охраной весь путь миграции устюртской популяции сайги в пределах Казахстана.

К сведению
Хронология падежа сайгаков в Казахстане:
1981 год, апрель – на территории бывшей Тургайской области погибло 180 тысяч голов.
1984 год, февраль-апрель – в Западно-Казахстанской области погибло 250 тысяч голов.
1988 год, май – погибло около 500 тысяч сайгаков.
1993 год – из-за многоснежной зимы бетпакдалинская популяция сократилась более чем в два с половиной раза – с 700 до 270 тысяч голов.
2010 год – погибло 12 тысяч сайгаков.
2015 год, май – на территории Костанайской, Акмолинской, Актюбинской областей погибло более 120 тысяч сайгаков. Причиной гибели стала бактериальная инфекция.

Главное – не мешать
– Очень важна помощь местного населения, – делится старший инспектор по особым поручениям группы природоохранной полиции по Актюбинской области, капитан полиции Нурлыбек Суентаев. – Рождение молодняка у сайгаков проходит один раз в год, обычно в мае. Самка сайгака приносит одного или двух сайгачат. В первые сутки они очень уязвимы, поэтому мы стараемся обеспечить покой на участках, где проходит окот. Если самка, потревоженная человеком, надолго оставляет потомство, оно нередко становится жертвой хищников. Именно в первые дни жизни отмечается максимальная гибель молодняка.
Но это естественный процесс, есть опасность гораздо хуже – браконьерство. Пока существует спрос на сайгачьи рога, его полностью искоренить вряд ли удастся, но свести к минимуму вполне возможно.
А пока охота на сайгаков продолжается. Только с начала года было три случая задержания браконьеров, целенаправленно выехавших в степь за рогами. Последнее из них – задержание жителя Байганинского района, у которого было изъято 22 рога сайгаков. Это значит, что он один уничтожил не менее 10 голов животных.
Браконьерство относится к преступлениям средней тяжести, чаще всего задержанные отделываются штрафами и условным сроком. Более 90 процентов из тех, кто выходит на незаконный промысел, безработные сельчане, для которых незаконная охота – единственный способ существования. Но был случай, когда к ответственности за браконьерство привлекались и сами сотрудники Иргиз-Тургайского резервата, в чьи прямые обязанности входит охрана животного мира. Государству нанесен ущерб на сумму свыше 40 миллионов тенге. Отлично знающие места их обитания, водопоев и троп своих подопечных, они погубили немало животных. К слову, фигуранты этого дела, возместив ущерб, отделались условным наказанием, но вред, который ими нанесен животному миру, гораздо больше той суммы, которую они заплатили.
Как считает Штефан Михель, в 30-х годах обезлюдевшая от голодомора и репрессий казахов степь дала сайге возможность возродиться. К тому же у населения было полностью изъято огнестрельное оружие, наглухо закрыты границы, делая невозможным торговлю сайгачьим мясом и рогами. В результате к 50-м годам XX века в степях, по самым скромным подсчетам, насчитывалось более 2 миллионов сайгаков.
50-летний Штефан Михель родом из Дрездена, в 1993 году в составе экспедиции побывал в одном из заповедников Узбекистана.
– Случайно в районе Устюрта, южнее станции Бейнеу, мне посчастливилось увидеть стадо сайгаков в 200-300 голов, и меня крайне заинтересовали эти животные, – объясняет Штефан.
Немецкого эколога поразило то, что на огромном пространстве степь, как и тысячелетия назад, сохранилась нетронутой.
– Казахстан – это уникальная природа, сохранившаяся из-за малонаселенности. Здесь можно увидеть лесные оазисы, которые непостижимым образом повторяют рощи Европы 150-летней давности, – с восторгом отзывается германский гость.
Сейчас уменьшению популяций степного животного мира, как считает он, способствуют железные дороги, пограничные заграждения, но основной причиной является браконьерство.
– Этот вид животных не удается размножить в неволе. Они – кочевники, заключает Штефан. – Поэтому очень важно сохранить их популяцию в естественной среде. Устюртская популяция сайги в последние годы мигрирует в пределах Актюбинской области (Байганинский, Шалкарский районы). Путь ее тысячелетней миграции остановила железная дорога Шалкар – Бейнеу. Это небольшая преграда для многотысячных стад сайгаков. Обычно первые сотни, приблизившись к водным или иным преградам, под давлением многотысячного стада просто выталкиваются вперед, а остальные идут вслед за ними. Устюртское поголовье, насчитывающее по разным оценкам около 4 тысяч голов, идет не всей массой, а разрозненными группами. Этого, естественно, мало для того, чтобы таким же образом перейти препятствие.
Еще одна гипотеза прекращения миграции то, что из-за малой численности популяции ей достаточно кормов там, где она сейчас обитает.
– Территория, когда-то легко кормившая полмиллиона сайгаков, раздолье для каких-то 4 тысяч, – делает выводы Штефан. – Но это временно. Если мы окончательно решим проблему браконьерства, сделаем все возможное, чтобы предотвратить падеж, то уже через 10-15 лет популяция может восстановиться. Сайгаки легко воспроизводимы, главное – не мешать этому.
Санат РАШ

Фото Максима ЛЕВИТИНА