«WELCOME TO HERAT!»

25 декабря исполняется 30 лет со дня ввода советских войск в Афганистан. Как начиналась эта трагедия? Что стало первопричиной войны, которую многие историки, политики и социологи называют началом конца СССР? Как восприняли ввод советских войск в чужую страну простые солдаты? Что они чувствовали тогда и какое место занимает Афган в их жизни сейчас?

Плакатом с надписью, вынесенной в заголовок, «Добро пожаловать в Герат» встретил Афганистан младшего сержанта Амангельды Токмурзина 29 декабря 1979 года. Призываясь в ноябре 1978 года в армию, житель села Богословка Алгинского района и предположить не мог, что большую часть своей службы он проведет в чужой южной стране в условиях настоящей войны…

«Об Афгане мы догадывались…»

Сначала была служба в Казахстане – учебка в школе сержантского состава в Отаре, затем танковый полк в Усть-Каменогорске. А в июле 1979 года их подразделение перебросили в Туркмению, в Иолатань – вблизи южной границы. Уже в дороге, рассказывает Аман, в солдатской среде говорили о возможной конечной цели их передислокации – Афганистане. По прибытии на новое место слухи обрели более зримые очертания – их ждала находящаяся здесь на хранении техника целого мотострелкового полка. Сразу же начали формировать экипажи машин и ставить технику на боевой ход.

…Их подняли неожиданно. 27 декабря мотострелковый полк, в составе которого был младший сержант Токмурзин, выдвинулся своим ходом к Кушке и, перейдя границу, 29 декабря вошел на территорию Афганистана.

Газеты Советского Союза сообщали тогда о введении ограниченного воинского контингента в дружественную соседнюю страну по просьбе афганского руководства. Политики и все СМИ Запада назвали ввод агрессией.

Заложники и жертвы

СССР, став политическим союзником Афганистана, стремился усилить свое влияние в этом регионе. Запад же всячески старался противостоять распространению «коммунистической угрозы». Так Афганистан в очередной раз в истории стал заложником, а простые солдаты – жертвами классовой борьбы.

Апофеозом развития событий во внутриафганской политической жизни стал раскол в правящей Народно-Демократической партии Афганистана (НДПА). В стране фактически началась гражданская война. Из-за диверсионно-террористических действий контрреволюции погибли десятки тысяч афганских граждан, активисты НДПА. Тем временем еще более усилились трения между лидерами партии. В сентябре 1979 года в НДПА, в революционном совете, в армии и в правительстве власть полностью взял в свои руки Хафизулла Амин.

Как позже выяснилось, 8 октября 1979 года по приказу Х. Амина был убит лидер революции Нур-Мухамед Тараки. Официально о его смерти объявили лишь 10 октября 1979 года, причиной смерти был назван сердечный приступ.

12 декабря 1979 года руководством СССР было принято решение о вводе в Афганистан ограниченного контингента советских войск и о физическом устранении Амина.

25 декабря 1979 года по приказу министра обороны СССР Д.Ф. Устинова начался ввод советских войск в Афганистан.  Две группы спецназовцев КГБ успешно осуществили штурм дворца Амина, сам он был убит.

Миссия в Герате

Как Амангельды воспринял поход в чужую страну? Да никак. Для военных людей, дававших присягу Родине, было долгом выполнять приказы. И если они пришли на чужую землю, то это оправдывалось помощью, которую попросило афганское правительство от имени народа, чтобы защитить свои завоевания. Более понятно было и такое объяснение: «мы здесь, чтобы капиталисты первые сюда не залезли». Так что моральных угрызений выполнение интернационального долга ни у кого не вызывало.

Отношение же самого народа к советским солдатам было разное. При въезде в страну колонну обстреляли. «Гостей» местные жители, стоя у дороги, кое-где радостно приветствовали, а некоторые, бывало, откровенно показывали недвусмысленный жест, проводя большим пальцем по горлу…

Выполнение интернационального долга состояло в охране аэропорта, мостов, базы в Тургунди и спецоперациях.

– Я, думаю, что афганцы без нас по-своему хорошо жили, – говорит Амангельды. – У них ведь свой уклад. Пашут, торгуют, чтобы прокормиться. Они воевали с нами так же, как бы и мы с ними воевали, если бы они к нам пришли. Мне пришлось видеть смерть. Но это война. Они стреляют в тебя, ты стреляешь в них. Ничего хорошего в этом нет. Особенно если тебе 19 лет.

Война и Новый год

Через два дня после того, как они вошли в Афганистан, наступил Новый год. Там привычной для нас  новогодней суеты не было. И дело было не только в войне – в этой стране другое летоисчисление. А война свой отпечаток, конечно, наложила: Новый год Амангельды встретил в танке, под обстрелом душманов в 500 метрах от Герата. И этот Новый год  навсегда останется в его жизни, как самый необычный и суровый.

– В 12 часов ночи прибежал Женька Печенкин, он родом из Воронежа. Стучит по броне. Передает мне 4 кусочка сахара и сок в солдатской фляжке. Поздравили друг друга. По рации своих бойцов поздравили. Сказать честно: в сок что-то крепкое добавили тогда ребята…

Встреча с земляками

Осенью 80-го Амангельды с ребятами охраняли мост в Герате. Стояли с двух сторон, чтобы не подорвали переправу. На автомашинах «Газ-66» подъехали солдаты, вроде бы артиллеристы. Они приехали с офицерами и стали глушить рыбу с моста. Гранаты бросают в реку, а потом вылавливают рыбу. Как водится, расспросили их. Двое из ребят оказались актюбинцами. Обнялись: «Земеля! Откуда?». Выяснилось, что они жили на Ленинском проспекте, в районе кинотеатра «Октябрь», дембель через полгода после Амана. Ребята дали адреса, попросили заехать домой, передать привет матерям. До сих пор Аман жалеет, что та бумажка с адресами осталась в комбинезоне, который у него отобрали при отправке, и он не смог выполнить просьбу ребят. Он и имен их сейчас не помнит. «Если те ребята живы и здоровы и прочтут эту статью, вспомнят встречу на мосту в Герате и откликнутся – было бы очень здорово!», – говорит афганец.

Эх, молодость, молодость…

В 19 лет Амангельды Токмурзин командовал четырьмя экипажами. Но признается, что по молодости делал глупости и даже чуть не погиб из-за этого. Как-то они стояли в Тургунди и за 35 километров ездили на автомашине «Урал» за горячим питанием. По дороге их часто обстреливали. Аман решил перехитрить засаду. Взяв в кузов на одного человека больше, он, в том месте, где их обстреливали, незаметно спрыгнул и спрятался в песках. У него было 4 рожка – это 120 патронов, две гранаты и сигнальная ракета. План был такой: при обстреле нашей машины напасть на засаду с тыла и при помощи товарищей уничтожить врага. Времени до возвращения машины было еще много. Тут подъехали два мотоцикла «ИЖ» с шестью бандитами. Нашей машины все нет. Даже если бы она пришла, соотношение сил было не в пользу ребят. Если же афганцы обнаружат его до приезда своих, то шансов спастись у Амана было еще меньше. Что он один против них? Но, к счастью, душманы изменили свои планы и уехали, чтобы встретить  «Урал» чуть позже. Зная их численность, решили не отстреливаться, а с ходу проскакивать зону обстрела. Задумка удалась. В ходе маневра пришлось даже проехать сквозь стадо скота, которое пастухи решили перегонять через дорогу именно в этот момент. Когда прибыли на место, то увидели, что вся кабина изрешечена пулями. Но, главное, никто не пострадал. Только потом Амангельды понял всю опрометчивость своего поступка.

И еще случай. Как-то он и еще один казах по имени Джумабай из Туркмении проследили и после продолжительной погони задержали афганца, при котором был армейский цинковый ящик с патронами. Когда вели того в расположение части, то, переговариваясь друг с другом на казахском языке, в шутку сказали, что расстреляют его. На что их пленник заговорил на казахском: «Не стреляйте!». Оказалось, что он тоже казах, из рода адай, кстати, из того же подрода, что и Джумабай. Его родители ушли в Афганистан из Союза после Октябрьской революции. Он рассказал, что патроны им куплены и они для него – просто товар, который он перепродает. Поведал о том, что в их стране, в провинции Кундуз, живет очень много казахов. Солдаты пообщались немного со своим братом по крови и отпустили его на все четыре стороны.

Узнай об этом случае особый отдел, замполит – последствия были бы самые серьезные, но Амангельды о своем поступке нисколько не жалеет.

Льготы и награды

Медали и ордена он не получал. Кроме юбилейных. Первых «афганцев» этим не жаловали. «Откровенно говоря, там была разнарядка – представляли к награде, например, четырех русских, двух украинцев, одного узбека, одного казаха, – говорит Амангельды. – Тогда в начале 1980 года про Афган много не говорили и особо не награждали. Моя главная награда – то, что я живой пришел, там себя нормально вел, и никто из ребят не скажет, что я трусом был.

Льготы нам только с 83-го года стали давать. Сейчас наш аким льготы ребятам предоставил, каких в других областях нет – молодец, уважаю. Я ничего себе никогда не просил. Руки-ноги целы – хорошо. Дом себе построил сам. Помогать надо тем, кто пострадал, инвалидам. Им нужна реальная помощь».

Добавим, что наш герой отслужил в Афгане ровно один год и в конце декабря 1980 года демобилизовался.

Потом Токмурзин пошел работать в милицию, дослужился до заместителя начальника Алгинского РОВД и в звании майора в 45 лет вышел на пенсию. У него крепкая семья, трое детей. Фильмы об Афгане он не любит, но считает, что показывать их надо. Чтобы молодежь знала об этом и ценила жизнь.

Мирал ДЖАРМУХАМБЕТОВ

Редакция благодарит за помощь в подготовке материала историка, почетного работника образования РК
А. САМАРБАЕВА

С 25 декабря 1979 по 15 февраля 1989 года через горнило афганской войны прошли более 620 тысяч солдат и офицеров.

22 тысячи 269 казахстанцев участвовали в афганской войне. На поле боя Казахстан потерял 924 воина. Более 1 тысячи вернулись инвалидами, 21 солдат пропал без вести.

В Афганистане погибло более 15 тысяч советских солдат и офицеров, 35 тысяч ранено, более 300 пропало без вести.