Тружусь, чтобы не угасли традиции

О Еркосае Абилове наша газета уже писала: в прошлом году мы представили его как прекрасного мастера-оружейника. Действительно, Еркосай ага делает мечи, ножи, щиты, колчаны в традициях казахского оружейного искусства. Им изготовлены и доспехи Кобыланды батыра, которые выставлены в мемориальном комплексе в Жиренкопе. Но как говорит сам мастер, если казах талантлив, то он должен искать и развивать в себе различные творческие грани.

Поводом еще раз написать об этом человеке послужили два свежих факта. В ноябре 2012 года в Алматы на II международном фестивале кукольного искусства «Өртеке» актюбинец занял второе место, а совсем недавно мастер изготовил шүмек (предмет гигиены младенца, входящий в комплект колыбели — бесик), получивший знак качества ЮНЕСКО. Но обо всем по порядку.

Хоть Еркосай Кожбанович на вопросы отвечает исчерпывающе, кое-какую информацию пришлось искать в периодике. Так вот, победитель фестиваля «Өртеке-2012», парень из Атырау, в интервью прессе отметил, что ортеке мастера из Актобе превосходило его куклу. А признание соперника, как известно, дорогого стоит.

— Вообще этот ортеке в моей практике — первый. Предложение участвовать в фестивале поступило от работников нашего ОДНТ. А согласился я потому, что сохранение и возрождение этноискусства и ремесел важно для любого мастера, и я — не исключение. С деревом работаю давно и с удовольствием, поэтому выточил козленка легко. И идея сделать тройной механизм пришла почти сразу, — рассказывает Еркосай Кожбанович. — Третий механизм для фигурки, приводящий в движение голову, по моей задумке, нужен для того, чтобы игрушка не только танцевала, но и могла подавать любую музыкальную тему.

Для читателей, не имеющих представление о предмете речи, сделаем справку. Ортеке аналогичен марионетке, кукле, приходящей в движение, когда ее дергают за ниточки. Но казахский ортеке уникален синтезом искусства декоративно-прикладного и музыкального. А фигурка приводится в движение не только посредством ниток, но и с помощью педали. Третий механизм ортеке Еркосая ага приводит в движение и голову фигурки. В принципе, артист ортеке должен виртуозно владеть домброй, чтобы достойно представить игрушку.

— Но я, скорее, инженер и, к сожалению, не музыкант, чтобы показать возможности игрушки в полном объеме, как это потрясающе делают, например, Абдулхамит Райымбергенов или Ерсаин Басыгараев, — уточняет Еркосай ага. — После фестиваля в Алматы появилась идея создать целый ансамбль ортеке, которым будет управлять один исполнитель. Сделать куклу с количеством приводов более трех реально, но это вопрос времени. На фестивале же я понял одну вещь: кукольное искусство вообще – очень важная сфера жизни общества. И если ортеке — казахское кукольное искусство, то я готов, насколько получится, эту сферу развивать.

Многим актюбинцам Еркосай Абилов известен и как мастер, изготавливающий домбры и кобызы. В сентябре прошлого года мы встретились с ним на Кокжарской ярмарке: вокруг столика мастера, занятого шлифовкой корпуса домбры, толпились потенциальные покупатели. А рядом лежала пара экземпляров, готовых воспроизводить божественные звуки. Один из тех кобызов, инкрустированный костью и красным деревом, теперь выставлен в одном из алматинских музыкальных салонов.

— Инструменты я начал делать в самом начале 90-х, когда возникла острая необходимость приобрести домбру для дочки-первоклассницы. Образец мне дали, а технологию пришлось придумывать: пользуюсь ею и сейчас, в том числе и для изготовления различных видов кобыза, — рассказывает мастер.

Я поинтересовалась у преподавателя класса кобыза музыкального колледжа имени А. Жубанова Мухтара Кулмырзаева, знаком ли он с актюбинским мастером, изготавливающим домбры и кобызы?

— Конечно, знаю! Еркосай ага замечательные инструменты делает. И не нужно ехать в Алматы, чтобы купить хороший кобыз! — с удовольствием отметил музыкант.

Работать с деревом и в этнонаправлении Еркосай Абилов начал еще в детстве. В его родном Жанатане, что в Мартукском районе, два-три односельчанина делали хорошие кнуты: понаблюдал, постиг тонкости, начал делать сам.

Все трое детей мастера выросли в бесике, изготовленном им же.

— А шүмеком пользовались, пока ваши дети лежали в бесике? — спрашиваю агая.

— А как же! И бесик наш потом переходил из семьи в семью — много детей в нем выросло.

Еще Еркосай Кожбанович изготавливает сундуки. А сколько способов плетения камчи знает мастер!.. Чтобы научиться владеть кистью, писал маслом, делал витражи…

— За годы работы художником-оформителем — в Мартукском районном отделе культуры, на АЗХС, АЗФ — десятки километров лозунгов написал, плакаты рисовал, витражи. И всегда чему-то учился: у таких же оформителей, как и я, у мастеров поопытнее. Но главное, что хотелось бы отметить, это то, что один год в прикладном искусстве стоит всех лет оформительской работы. Это же такое удовольствие! — делится впечатлением мастер.

На вопрос, что подвигло участвовать в конкурсе ЮНЕСКО, Еркосай Абилов ответил:

— Стремление этой организации к сохранению угасающих традиций. Вот некоторые критерии, выдвигающиеся к экспонатам конкурсантов: народность, экологичность, оригинальность и т.д. Изготавливается шүмек из полой бараньей косточки. Так что экологичность налицо, это раз. Второе: я его покрыл краской, которую приготовил из травы. Оригинальным мой шүмек сочли, возможно, за эстетическое решение, а может, таковым нашли сам предмет казахского быта.

Многие сферы художественного и прикладного искусства подвластны нашему собеседнику. Откуда способности? Наследственные. Оказывается, отец был известным кузнецом, а дед по материнской линии тачал сапоги. Есть у мастера одна своя собственная грань: пишет стихи. Его в равной степени можно назвать и философом, и, пожалуй, в этом корни неравнодушия Еркосая Кожбановича к судьбе родного народа:

— Культуру казахов я бы разделил на два этапа развития. Первый — до времен Великого голода, второй — после него. Во время голода большая часть казахов откочевала за границу, где можно было выжить. Сегодня их потомки представляют наши традиции в почти первозданном виде. Ну а мы, представители выживших на родине, немного другие: мы живем в среде, где есть простор для развития родного языка, традиций, искусства. Главное — не польститься на что-то броское, упрощенное, пришедшее извне. Например, шүмек вполне альтернативен памперсу. Памперс давно ругают, но что-то тяготения к шүмеку и бесику в народе не наблюдается…

Беседовать с Еркосаем Кожбановичем можно бесконечно: и тем хватает, и рассказчик он интересный. Хочется слушать и слушать. Узнала от него, например, о том, что струны домбры, изготовленные из бараньих кишок, издают самый нежный звук. Актюбинский мастер в течение десяти лет пробовал способ выделки кишок… Его работу одобрил и признал один из выдающихся домбристов современности Абдулхамит Райымбергенов. На той же Кокжарской ярмарке.

— Что самое важное в мастере?

— Наверное, стремление что-то после себя оставить, — отвечает Еркосай ага.

Но вряд ли мастер задумывается над этим. Просто творит, стремясь в своем деле к совершенству.

Татьяна ВИНОГРАДОВА

 

..............................................................®За содержание рекламных материалов ответственность несет рекламодатель................................................................