Пленяя сердца даром красноречия

uughtshmnz0_reswm

Согласно народным преданиям Тауке получил ханский титул за совершенные им подвиги на поле брани в ходе военных походов против джунгаров, кыргызов и каракалпаков, одержанные нелегкие победы над внешними врагами, а также за проявленное им искусство примирять конфликтующие стороны и пленять сердца даром красноречия.

тауке_reswmДействительно, многолетнее и относительно благополучное пребывание на ханском престоле он обеспечивал не только и даже не столько за счет военной силы, а главным образом благодаря природному уму и дипломатическим способностям. В нем удачно сочетались солидные практические познания в области народных традиций, обычного права и специфики судопроизводства казахов, а также большой опыт разрешения межродовых споров навыками ораторского искусства. Но, несмотря на эти очевидные личные достоинства, Тауке, как следует из тех же казахских преданий, «не имел полной власти над народом своим» и в своей практической деятельности был ограничен постановлениями хан-ского совета и съезда народных представителей и знатных биев.
В период правления Тауке были предприняты важные шаги, направленные на укрепление военно-потестарной (основанной на авторитете лидера) организации казахов в целях повышения ее эффективности перед лицом сильных внешних врагов. С именем этого хана устная народная традиция связывает объединение семи малочисленных и слабых родов Младшего жуза в одно поколение жетыру, а уаков и кереев Среднего жуза — в одно племя уак-керей. В исторических преданиях казахов утверждается, что эти новации позволили повысить боеспособность казахского ополчения, учитывая, что только крупные племена и роды могли поставлять сильные и хорошо вооруженные отряды на борьбу с неприятелем.
Кроме того, согласно народной версии, по инициативе Тауке хана для устранения бесконечных межгрупповых разногласий и конфликтов по поводу земель и вод советом биев и старейшин будто бы были более четко распределены места кочевания разных патронимических (происходящих от имени отца и деда)  групп, упорядочено использование родовых тамг внутри родоплеменных подразделений, осуществлены ревизия и частичная кодификация исторически сложившихся в казахском обществе норм обычного права.
Все известные сегодня устные предания казахского народа, относящиеся ко времени правления Тауке, единодушно констатируют усиление роли степного законодательства в практике регулирования социальных отношений у казахского населения в первой четверти XVIII века. Между тем историкам известен только один законодательный памятник казахского общества дореволюционной эпохи — «Жеты жаргы», или «Семь установлений». Совокупность жизненных условий и конфликтов казахского кочевого социума того периода, используемых им правовых обычаев и норм, зафиксированная в «Жеты жаргы», предстает в народных преданиях как законодательная инициатива Тауке хана и его ближайшего окружения.
В некоторых из них излагается  версия о том, что хан Тауке будто бы опирался в своей политической деятельности на несколько влиятельных биев: в Старшем жузе — Толе бия Алибекулы (1663-1756) из рода жаныс племени дулат; в Среднем жузе — бия Казыбека Кельдибекулы (1667-1763) из рода каракесек племени аргын; в Младшем жузе — алимулинца Айтеке Байбекулы бия (1682-1766), внука знаменитого самаркандского эмира Жалантос батыра (1576-1656); у каракалпаков — Сасык бия и т.д. Согласно этим историческим преданиям казахов, ежегодно осенью самые авторитетные представители трех жузов собирались на один-два месяца для совещания возле ставки хана Тауке на холме Культобе, расположенном на левом берегу реки Ангрен, в 40 верстах от Ташкента. На этих собраниях, сохранившихся в народной памяти в выражении «Құлтөбенің басында күнде кеңес», т.е. «на Культобе собрания проходят ежедневно», обсуждались вопросы регулирования маршрутов кочевания, разрешения различных конфликтов между родами, координации совместных усилий казахов для борьбы с внешним врагом и прочее. Но политическое лидерство в Казахском ханстве принадлежало в тот период хану Тауке, занимавшему наиболее высокое социальное положение в кочевом обществе и выполнявшему роль официального патрона-протектора по отношению к другим казахским ханам и султанам.
Приблизительно с начала 90-х годов XVII века он имел в Степи номинальный статус старшего казахского хана. Вел многолетнюю упорную борьбу с джунгарской экспансией. Наладил относительно регулярные посоль-ские связи с Россией. Содействовал временной консолидации казахских племен трех жузов. Умер в начале 1715 года в Туркестане и там же похоронен. Из его детей известны двое — ханы Болат и Семеке.

Последний хан Букеевской орды
Хан Внутренней (Букеевской) орды Жангир наследовал ханский титул согласно завещанию своего отца и указу императора Александра I от 22 июня 1823 года. Имел звание генерал-майора русской армии. До прихода к власти получил начальное образование у домашнего учителя-муллы, затем по воле отца жил и воспитывался в течение десяти лет в семье астраханского гражданского губернатора Андриевского. Получил хорошее европейское образование, знал языки: русский, персидский, арабский и немного немецкий. Имел свой дом в Ханской ставке (Урде) и в Астрахани, собственный торговый двор в Саратове, стоянку  в Оренбурге. Неоднократно бывал в Петербурге, участвовал в коронации Николая I, посещал Казань и Кавказ. Был одним из первых создателей музейных коллекций предметов быта и истории культуры казахского народа, являлся почетным членом научного общества при Казанском университете.
Умер естественной смертью. Похоронен в поселке Урда недалеко от Уральска современной Западно-Казахстанской области. Имел трех жен: Юзум-ханым, Фатиму — дочь известного оренбургского муфтия Мухамеджана Хусаинова (1756-1824) и Халыму Салихе (ум. 1852) — дочь есаула Внутренней орды Караул-ходжи Бабаджанова. От названных жен у него были сыновья: Сеид-Гирей, Сахиб-Гирей, Ибрагим, Зюлкарней, Искандер, Измаил, Ахмед-Гирей, Губайдулла и дочери Зюлейха, Ганша и Кадиша. Старшая дочь Зюлейха впоследствии была выдана замуж за потомка известного мурзы, полковника Александра Тевкелева, жившего в Оренбурге.
Жангир завещал ханский титул старшему сыну от второго брака Сахиб-Гирею (1830-1847). Однако после его смерти ханская власть в Букеевской орде была официально упразднена царским правительством, и его законный наследник не был возведен в ханы.

Из книги Ирины ЕРОФЕЕВОЙ
«Казахские ханы и ханские династии
в XVIII — середине XIX веков

Новости "АВ"