Жизнь на фоне двух эпох

Хирург, спасший немало жизней на операционном столе, в самые трудные годы возглавивший здравоохранение области, неожиданно для многих сменил профессию и с таким же успехом сейчас спасает актюбинцев, защищая их конституционные права.

Советское время
– Ребята, лиманские наших бьют! – Сквозь звуки барабанов и гитарного соло заполошно просипел Утя, под глазом которого блеклой синевой уже растекался здоровенный фингал.
Утеген, по прозвищу Утя, был известным задирой-керосинщиком и, скорее всего, сам нарвался на конфликт. Но он был, во-первых, одноклассником, а, во-вторых, из контрабакских, которые всегда враждовали с лиманскими. Молча переглянувшись, ребята двинулись к выходу. За танцплощадкой в темноте, между зарослями кустарника, их уже ждали. Сражение было скоротечным и, как это бывает в спонтанной битве, бестолковым. Дрались в полной тишине, чтобы не привлекать внимания милиционеров и дружинников. Были слышны лишь громкое сопение и негромкие вскрики. Когда чей-либо удар достигал цели, раздавался смачный звук, будто с силой ударили кулаком по комку сырого теста.
– О-о-й, Жума, это же я! – громко проскулил в самый разгар столкновения знакомый голос.
Это Утя, путающийся под ногами, отхватил нечаянную оплеуху от своих же. В темноте и горячке боя не очень разберешься, где свой, где чужой. Рослый не по годам Жумамурат (в 16 лет под 190 сантиметров ростом), которого друзья называли Жума, бил вполсилы, да и то, только отвечая на удары. Он уже года три занимался боксом, поэтому всерьез боялся ненароком кого-нибудь покалечить. Но юркий и вредный Утя, неожиданно выныривающий то тут, то там, каким-то образом попал под его горячую руку.
Услышавшие возню и крики дружинники уже спешили на место драки, поэтому соперники, обменявшись последними ударами, в мгновение растворились в темноте, чтобы через пару минут вновь собраться на танцполе и продолжить веселье.
На единственной в Алге танцплощадке в Парке культуры и отдыха химзавода было, как всегда, шумно и весело. ВИА «Елу бес» и «Гранула», чередовавшиеся между собой на сцене, виртуозно лабали песни известных советских композиторов. Молодые алгинцы в перерывах пили квас, выстаивали огромные очереди в киоски с мороженым и эскимо. На скамейках парка вели нешуточные шахматные сражения пенсионеры. Время было советское и безмятежное, шел 1978 год.

Бесценный опыт
Жумамурат Алдашев родился 7 января 1961 года в городе Алге. Папа Ердавлет работал всю жизнь слесарем на Актюбинском химическом заводе имени Кирова. Мама Роза была диспетчером пожарной службы. У Жумамурата два брата, старший – Жумаберген, младший Серик.
– Зимой катались на лыжах, летом вся детвора пропадала на пляжах Илека, их было два – солдатский и офицерский. В Алге когда-то дислоцировалась воинская часть, отсюда и названия. Там же, вдоль берега, располагались дачи горожан и алгинской элиты, – вспоминает мой собеседник, руководитель департамента защиты прав потребителей Жумамурат Алдашев.
В детстве он мечтал стать строителем, отец был мастером на все руки. Жили в частном доме, держали корову, баранов. Начиная с ранней весны Жумамурат, после того как мама заканчивала доить их единственную корову Марту, выгонял ее в стадо за город, в сторону местности Суыксу. Жители района Кирпичный выгоняли скот на выпас в сторону совхоза «Тамдинский», а жители района Лиман – в сторону подхоза. Днем на велосипедах с братьями уезжали за город, чтобы нарвать молочая для овец. По вечерам мама доверяла кому-нибудь из них крутить ручку сепаратора, а потом они пили из пиал свежую, еще не загустевшую сметану. В общем, обычная жизнь советских людей в небольшом городе, жившем как одно большое село. Все друг друга знали, на улицах здоровались, по-соседски запросто заходили в гости на чаек, который часто перерастал в затянувшееся застолье.
– В старших классах я принял решение стать врачом, – делится Жумамурат Ердавлетович. – У мамы начали болеть руки, не могла даже помыть посуду, все делали на кухне мы с братьями, а папа варил нам кушать и стирал. Поэтому и хотел выучиться на врача, маму вылечить.
В 1979 году он поступил в Актюбинский медицинский институт.
– Жизнь студенчества была интересной, – продолжает мой герой. – А я был в числе, как говорят, активных, живо интересовался событиями института, города. Поэтому и избрали руководителем студенческого отряда и студенческого совета, комсоргом группы.
В те же годы Жумамурат создал семью. Сулутас училась на курс старше, и познакомились они как раз в студенческом отряде. Сыграли свадьбу. В 1986 году окончил учебу и начал трудовую деятельность в Алгинской районной больнице.
– Через два года меня назначили первым заместителем руководителя здравоохранения района, я стал совмещать должности руководителя и хирурга, – вспоминает он.
В 1991 году Жумамурата Алдашева направили на учебу во Всесоюзный научный центр хирургии Академии медицинских наук в Москве. А в 1996 году кандидат медицинских наук встал у руля городской больницы (бывшая Мочаловская).
– Это были годы, в буквальном смысле до краев наполненные событиями, руководить больницей такого масштаба – очень ответственное дело. Времени зачастую не хватало ни на отпуск, ни на семью, – делится он. – Но это был и бесценный опыт, который мне очень пригодился в будущем.

Время перемен
А в 1998 году ему сделали неожиданное предложение – стать заместителем акима Ленинского (ныне Каргалинского) района.
– Время было сложное. Мне, курирующему социальные вопросы, пришлось решать такие крайне сложные проблемы, как выплата зарплат медицинским работникам, учителям, пенсии ветеранам, – признается мой визави.
Кстати, в эти годы, в одну из своих рабочих поездок по областям, район посетил Первый Президент РК.
– Нурсултан Абишевич планировал побывать на недавно построенной по зарубежным аналогам мельнице в селе Степное, – рассказывает Жумамурат Алдашев. – Стало известно, что Глава государства прилетит на вертолете, но ведь у нас не было посадочной площадки, надо было в кратчайшие сроки что-то предпринимать. Буквально за считанные дни мы разровняли площадку, нашли подходящие плиты, но в районе не было автокранов, которые смогли бы поднять их. Из положения вышли, обратившись в Хромтау­ский ДГОК. К приезду Президента успели.
Через полгода аким области пригласил его возглавить областное управление здравоохранения. Эта сфера тоже переживала не лучшие времена.
– Кроме, как я уже говорил, задолженностей по зарплатам, надо было решать и другие ключевые вопросы, – признается Жумамурат Ердавлетович. – Необходимо было открыть инфекционную больницу. Не менее важно было и создание больницы скорой медицинской помощи, где актюбинцы могли бы получать оперативные мед­услуги.
Задуманные планы новым руководителем управления здравоохранения с большими препятствиями, но все же удалось воплотить в жизнь. Вскоре в Актобе вместо старой областной больницы появилось новое медицинское учреждение БСМП, где опытные хирурги оказывали экстренную помощь пациентам. Открылась новая инфекционная больница на базе бывшей детской на проспекте Мира.
– БСМП изначально планировалось создать по типу института имени Склифосовского в Москве. Институт оказывал экстренную помощь, имел свою службу скорой помощи, стационары для лечения, – делится Алдашев. – Так получилось и у нас.
В 2001 году ему пришлось сменить место работы.
– По независящим от меня обстоятельствам, – немногословно объясняет он. – Планов было много, некоторые из них так и остались незавершенными, но и того, что было сделано во время моего руководства здравоохранением области, немало. Поэтому уходил с должности с чистой совестью.
Позже Жумамурат Ердавлетович руководил областной больницей (сейчас онкологический центр), а в 2002 году его пригласили возглавить отдел контроля качества и услуг в аппарате акима области. Он проработал на этой должности до 2019 года, после чего возглавил обл­департамент защиты прав потребителей.
– Работа знакомая, этим я в течение последних 17 лет занимался в аппарате акима области, – делится он. – И чем-то похожа на медицину. Если врачи зорко охраняют здоровье граждан, то здесь, по большому счету, мы делаем то же самое, но стоим на страже их законных прав.
На днях хирургу, государственному служащему и в прямом смысле защитнику актюбинцев Жумамурату Алдашеву исполнилось 60 лет.
– Жизнь – штука интересная, но, как я убедился на собственном опыте, у тех, кому посчастливилось жить в двух разных эпохах, она намного интереснее. Если, конечно, не брать во внимание ее худшие проявления, – шутит мой собеседник.
И по сосредоточенному, серьезному выражению его лица становится понятно, что под фразой «интересная жизнь» он имеет в виду нечто большее, чем просто богатую на события судьбу.
Санат РАШ

Фото из личного архива Жумамурата АЛДАШЕВА

0
® За содержание рекламных материалов ответственность несет рекламодатель