Амангельды АЙТАЛЫ: «В лучшем случае я – преподаватель философии»

Накануне 80-летнего юбилея доктор философских наук, профессор, академик Академии социальных наук РК Амангельды Айталы поделился размышлениями о студентах, профессии, науке.

Первый вопрос, который мы задали профессору, касался студентов советского периода и нынешних. В чем отличия? Чем похожа молодежь разных времен?
– Я учился в Гурьевском пединституте, на специфическом отделении «русский язык и литература в национальной школе». Там работали ученые из Украины, России, разных городов Казахстана. Правда, они долго не задерживались. Была прекрасная биб­лиотека. Библиотека делает студента, если он, конечно, читает, таким же успешным, как и студентов ведущих столичных вузов. Сегодня студенты сравнительно мало заглядывают в библиотеку. Современные молодые люди информированы значительно лучше. Есть такое понятие, как «клиповое сознание». Знают много фактов, информации, но эти отрывочные знания в конечном счете формируют поверхностное знание.
Этому способствует и организация образования. Экзамены принимает компьютер, студент отвечает на вопросы тестов, знает даты, цифры, определения категорий, понятий, но не более. Он не понимает причинно -следственных связей и отношений. Не так давно во многих вузах поступающие в магистратуру абитуриенты провалились на экзаменах. Причины кроются в школьной подготовке, в качестве образования бакалавриата.
Раньше, когда не было интернета, студенты искали литературу, читали, анализировали, потом писали рефераты, курсовые, дипломные работы. Сейчас все скачивается из интернета, вплоть до диссертации. Потому хромает грамотность, много орфографических ошибок. Да и устная речь страдает косноязычием. Я далек от мысли дать обобщающую картину обо всех студентах, но проблем немало. Есть еще одно обстоятельство. Советским студентам выдавали стипендию, они учились так, чтобы ее получить. Сегодня такого стимула почти нет. Советские студенты знали, что они будут работать по специальности, сегодня выпускникам не очень просто получить работу по специальности. Вакантных мест меньше, чем мы выпускаем специалистов. Но сегодня студенты могут выбрать те или иные курсы по своему желанию, они более раскованные, смелые.

– А если сравнить научную атмосферу советского и постсоветского времени?
– В советское время обществоведы были на идеологической диете. Диссертации, монографии выполнялись строго в жестких рамках идеологии того времени. Нельзя было сделать шаг влево, шаг вправо. Нужно было смотреть только в одно окно – марксистско-ленинское. Я долгие годы работал в Москве, библиотеке имени Ленина. Это была самая богатая библиотека не только в СССР, но и в мире. В процессе работы ознакомился с работами евразийцев П. Савицкого, Н. Трубецкого. Они в 1927 году предсказали крах СССР, искали новые пути интеграции.
Для евразийцев понятие «национализм» было нейтральным, они говорили, что национализм – это сосуд, который можно наполнить и медом, и ядом. Для них это конкретно-историческое понятие, а для советской идеологии – только яд. Ф. Достоевский, предвосхищая мысль евразийцев, писал: «В Европе мы были приживальщики и рабы, а в Азию явимся господами. В Европе мы были татарами, а в Азии и мы европейцы». Эти мысли актуальны и сегодня.
Мне московские профессора говорили: «Евразийцы, может быть, и интересны, оставь их для себя», «Ты хочешь быть доктором наук, тогда пиши по-нашему». Поэтому наши диссертации по большей части скучные, малоинтересные.

– Тяжело ли было после такого тотального господства социалистической идеологии перестраиваться к новой ситуации?
– Да, это было непросто. Обществоведам трудно было адаптироваться к идеологическому и политическому плюрализму, не впадая в крайности. Но мы имеем возможность ознакомиться с трудами западных философов, запрещенных в советское время, казахских мыслителей первых десятилетий ХХ века. Переводились и переводятся учебники с иностранного языка на казахский. Так мы переосмыслили многое, начали мыслить по-другому. При этом Маркс все равно остается одним из выдающихся мыслителей.
Я думаю, что подлинному обновлению более близко молодое поколение. Старое поколение еще несет в себе идеи культа личности, застоя, все еще есть ностальгия по прежним временам. Не по репрессиям, конечно, а по партийным установкам, единой идеологии. Может быть, этому дают повод проблемы сегодняшней нашей жизни. Как бы то ни было, идет обновление мышления, культуры, психологии общества.

– Амангельды Абдрахманович, вы известны как общественный деятель, избирались в Мажилис Парламента РК. В современном обществе складывается мнение, что депутатский корпус – слабое звено в политике. Что вы скажете на это?
– Я не защищаю, но и не критикую, хочу просто проанализировать ситуацию. Депутатами недовольны не только у нас, но и во многих других странах мира. В чем причины недовольства у нас?
Многое зависит от личности каждого депутата, его интеллектуального уровня, жизненного опыта, профессии, гражданской позиции. Не все мы соответствовали этим качествам. Не все были довольны и мною. Это естественно.
Особенно важна гражданская позиция. Знаю одного депутата, смелого бойца, прошедшего войну. Но в политике он старается угодить власти, думает о грядущих выборах, желая остаться депутатом на следующий срок. К тому же наша избирательная система по партийным спискам позволяет отбирать тех, кто «спокоен», кто доказал это на государственной службе.
Среди депутатов немало бизнесменов, формально они переоформляют бизнес на членов семьи, но фактически продолжают им заниматься. Такому человеку невыгодно выступать против правительства, против контролирующих органов.
Депутаты не используют те полномочия, которые им даны. Они могут утверждать или не утверждать премьер-министра, министра, отправить в отставку правительство. Но не было такого случая, чтобы они воспользовались данными правами. В свое время в результате острой дискуссии по земельному вопросу мы отправили в отставку Премьер-Министра Тасмагамбетова.

– Философия – понятие абстрактное. Когда вы представляетесь новым знакомым, возникают ли вопросы, связанные с вашей профессией? Как в двух словах вы можете объяснить то, чему посвятили свою жизнь?
– Возьмем просто слово «философ». Кого можно назвать философом? Это непростой вопрос. Необходимо четко различать философов и преподавателей философии, научных работников в этой области.
Например, есть писатель и есть литературоведы, которые изучают его творчество. Схожая картина и в философии. Сегодня «философов» развелось много, печатают книги за собственные деньги. До недавнего времени получить степень доктора, кандидата наук по философии было нетрудно. Поэтому отношение к преподавателям, ученым не всегда уважительное. Но одно ясно: в лучшем случае – я преподаватель философии. Успехи мои скромны, стараюсь просвещать людей, пишу научно-популярные работы.

– Назовите три основные проблемы в стране, над которыми следует задуматься в первую очередь?
– 2 сентября Президент страны Касым-Жомарт Токаев в Послании народу Казахстана обозначил жизненно важные проблемы казахстанского общества. Назову одну из них – политическую модернизацию. Мы сегодня отходим от формулы «сначала экономика, потом политика». Мы говорим: «и экономика, и политика». Президент отметил: «Успешные экономические реформы уже невозможны без модернизации общественно-политической жизни страны». Он говорит о концепции «слышащего государства», государства, которое оперативно и эффективно реагирует на конструктивные запросы населения. Поэтому создан Национальный совет общественного доверия.
Центральное понятие здесь – доверие. На доверии держится вся общественная жизнь: доверие народа к власти, власти к народу, доверие в семье, доверие людей друг к другу, отсутствие подозрительности в межнациональных и межрелигиозных отношениях. Доверие в межгосударственных делах – это драгоценный, прежде всего нравственный, а также экономический капитал. Его нельзя выразить в каких-либо денежных выражениях. Ведь если вкладчики какого-либо банка, не доверяя ему, уйдут в другой банк, то первый потерпит банкротство. Также важно доверять народу, власти, президенту, правительству, армии, полиции, национальной валюте, банкам, внутренней и внешней политике. На основе доверия и согласия общество может решить любые проблемы. В последнее время наблюдались негативные проявления недоверия полиции, государственным служащим из-за коррупции. Это можно наблюдать и среди студенческой молодежи. Интеллектуальный и нравственный потенциал современного казахстанского общества вселяет уверенность в наше спокойное будущее.

Блиц-интервью

– Ваша настольная книга?
– Их много. Но, когда устаю, читаю еврейские анекдоты: и смешно, и умно.
– Ваш девиз, жизненное кредо?
– «Сын, почитающий лишь своего отца, – недруг народу, сын народа – и твой друг» (Абай). Это гуманистический принцип всего человечества.
– Любимая музыка?
– Казахские кюи.
– Любимый город?
– Актобе. Особенно много в этом городе уважаемых мною людей.
– Любимое место в Актобе?
– Район мечети «Нұр Ғасыр» и церкви.
– Водите ли вы машину?
– Нет. Я езжу на такси, это и дешевле, и удобнее.
– Ваше любимое блюдо?
– Человек я неприхотливый, но приходится соблюдать диету. Поэтому все, что готовит мне супруга, ем с удовольствием.
– Любите ли вы домашних животных?
– В детстве много возился с кошками, собаками. Потом возможности не было. В городской квартире много неудобств и для домашних животных, и для людей.
– Бог есть?
– Вопрос философский. Поскольку жанр требует короткого ответа, то да.
– Что выше – духовность или физическая составляющая человека?
– Конечно, духовность. В здоровом теле не всегда обитает здоровый дух. Что творили физически здоровые фашисты или террористы…
– Кто для вас самый родной человек?
– Мама. Я ее часто вижу во сне, сверяю свою жизнь с ее наставлениями.
– Семья – это…
– …тихая бухта в моей не всегда спокойной работе, особенно в депутатские годы. Да и сейчас.
– Вы счастливый человек?
– В моей жизни были и потери, и приобретения, но последних больше. Поэтому говорю, что я сегодня счастлив. Что мне готовит судьба завтра, неведомо никому, кроме Бога.
– Для чего мы приходим в этот мир?
– Творить добро.

Гульсым НАЗАРБАЕВА