Будущее начинается сегодня

​В программе «Взгляд в будущее. Модернизация общественного сознания» Елбасы Нурсултан Назарбаев одно из главенствующих мест отводит культу знаний: «Культ образования должен быть всеобщим. И тому есть жесткая и ясная причина. Технологическая революция ведет к тому, что в ближайшие десятилетия половина существующих профессий исчезнет. Такой скорости изменения профессионального облика экономики не знала ни одна эпоха. И мы вступили в эту эпоху. В таких условиях успешно жить сможет только высокообразованный человек, который может относительно легко менять профессию благодаря высокому уровню образования». Насколько глубоко мы понимаем эту проблему, как пытаемся уже сейчас находить подходы к выбору профессий будущего – на эту тему рассуждают участники «Эксперт-совета», приглашенные к разговору «Казахстанской правдой».

Ведущий «Эксперт-совета»:

– В обществе на всех уровнях говорят о переизбытке и в то же время о дефиците кадров. Что делать для того, чтобы сбалансировать рынок труда, чтобы не было перекосов в подготовке кадров и вузы не готовили не нужных экономике специалистов? Что такое несуществующие профессии и как к ним готовиться? Мы попытаемся ответить на эти и другие вопросы. Но для того, чтобы прочувствовать важность проблемы, нужно понимать, какие изменения ожидают казахстанский рынок труда в ближайшие 10–20 лет, как в связи с ними перестраивать кадровую политику. Предоставим слово нашему первому эксперту.

Ербол Оспанов, президент АО «Центр развития трудовых ресурсов» Министерства труда и социальной защиты населения:

– По последним расчетам, при сохранении основных показателей демографии и экономической активности на уровне 2018 года численность рабочей силы в Казахстане составит к 2030 году порядка 9,5 миллиона человек, а к 2040 году – уже 10,5 миллиона. Эта оценка представляется, скорее, консервативной, поскольку опять-таки повышение пенсионного возраста для женщин, завершающееся в 2027 году, означает, что в трудоспособном возрасте будут находиться на 500 и 550 тысяч женщин больше, чем при отсутствии этого повышения.

Это что касается количественных показателей рынка труда. Если же говорить о качественных показателях, то мы в первую очередь в связи с дальнейшим ростом экономики и технологической модернизацией предприятий ожидаем роста спроса на квалифицированный труд. Также мы ожидаем дальнейшего развития гибких форм занятости, которое позволит создать для населения дополнительные возможности трудоустройства и возможности для получения дополнительного дохода, а также обеспечить подходящими рабочими местами отдельные группы населения, в первую очередь молодежь, женщин, людей предпенсионного возраста и людей с ограниченными возможностями.

Сегодня на электронной бирже труда всего 4 вакансии с работой на дому, более 3,6 тысячи вакансий для молодежи, и на 450 вакансий работодатели готовы принять работников с ограниченными возможностями.

На самом деле изменений в ближайшие 20 лет произойдет столько же, а может даже, и больше, чем за аналогичный прошлый период. Следует также учитывать, что при продолжающейся интеграции с Евразийским экономическим союзом рынок труда Казахстана можно рассматривать уже не как существующий сам по себе, а как часть значительно более крупной экосистемы рынка труда. Сегодня необходимо отойти от привычной модели, в которой человек 15–20 лет тратит на обу­чение, 30–40 лет – на работу, а после выходит на пенсию.

К тому времени, как студенты заканчивают вуз, колледж и присоединяются к рабочей силе, многие из приобретенных ими навыков уже устаревают. Это значит, что для поддержки актуального уровня квалификации нужно придерживаться принципа «обучения в течение всей жизни» наравне с работой. В Казахстане же пока только 3,4% работников охвачены дополнительным образованием.

В связи с этим крайне важно, чтобы система образования и профессиональной подготовки была гибкой и отвечала глобальным трендам подготовки молодых кадров и повышения квалификации действующей рабочей силы.

Выбор будущей профессии зависит от индивидуальных наклонностей и потенциала. Вряд ли имеется смысл обучать прирож­денного проектировщика тонкостям изящной словесности, и наоборот. Кроме того, осознанный выбор профессии, как считается, содействует производительности и эффективности человеческого труда. Сейчас во Всемирной паутине можно найти информацию практически по любому вопросу, в том числе связанному с описанием профессий.

Другой вопрос: насколько эта информация полна и достоверна? Не уверен, что школьная программа допускает введение уроков профессиональной ориентации – она и так достаточно насыщена. Кроме того, насильственное насаждение «любви» к той или иной профессии к хорошему не приводит. Представьте себя на месте одиннадцатиклассника, к которому после 7 уроков приходит уставшая женщина средних лет и начинает рассказывать про то, как хорошо быть учителем, врачом или строителем. Перспектива, честно говоря, не очень радужная.

Вместо этого представляется, что создание всеобъемлющего ресурса, посвященного обзору профессий и их перспективам, и распространение его среди широких масс населения, то есть не только школьников, с хорошим наполнением аналитической информацией принесет больше пользы, чем описанная выше ситуация.

Мы предполагаем, что создание подобного ресурса возможно в рамках проекта «Найди себя». Проект представит собой свод наглядной и полноценной информации о профессиях рынка труда страны, их текущей чис­ленности и востребованности, уровнях дохода в национальном и региональных разрезах. Он даст понимание о характере профессий, а также проинформирует о возможностях обучения и имеющихся вакансиях.

Вся информация проекта будет размещена в открытом доступе онлайн на базе электронной биржи труда, что позволит неограниченному числу молодых казахстанцев получить беспрепятственный доступ ко всей информации и сформировать четкое понимание о перспективах своей будущей профессиональной деятельности. Проект будет содействовать балансу занятости за счет информирования молодежи о состоянии рынка труда в разрезе конкретных профессий. Аналогичные проекты широко используются во многих странах и уже доказали свою эффективность.

Сегодня на электронной бирже труда размещен простой и общедоступный профориентационный тест Джима Баррета, и молодые люди, еще не решившие, с какой профессией связать свою жизнь, с помощью него могут определить наиболее близкие им профессии. Этим тестом уже воспользовались более 62 тысяч раз.

Ведущий «Эксперт-совета»:

– Мне довелось присутствовать на встрече с руководителем стартовавшего в 2014 году российского проекта «Атлас новых профессий» Дмитрием Судаковым. Уже собрана третья редакция альманаха, посвященного попытке заглянуть в будущее. В российском большом атласе сейчас есть сведения по 25 отраслям – от металлургии до индустрии развлечений. В нем всего около 200 профессий, но его разработчики понимают, что будущее намного разнообразнее и интереснее. Потому их задача заключается в том, чтобы «подсветить» юным и молодым будущее, обозначить общими штрихами, что их ожидает. Другой задачей станет формирование самостоя­тельного, осознанного выбора, подхода к выстраиванию своей образовательной, профессиональной траектории в этом очень изменчивом и неоднозначном мире.

Следующий наш эксперт – парт­нер российского проекта. Узнаем о его взглядах на проблему профессий будущего.

Саясат Нурбек, руководитель образовательного центра компании BTS Digital:

– Недавно международная корпорация «Делойт» по заказу правительства Великобритании провела исследование и определила, что в жизни человека есть 5–6 ключевых моментов, когда он принимает важные жизненные решения. Проанализировав их, исследователи пришли к выводу о том, что человек может быть умным, образованным, но одно неправильное решение может всю жизнь пустить под откос. Либо наоборот – вывести на более высокую орбиту развития. Так вот, они подчеркнули, что правильный выбор специальности – один из ключевых и поворотных в жизни.

И вот на этом поворотном этапе мы недостаточно помогаем людям. Нет простого прикладного решения или системы координат, оттолкнувшись от которой, тысячи людей и семей могли бы принять правильное решение. В советское время была продуманная комплексная система профориен­тации с системой кружков в школах, где выявлялись интересы ребенка, с экскур­сиями на заводы и фабрики, с встречами с людьми самых разных профессий, с выпуском специализированных журналов – «Юный натуралист», «Юный техник» и так далее. Была сквозная, продуманная, поэтапная программа профориентации, позволявшая осознанно выбрать профессию и прийти в вуз с начальным багажом знаний по ней.

Вторая составляющая – велась большая идеологическая, информационная работа: литература, киноискусство подталкивали миллионы людей осмысленно понять, полюбить профессии. И оттуда же, из того времени, пришел опыт масштабного форсайт-экспе­римента – это идея отправить человека в космос, зародившаяся в 1930-е годы прошлого века. Это удивительно, но когда создается образ желаемого будущего и миллионы людей хотят прийти к этому четко сформированному образу, направляя всю свою мощную энергетику на его воплощение, вероятность того, что они к нему придут, в разы вырастает. Что и получилось с космосом: на трудах Циолковского вырос Королев, на воображении миллионов школьников, мечтающих стать летчиками, космонавтами, вырос Гагарин…

И вот получается, что Казахстану сейчас не хватает этой логики. Отказались от прежней модели профориентации, а ничего нового не придумали. Разорвалась проф­ориентационная цепочка между средним образованием, профессиональной и высшей школами. Разорвалась и вторая цепочка – с рынком труда. Мы не даем населению простой, понятной, без сложных математических расчетов информации, по каким профессиям, отраслям существует дефицит или профицит. В итоге на рынок труда вышли тысячи никому не нужных экономистов, юристов, да даже айтишников, которые где только не работают, так как качественно их могут подготовить только в 4–5 вузах, в год всего несколько десятков или сотню человек, которых компании разбирают еще до получения диплома. На что ориентировались эти люди? Мода на профессию, знакомый посоветовал, родственник обещал устроить, так как в этой сфере работает. И это все приводит к перекосу рынка труда.
HeadHunter.kz – сайт, позволяющий найти работу в Казахстане, показывает, что 56% специалистов работают не по специальнос­ти, 24% сразу переквалифицировались после вуза и так далее.

Этот перекос приводит к еще одной системной проблеме – начинает разрушаться преемственность. Есть отрасли, где существует переизбыток специалистов, а есть те, где целые поколения не пришли на смену уходящим профессионалам. У нас порядка 12–13% педагогов от общего чис­ла – пенсионного возраста, то есть не могут уйти на пенсию, потому что не выросли те, кто их заместит. То же происходит и в ряде других отраслей.

Существует и профессиональный разрыв – рынок труда очень неустойчив, потому что сейчас есть тонкая прослойка очень сильных специалистов, есть такая же тонкая прослойка среднего добротного уровня специалис­тов и есть непропорционально огромный пласт низкоквалифицированных кадров. Тогда как все должно выглядеть таким образом: немного суперпрофессионалов, их всегда мало, но солидная прослойка профессионалов среднего звена, которые отработали по 10–15 лет, и молодежь, которая постепенно переходит в среднее звено, ведь есть у кого учиться. У нас же во многих отраслях из-за профицита-дефицита слишком тонкий слой специалистов среднего уровня, и они не успевают передавать опыт, стандарты профессии молодым. Этот феномен называется депрофессио­нализация.

Что нужно делать в этой ситуации? Сейчас необходимо чем раньше, тем лучше дать большому количеству людей простой прикладной инструмент для выбора профессии. Представим себе: сидит семья одиннадцатиклассника и думает: каковы общие варианты развития экономики страны, на что может претендовать наш ребенок, закончивший, к примеру, обычную школу, учившийся не лучше и не хуже других? И вот эта семья берет в руки атлас новых профессий. Что в нем? Каковы его задачи?

Первая задача – профориентационная, то есть дать какие-то варианты развития ситуации, аналитику и прогноз по тому, какие профессии будут востребованными, какие новые специаль­ности появятся, какие умрут, а какие – трансформируются, то есть содержание и требование к навыкам и компетенциям внут­ри этих профессий поменяются. Планируем позже сделать сайт атласа и компьютерную игру, чтобы представители молодого поколения в игровой форме, в интересном и доступном форма­те могли подбирать себе специальность.

Вторая задача более сложная – помочь отраслям, предприятиям и связанным с ними организациям образования – колледжам, профшколам – в планировании деятельности на десятилетия вперед. Работодатель будет смот­реть, куда все выстраивается в краткосрочной и среднесрочной перспективе, что нужно делать, чтобы на предприятие приходили нужные кадры, а колледжи, образовательные организации будут думать, как менять свои учебные планы и образовательную инфраструктуру, менять состав преподавателей.

К слову, атлас разбивает профессии по трем категориям. Это профессии-пенсионеры, то есть те, которые отмирают, ведь помните, в прошлом веке существовали профессии телефонистки, когда нужно было связывать между собой телефонной связью города и страны, машинистки, когда не было персональных компьютеров и тексты набирались вручную. Далее идут транс­формирующиеся профессии: если взять в пример горнодобывающую отрасль, была такая специальность, как оператор горно-проходческой машины – работа опасная, тяжелая, под километ­ровыми толщами земли. Так вот, сейчас оператор работает на поверхности и управляет машиной с помощью джойстика, значит, специальность трансформировалась, и идеальный кандидат для нее, вы удивитесь, – геймер, любитель играть в квесты, потому что нужны быстрота реакции, умение искать и находить. И третья категория – профессии будущего, которых сейчас нет, либо они только зарождаются и через время станут популярными. Возьмем SММ-маркетолога. Несколько лет назад никто и не слышал об этом. А теперь этот человек ведет аккаунты в соц­сетях, ему просто нужно знать специфику социальной информационной среды и понимать, в какие часы, в каком формате правильно подать информацию, «посеять» ее, чтобы она дошла до пользователя. Срочно ищут в вакансиях этих специалистов, они востребованы. Возможно, через 5–10 лет что-то другое придет и эта специальность отомрет, поя­вится какой-нибудь оператор виртуальной реальности.

Наша логика простая: мы возьмем самые базовые, востребованные специальности в Казахстане, которые сейчас есть, пропустим через эту методологию и поймем, что будет умирать, что будет трансформироваться и что новое в мире профессий возникнет. И для любого крупного игрока в экономике, который жестче должен планировать свою деятельность, это будет прикладной документ.

И еще одна составляющая – идеологическая. Помните, я приводил исторический кейс с космосом. Если заметили, именно последние 6–8 лет назад вдруг все начали говорить о будущем. Пошли одна за другой статьи, книги футурологов, Елбасы
Нурсултан Назарбаев в одном из Посланий народу сказал о третьей и четвертой революциях, о модернизации. Почему это нужно? Скорость технологических изменений становится слишком быстрой, и появляются проблемы, большие вызовы, на которые ответа в прошлом человечества нет. Подумайте только, в наше время, лет 30 назад, ничего цифрового, виртуального не было, это был абсолютно осязаемый физичес­кий мир. И вот лет 15 назад цифровая реальность появилась, человек стал жить в двух реальностях. Теперь смартфон – окно, дверь, портал в этот виртуальный мир. Все больше функций перетекает в этот мир: работа, коммуникации, платежи. Поколение Y большую часть жизни проводит в виртуальном мире, потому что им там интереснее, чем в физическом мире. Было подсчитано, что 13,5 часа статистический французский школьник проводит в виртуальном мире, потому во Франции и запретили пользоваться смартфонами в школе. Как решать эту проблему? Если раньше, решая проблемы, мы апеллировали к прошлому опыту, то теперь такого опыта нет, и мы вынуждены сейчас пред­угадывать, что делать дальше, потому что эти изменения очень болезненно по нам бьют. Поэтому идеологическая задача атласа – попытка посмотреть вперед, в будущее. Это увеличит шансы того, что оно состоится. Вы не можете его предугадать на 100%, но есть два правила, с помощью которых можно повысить вероятность наступления этого будущего. Для этого нужно сформировать коллективный образ будущего и необходима коллективная ответственность за него, вера, если хотите. И сегодня надо менять ментальность, ведь если мы хотим что-то качественно изменить, не надо ждать, что кто-то придет и сделает это за нас. Мы берем на себя ответственность за будущее, которое подразумевает коллективную и личную ответственность!

Атлас новых профессий – один из передовых инструментов профессиональной ориентации, помогающей понять будущие тренды рынка труда и определить специальности, навыки, которые станут актуальными в ближайшем будущем. Методология атласа основана на базе технологического форсайта компетенций, проще говоря, группа экспертов из различных отрас­лей путем исследований, диалога конструирует концепцию будущего с учетом специфики страны и приоритетных для нее направлений развития. Сделаны первые шаги к разработке атласа – подписан Меморандум о сотрудничестве между российским проектом «Атлас новых профессий» и казахстанской компанией BTS Digital. В начале года в течение 10 дней россияне обучали команду BTS Digital методике Rapid Foresight. Так что можно сказать, что в Казахстане впервые сформировалась команда методологов, которая обладает эксклюзивным правом проводить по этой методологии исследование.

Видение наше такое: запустить сначала один отраслевой атлас и один региональный, чтобы эти пилотные проекты служили своеобразной калькой для всех других отраслей. Всего определено 9 приоритетных отраслей, в том числе нефтегазовая, машиностроительная, сельскохозяйственная, горно-металлургическая. Так вот именно на примере горно-металлургической, а она выбрана по тем причинам, что служит одной из ключевых, в ней занято большое количество людей и сформирована сильная ассоциациюя работодателей, попытаемся понять, что ее ждет в ближайшие 5–10 лет. Подумаем над тем, как она будет технологически перевооружаться, как ключевые игроки представляют это будущее, какие навыки и компетенции будут возникать, а какие отмирать в силу таких трендов, как автоматизация, роботизация. У нас определен партнер – это компания ERG и конкретный пилотный проект на базе предприятия Донской ГОК. Сейчас ведется подготовительный этап, и первые результаты получим в июне-июле.

И вторая задача – взять один регион. Еще раз повторюсь: когда будет готов один отраслевой и один региональный атлас профессий, тогда можно будет легко масштабировать их на другие отрасли. А затем свести все вместе и сделать национальный атлас. В конечном итоге мы сможем получить понимание того, какими навыками необходимо наделить имеющихся специалистов на рынке труда, и предложить им очень доступный и прикладной инструмент опережающей подготовки.

Ведущий «Эксперт-совета»:

– Ранее экономика была устроена так, что требовалось много одинаковых специалистов – одинаково подготовленных сварщиков, машинистов, бухгалтеров, турагентов и так далее. Дмитрий Судаков утверждает, да мы и сами это видим, что по большому счету рутинная занятость, что физического, что интеллектуального характера, уходит постепенно в прошлое, потому что, как выяснилось, эту работу достаточно легко автоматизировать. По словам российского эксперта, сейчас мы находимся в очень интересной точке, когда начинается переход в массовую индивидуальную занятость. Далее процитирую Судакова: «Чем лучше человек способен сконструировать собственную уникальность, тем более он будет востребован в завтрашнем мире. К примеру, чем бы мог заниматься человек с компетенциями повара, программиста и юриста? Думается, очень многим. Допустим, сегодня отдельные компании ищут программистов со знанием юриспруденции или наоборот. И такие специалисты могут иметь зарплату до 10 тысяч долларов. Иначе говоря, рынку труда уже сейчас нужен уникальный специалист».

Конечно, сложно стать таковым, и таких специалистов нет сегодня, значит, нужно меняться вузам, искать новые подходы в обучении кадров?

Аида Сагинтаева, декан Высшей школы образования Назарбаев­ Университета:

– Ежегодно в Назарбаев Университете проходит Евразийский форум лидеров высшего образования, и вот один из них касался прорывных технологий в современном мире. Говорилось о том, что скоро придут роботы на смену человеку и чему тогда учить, и мы задавались вопросами: какими должны быть наши программы, профессоры, студенты? Между тем футурологи делают неутешительные прогнозы. К примеру, известный футуролог, ученый, историк и писатель Ной Харари, автор бестселлера «Краткая история будущего» говорит, что скоро начнется сегрегация людей, которые не адаптивны к новым технологиям, и государства станут создавать районы наподобие гетто, где будут содержать этих людей, платить им деньги за то, чтобы они не мешали остальному обществу развиваться. Сейчас трудно с этим согласиться, но мы уже видим, как искусственный интеллект проникает во все сферы, где можно заменить человека, мы создаем «умные» города, «умные» дома, то есть все активнее пользуемся продуктами современных технологий. Но когда мы говорим о будущих профессиях, то понимаем, что очень трудно предугадать, какими они будут. Потому Высшая школа образования, наши профессоры, наш исследовательский институт считают, что нужно развивать новые навыки, а не предметные знания, чем вузы занимались до этого, готовя чисто юристов, экономистов и десятки других узких специалистов. Сейчас требуется готовить кадры, обладающие такими навыками, чтобы они в любой среде, в любой критической ситуации могли, применив их, выжить, выстоять в условиях серьезной конкуренции.

10 лет назад, когда я стажировалась в США, нам говорили о том, что любой среднестатистический человек на протяжении жизни меняет три профессии и три места локации проживания. Тогда было удивительно это слышать, ведь у нас были другие традиции: пришел с дипломом на завод и на пенсию ушел с него же. А сегодня услышанное много лет назад стало реальностью.

Так чему же нужно учить будущих специалистов? Чтобы конкурировать с роботами, искусственным интеллектом, нужно обучать таким навыкам, которым робота никогда не научишь. Это эмоциональный интеллект: способность сочувствовать, сопереживать, предвидеть некоторые ситуации. Это критическое мышление: именно человек должен оценивать, насколько оптимально и этично используются технологии. Мы говорим про проектное мышление – на любую задачу нужно смотреть как на проект. Говорим о цифровом мышлении – в век цифровых технологий надо думать аналитично, мыслить в рамках цифровизации. Мы не забываем о креативном мышлении – даже «Тойота» начала сейчас отстранять роботов от конструкторских работ, потому что они не креативны, не создают инноваций, которые привносит человек вдохновленный. Во главе угла должна быть клиентоориентированность, то есть умение смот­реть на настроение человека, угадывать, что ему нужно. То есть, заботясь о подготовке специалистов, нужно смотреть не на классификатор специальностей, а на классификатор навыков, которым нужно обучить, чтобы завтра человеку было комфортно жить и работать.

В июне нынешнего года Евразийский форум лидеров высшего образования будет посвящен теме готовности выпускников наших вузов к будущему, о котором мы ничего не знаем. Тема актуальна, поскольку нынешние 10–12-летние школьники ко времени выпуска из университетов столкнутся с тем фактом, что 65% профессий, по которым они будут устраиваться, сейчас еще не существуют. Потому так трудно сейчас ориентировать детей на выбор профессий, трудно работать и вузам в такое неопределенное время, когда каждые шесть лет должно меняться содержание образовательных программ.

Но несмотря на кажущуюся невозможность предугадать будущее, все-таки можно спрогнозировать, какие специалисты будут нужны в ближайшие 10–20 лет. Это IT-специалисты, профессионалы-аналитики в области обработки больших данных, биотехнологи – с развитием медицины понадобятся специалисты по выращиванию органов, будут востребованы те работники, те профессии, где требуется эмпатия, эмоции, ведь, как мы уже говорили, в этом плане роботы не заменят человека. И замечу, в рейтинге самых востребованных специальностей будущего по версии Всемирного экономического форума на шестом месте стоит образование. То есть обучение на протяжении всей жизни будет лейтмотивом поведения каждого человека. Помните, что говорят футурологи? Если вы не научитесь учиться, то окажетесь в гетто. Поэтому различные тренеры, коучи, учителя, инструкторы тоже будут востребованы.

Назарбаев Университет не стоит в стороне от происходящих в мире процессов. Высшая школа образования, работающая в его составе, готовит лидеров в сфере образования по программам магистратуры и докторантуры. Мы также проводим курсы повышения квалификации. Слушатели наших курсов – это директора школ, завучи, ректоры, проректоры, деканы, директора департаментов и управлений образования, заведующие детскими садами, работники Министерства образования и науки. Возрастной диапазон слушателей курсов – от 25 до 55 лет, средний возраст магистрантов Школы – 27 лет, и это те люди, которые будут драйверами новых реформ.

К примеру, о чем мы говорим на наших курсах? Начинаем с философии образования, говорим про тренды в образовании, обязательно останавливаемся на вопросе, что представляют собой люди поколения Y, Z или миллениалы, как работать учителям с поколением Z+. Даем основы стратегического менеджмента, сценарного планирования, PR. Мы говорим о высоких моральных качествах учителя, о том, что статус педагога подразумевает искреннее уважительное отношение к профессии учителя, а не только зарплату, о том, что как нужно заниматься со школьниками, разговаривать с родителями.

Надеюсь, наши студенты, магистранты впишутся в будущее. Мало того, что мы обучаем студентов на протяжении двух лет, но и дальше планируем поддерживать их профессионально, давать не предметные знания, а развивать мягкие навыки – коммуникативные, ведения переговоров и самопрезентации, основы конфликтологии. В Высшей школе образования мы проводим так называемый День развития – по пятницам собираем сотрудников школы, перед которыми приглашенные спикеры выступают на различные темы.

Я считаю, что вузы сегодня неэффективно пользуются предоставленной им академической свободой. Но когда начнут выдавать дипломы уже негосударственного образца, и вуз будет заинтересован в привлечении своих клиентов, будут отвечать непосредственно ректор, профессор и декан, сам университет за качество подготовки выпускников, когда настанет время честной конкуренции, тогда вузы будут действительно меняться, готовить кадры, необходимые современной экономике, специалистов, обладающих навыками для жизни в изменчивом мире.

Назарбаев Университет, хотя ему всего девять лет, тоже внедряет инновации. Каждый год до 20% содержания наших образовательных программ меняется, и не потому, что плохо составлены когда-то, а потому, что мы хотим быть в тренде, на волне перемен. Допустим, все, кто учится на гуманитарных специальностях, должны взять одну дисциплину из технических специальностей, а технари – из гуманитарных. То есть инженер, образно говоря, может взять рисование или английскую литературу, ведь для того, чтобы творить, он должен вдохновляться. Есть обязательный курс Research methods, потому что мы считаем, что методами, инструментами исследования должны владеть не только ученые, но и будущие специалисты-практики. Несмотря на выбранную специальность, все студенты вуза должны изучать математику, потому что общество, где развито математическое мышление, на голову выше, гораздо гуманнее, потому что люди с подобным мышлением очень критично смотрят на проблемы и видят на много шагов вперед. Мы прививаем студентам предпринимательские навыки, чтобы они умели воплощать идеи, ведь у нас инноваций много, а воплощений, к сожалению, мало.

В рамках трансляции опыта Назарбаев Университета мы выезжаем в регионы. Работая с вузами, проводим семинары, на которых рассказываем о том, как нужно создавать образовательные программы с учетом современных реалий и реалий дня завтрашнего. Программа «Болашак», другие образовательные проекты, в которые вкладывало инвестиции государство, сыграли важную роль в формировании критической массы молодых ученых, профессионалов. Реальный сектор экономики приходит к пониманию того, что нужно брать на себя большую ответственность по подготовке кадров для экономики страны. Таким образом, все вместе мы можем более основательно подготовиться к будущему.

Ведущий «Эксперт-совета»:

– Надеюсь, наш разговор будет полезен, особенно сейчас, когда перед тысячами выпускников нынешнего и будущего года встают вопросы, куда пойти учиться, кем стать? Как и надеемся на то, что все заинтересованные стороны – от школ и вузов до работодателей и идеологов – проникнутся данной проблематикой и сделают все возможное, чтобы пролить как можно более яркий свет на будущее, которое нас ожидает.

АВТОР:
Беседу вела Марина Пархоменко
® За содержание рекламных материалов ответственность несет рекламодатель