«Жену люблю еще сильнее!»

В Актобе с сольными концертами выступили супруги Мирас и Куралай Бекжановы. Любителям искусства эти имена очень хорошо знакомы, и два подряд аншлага на их концертах подтвердили, что актюбинцы очень любят эту поющую семью.

Оба певца — выпускники Алматинской консерватории. Несколько лет Бекжановы жили и работали в Актобе, на родине Мираса, потом переехали ближе к южной столице, где началась их новая жизнь. Но 28 октября сильные и красивые голоса Мираса и Куралай вновь зазвучали в нашем городе — супруги дали концерты в рамках акции «Көркейе бер, туған жер!». Часть выручки от продажи билетов пошла на приобретение аппаратуры для учреждений культуры области. А в перерыве между двумя выступлениями Мирас Бекжанов дал интервью «АВ».

 

— Мирас, что изменилось в городе с тех пор, как ты уехал отсюда?

— Я уехал четыре года назад и довольно часто приезжаю. Но каждый раз Актобе меня радует. Город растет, хорошеет. Появились новые дома, микрорайоны, магазины, торговые центры. Водно-зеленый бульвар и парк имени Первого Президента — это вообще жемчужины. Я бываю почти во всех областных центрах Казахстана и везде привожу Актобе, как пример красивого, гармоничного города. Как актюбинец, очень горжусь своим городом.

— Вы живете в Каскелене, а работаете в Алматы. Наверное, там огромная конкуренция?

— Да. Есть конкуренты. Кому-то везет больше, кому-то меньше. И дело даже не в том, есть у человека талант или нет. Есть очень одаренные приезжие артисты. Бывает, что не хватает удачи, обаяния, умения себя преподнести.

— А у вас с Куралай как обстоят дела? Удалось занять место под южным солнцем?

— Я бы не сказал, что мы сильно стремились переехать в Алматы и добиться головокружительных успехов. Когда нас пригласили попробовать свои силы, то мы сначала просто осматривались. Начало получаться — мы перевезли всю семью, а она у нас большая. И как-то все нормально, слава Аллаху. Все хорошо. Все нашли себе дело. Мы с Куралай работаем в Академии искусств имени Темирбека Жургенова, преподаем классический вокал. И эстраду поем.

— Расскажи про ваших детей.

— Их у нас трое — Инкар, Камшат и Арыстанбек. Дочерям восемь и шесть лет, сыну годик.

— Кто-нибудь из них проявляет талант артиста?

— Вторая дочка. Она очень музыкальная, хорошо танцует, чисто поет, и это доставляет ей радость. А вообще наши дети не обязаны быть певцами только из-за нас, родителей. Часто бывает, что приводят безголосого ребенка и просят: любые деньги дам, сделай из него хорошего певца. А ребенку самому это не надо.

— После вашего отъезда, ты говорил, что теперь вы поете эстраду и с классикой вроде как завязали…

— Нет, не завязали. Сегодняшний концерт — это песни для народа, любому понятные, простые. Но это мало похоже на то, чем мы занимаемся на самом деле. Мы работаем со студентами, поем академический репертуар. Я готовлю сольный концерт под аккомпанемент симфонического оркестра. Половина программы будет классической. Еще у меня в планах прослушаться в оперный театр. Я хочу доказать себе, что могу быть оперным баритоном. И для этого я не только учу студентов, но и учусь сам. Правда, в театре работают фанатики, согласные на маленькую зарплату и адский труд ради Музыки. К сожалению, эта работа оплачивается скромно.

Но раз мы учились, закончили консерваторию, то почему не петь классику? Будем петь. Может, даже запишем альбом.

— А нельзя совмещать оперный театр и эстрадное пение?

— Этого лучше не делать. Голос таких фокусов может не простить. А публика, услышав на эстраде академическое пение, может не понять и больше не прийти на концерт.

— Как подбирается репертуар для концертов?

— Мы стараемся петь то, что нравится простому человеку, если речь идет об эстраде. Не все слушатели закончили консерваторию и разбираются в классике. Люди просто пришли на концерт, чтобы отдохнуть душой. Поэтому мы поем любимые народные песни, песни из фильмов, популярные классические номера. Бывает, что спорим из-за какой-то песни.

— Поговорим о Куралай, тем более она разрешила тебе отвечать за нее. Что важнее для твоей супруги — сцена или семья?

— Однозначно семья. Помню, Куралай в 2004 году заняла второе место на «Шабыте», и итальянская певица Миомира Витас предложила ей поехать на стажировку в Италию. У нас тогда уже была дочка. Знаешь, можно назвать много артистов, которые бы постарались пристроить детей и вырваться ради такой возможности. Но Куралай отказалась, не раздумывая. И, считаю, она не ошиблась.

— Как твоя жена одевается дома?

— Куралай помнит, что в первую очередь она — казахская келин. А в нашем доме часто гостят пожилые люди. Поэтому ее одежда всегда закрывает ноги, руки, плечи. И на сцене, кстати, у Куралай все костюмы довольно скромные. Слава Аллаху, у нее есть голос, и не надо привлекать публику чем-то другим.

— Вы женаты двенадцать лет. Принято считать, что к этому сроку любовь как таковая уходит и остаются привычка, долг, уважение, дружба — все, кроме любви. А как у вас?

— А я свою жену люблю еще сильнее, чем раньше.

— И даже не надоедает видеть одно и то же лицо дома, на работе и на концертах?

— Куралай сейчас в декретном отпуске, и в академию я езжу сам. За день так устаю быть без нее, что еле дожидаюсь, когда кончится работа и можно будет поехать домой — к жене и детям.

Шолпан ТУЛЕУЛОВА

® За содержание рекламных материалов ответственность несет рекламодатель