Болевые точки фермеров

Очередной круглый стол, организованный областными газетами «Актюбинский вестник» и «Ақтөбе» в «Баспасөз үйі», был посвящен развитию животноводства. К обсуждению темы были приглашены первые руководители госорганов и финансовых институтов, курирующие данную сферу и созданные государством для ее поддержки, а также представители общественных организаций и фермерских хозяйств. Единственным действующим фермером оказался руководитель КХ «Аслан» из Хромтауского района Жумабай Бекмагамбетов, который рассказал о деятельности своего хозяйства. Он и обозначил основные моменты, которые волнуют не только его, а в целом всех животноводов.

Справка «АВ»
По данным РПП «Атамекен», производственные мощности в Актюбинской области имеет только молочнотоварная ферма ТОО «Айс», которая и получает субсидию на заготовку кормов. В регионе есть 10-15 хозяйств, которые доят около 50 коров, но помощь от государства полагается тем, у кого более 600 голов. Согласно анализу той же РПП, импорт молока в Актобе составил 491 тонну, экспорт – 103 тонны.

Корма: выход есть?
В созданном в 2001 году в местности Карлау Богетсайского сельского округа крестьянском хозяйстве «Аслан» на сегодня имеется около 600 голов КРС, из них 70 племенные, 2 тысячи овец и 200 лошадей. По словам Жумабая Бекмагамбетова, нынешний год выдался засушливым, что отражается на работе. У хозяйства почти 3,5 тысячи гектаров земли, но они непригодны для сенокоса: нет травостоя. Приходится косить по оврагам и берегам водоемов.
– Считайте, что сена почти нет, поэтому сейчас заняты в основном кормозаготовкой, – признался животновод.
К слову, данный вопрос поднимают и читатели «АВ». Письмо жителя села Комсомольское Гафу Меймана «Куда скачут цены?», опубликованное в нашей газете в одном из прошлых номеров, было представлено участникам круглого стола. Последние хорошо осведомлены о ценах. По их данным, на рынке стоимость тюка сена доходит до 500-600 тенге, рулона – до 7 тысяч тенге.
Ситуацию прокомментировал руководитель отдела животноводства управления сельского хозяйства Панабек Бимуратов:
– Мы до сих пор зависим от климатических условий, однако время диктует выход из ситуации. Здесь сидят представители двух финансовых институтов, через них можно приобрести по льготному кредитованию дождевальные установки. Вместо 3,5 тысячи гектаров можно заняться орошением на площади 150 га. Для этого достаточно купить две установки, а потом продавать излишки сена. В противном случае вообще можем остаться без скота. Крестьяне массово начнут забивать скот из-за нехватки кормов, цены на мясо упадут, что в конечном счете приведет к резкому уменьшению численности скота и к кризису отрасли.

Субсидии с задержкой
– Другая проблема – запоздалая выплата субсидий, – обозначил еще одну болевую точку фермер.
Руководитель отдела животноводства управления сельского хозяйства не стал скрывать: задержка частичного возмещения затрат случилась из-за бюрократических проволочек в профильном министерстве.
– В бюджете есть необходимые средства, и они выплачиваются согласно поступившим заявкам. В августе полностью будет погашена задолженность перед фермерами, – заверил Панабек Бимуратов.
Кстати, один из крупных фермеров региона, которого также пригласили на круглый стол, не смог приехать из-за занятости. Несмотря на это, директор ТОО «Степное» Амангос Тулеуов отправил участникам письменный вопрос, где изложил проблему: он не может получить субсидии на приобретенные 100 голов быков-производителей.
Выяснилось, что откормочным площадкам насильно навязали племенное преобразование и площадки у ТОО «Степное» не соответствуют предъявляемым требованиям. Как пояснил руководитель отдела АНК РПП «Атамекен» Сагынгазы Курманалин, по критериям откормочные площадки должны иметь твердое покрытие.
– Это единственный несоответствующий момент. Если комиссия даст положительное заключение, то завтра нагрянет проверка, которая заставит вернуть казенные деньги. Вдобавок заподозрят чиновников в коррупции и полетят головы. Забетонируй Амангос ага 1,5 тысячи квадратов, и вопрос был бы исчерпан, – отметил представитель палаты предпринимателей.

Шкурный интерес
Помимо этого, животновод сетует на то, что шкура и шерсть животных сегодня никому не нужны. К примеру, у него на данный момент скопилась шерсть двух тысяч овец.
– Если честно, не могу даже сжечь ее. Она не горит, даже если обольешь соляркой, – разводит руками Жумабай Бекмагамбетов.
Здесь в дискуссию вступил председатель комиссии по экологии и недропользованию общественного совета Кельдибай Еспагамбетов. Выяснив, что поголовье мелко-рогатого скота в регионе достигает 1,4 миллиона овец, общественник задал вопрос:
– Если можно стричь хотя бы 1-1,5 кг шерсти с каждой овцы, то сколько тонн получается-то всего?! Куда девается все это? Ведь 45% рентабельности овцеводства зависит от продажи его шерсти.
– 400 тонн сырья отправляется в Татарстан. Около 300 тонн в прошлом году отправили в Атырау, но в этом году спроса нет, – ответствовал Панабек Бимуратов. – Цена не выдерживает никакой критики, не превышает 50 тенге за кг, а стрижка каждого барана обходится в 200-500 тенге. Такие услуги оказывают целые бригады. Помимо этого, запретили вывоз шкур.

На одни и те же грабли
– А почему не организовать закуп молока из личных подворий? На базаре оно стоит 200 тенге за литр, – не унимался Кельдибай Еспамагамбетов.
Как заметила заместитель директора фонда финансовой поддержки сельского хозяйства Алия Жолдасова, во всем виновата ценовая политика. Индивидуальным хозяйствам невыгодно продавать молоко по низкой цене. В 2017-18 годы по области их заемщики приобрели молоковозы, молокоприемные танки, а также кредитовалось открытие убойных цехов. На деле они не работают на полную мощность, хотя крестьяне выплачивают кредиты.
По мнению ветерана сельского хозяйства Койшыбека Аминова, отчасти здесь вина и самих жителей, которые сдавали вчерашнее прокисшее молоко или же разбавляли его водой. Хотя при приеме на месте должны определять жирность и кислотность продукции.
Сагынгазы Курманалин причиной называет низкую закупочную цену – 92 тенге за литр. Учитывая транспортные и другие расходы, сельскохозяйственный производственный кооператив (СПК) должен приобретать молоко у населения за цену еще ниже.
– Естественно, населению невыгодно, ведь на базаре его молоко забирают по 200 тенге, – говорит Курманалин. – «Атамекен» был против закупа молоковозов, потому что на них не было спроса. Взамен мы просили тракторы для сенозаготовки, в которых была потребность. До СПК образовывались сервисно-заготовительные центры (СЗЦ), которые тоже не заработали. Мы повторили эту же ошибку.
Участники круглого стола едины в одном: не всегда при принятии гос­программ проводится тщательный анализ.
– Почему-то мы не спрашиваем у самого фермера, что требуется и какая помощь необходима для развития его хозяйства, – признались они.

Проблема № 1
– Но проблемой № 1 в сельском хозяйстве остается нехватка трудовых ресурсов. У меня работают молодые специалисты-ветеринары, выпускники местного сельхозколледжа. Но у нас нет механизаторов и скотников. Из местных жителей пасти овец и коров соглашаются единицы, – снова разводит руками руководитель КХ «Аслан» Жумабай Бекмагамбетов.
Чуть ли не единственным выходом из ситуации, по его мнению, является привлечение работников извне, из-за границы, хотя бы на сезонные работы. Здесь фермер имел в виду граждан Узбекистана. Оказалось, государство дает квоту для привлечения иностранцев почти для всех отраслей, но не сельского хозяйства. По данным участников круглого стола, за нарушение правоохранительными органами были привлечены к ответственности ряд руководителей хозяйств в Кобдинском районе.
– Разрешена трудовая миграция для физических лиц, но для этого требуется конкретный адрес, где мигрант будет трудиться. Попробуй указать точный адрес фермера, который работает на поле. Вопрос нами поднимается с прошлого года, – говорит руководитель отдела РПП «Атамекен» Сагынгазы Курманалин. – В этом плане надо признаться, что соседняя Западно-Казахстанская область идет на шаг вперед. Они узаконили гастарбайтеров для КХ, и, к сожалению, актюбинцы не могут похвастаться положительными результатами решения проблем. Местное управление занятости населения и социальных программ на наше обращение вроде пошло навстречу. Но на днях узнали, что правительство РК решило расширить перечень запрещающих рычагов для сезонных работников. Хотели добиться одного, на деле происходит наоборот.
– Но, согласитесь, люди покидают аул. В прошлом году собирали заявки. Потребность работников (не квалифицированных специалистов, а людей без образования) для всего сельского хозяйства по Актюбинской области составляла 600 человек, – привел данные Курманалин.
Помимо этого, представитель «Атамекена» одной из причин дефицита скотников называет нежелание людей идти на такую работу.
– Если наши не хотят работать, привлечем со стороны и создадим здоровую конкуренцию. Тем более у наших фермеров есть большой потенциал зарабатывать, – считает Сагынгазы Курманалин.
У Койшыбека Аминова свое видение наболевшей темы.
– Общество допустило ошибку лет 20 назад, – сказал ветеран. – Не удивлюсь, если через лет 15 исчезнет само животноводство. Прививать любовь к домашнему животному, скоту надо чуть ли не с пеленок. Был период, когда в старших классах преподавали «Основы животноводства». Также организовывались комсомольско-молодежные бригады. Из десяти членов бригады некоторые оставались пасти скот. Сейчас о животноводстве может не знать само руководство. За примерами далеко ходить не надо. Животноводческие районы возглавляют инженеры, педагоги. Не могут требовать или помочь, потому что сами не разбираются в тонкостях этой отрасли. В итоге страдают фермеры, которым надо ставить памятники.
– Люди не идут работать, потому что они социально не обеспечены. Был период, когда профессия чабана была в почете. Их одаривали дефицитными товарами, вплоть до автомашины. Дети при поступлении в вузы пользовались льготами. Сейчас такой механизм не рассматривается даже по линии государства.
Пенсионный возраст – 63 года, а вы представьте женщину-доярку в таком возрасте. Какая производительность, какая отдача от нее? Полагаю, надо предусмотреть ранний выход на пенсию. Ведь животноводство тоже является вредным производством. У чабана нет выходных, нет у него восьмичасового рабочего дня. Он 365 суток в году занят на производстве. Попробуй оставить скот на пару дней без присмотра, – дополнил Сагынгазы Курманалин.
– Я чемпион области по разведению едильбаевской породы, но со мной не была организована ни одна встреча с выпускниками школ или колледжей на уровне района или области. Не могу сказать за всех, но кто-то из молодежи после нашей встречи понял бы, что можно подождать с вузовским дипломом, учебой за счет родителей и зарабатывать посильным трудом у себя дома, в родном ауле, – с досадой говорит Койшыбек Аминов.
Но в то же время не все так плачевно. Собеседники отмечают, что в последнее время некоторые бизнесмены из города возвращаются в аулы и инвестируют в сельское хозяйство. Предприимчивые люди начали понимать, что они сами могут производить экологически чистый продукт.

Цифры говорят
На начало года в Актюбинской области насчитывалось 450 тысяч голов КРС, из них 250 тысяч – маточное поголовье. 95% скота – мясного направления. Всего 7,5 процента КРС являются племенными. В планах довести данный показатель до 10%.

Здоровое стадо

Наряду с этим за круглым столом обсуждались и другие ключевые моменты развития животноводства. К примеру, растет число крестьян, начавших понимать выгоду искусственного осеменения. Поддерживает данное направление и руководитель территориальной инспекции ветеринарного контроля Темирбек Нуртазин, так как с ветеринарной точки зрения это чистая процедура.
– Бык в стаде – разносчик всяких болезней. К примеру, одно животное может заразить целое стадо. Ряд крестьянских хозяйств относятся к своим обязанностям небрежно, запуская в стадо непроверенного быка. Сами знаете, бруцеллез – бич нашей области. Помимо этого, люди продают или дарят скот без ведома ветеринара, – говорит Темирбек Нуртазин.
Алия Жолдасова указала на то, что не всегда индивидуальные хозяйства указывают точное количество скота в личном подворье. А незарегистрированный скот санобработку и вакцинацию не проходит.
В плане породного преобразования стада Койшыбек Аминов категорически против завоза скота из дальнего зарубежья. Главный аргумент аксакала – неадаптированность к нашему климату.
– Импорт скота – требование Минсельхоза, хотя нам выгоднее, чтобы фермеры не выезжали никуда. Ведь расходы по транспортировке ложатся на их плечи. Вопрос поднимался не раз, и сейчас разрешили покупать у себя. Правда, окупается не сразу: покупают скот в возрасте 12-14 месяцев, а приплод получают через 20 месяцев. Погашать кредиты ему требуется раньше, – пояснила представитель фонда финансовой поддержки сельского хозяйства.
– Для закупа местного скота, кроме «Сыбаға», можно использовать другие программы. Проблема заключается в другом: на территории области мало осталось племенного скота. К примеру, у ТОО «Байтерек» продан весь племенной скот, остались только телята 2019 года. В Казахстане нет столько поголовья скота, чтобы обеспечить всю потребность, – дополнила заместитель директора АОФ «Аграрная кредитная корпорация» Динара Абаева.

Абат КАРАТАЕВ

Фото Хайредена РАУШАНОВА