Кто заказывает музыку?

Молдабек, Камбар Медетов, Ахмет и Газиза Жубановы, Светлана Касьян, Димаш Кудайберген – далеко не полный ряд выдающихся музыкантов из числа актюбинцев. Мы попытались разобраться, достойное ли развитие получают музыкально одаренные дети нашей области.

Идея
Во время визита министра культуры и спорта Актоты Раимкуловой Аманжол Исмагулов поднимал вопрос об учреждении медали Ахмета Жубанова, основоположника казахской профессиональной музыки. Ею награждались бы люди, внесшие большой вклад в развитие музыкальной культуры Казахстана.

Проблема глазами эксперта

Коренной актюбинец Али Ермекбаев, отличник культуры РК, худрук камерного оркестра филармонии имени Г. Жубановой и преподаватель АРУ имени К. Жубанова в детстве окончил класс баяна ДМШ № 1.

– В музыкальную школу я ездил в старый город с Шанхая – не было другого варианта, – рассказывает Али Акбергенович. – Прошло более 40 лет, но количество ДМШ в Актобе остается мизерным. Предлагаю провести калькуляцию, сколько нужно учреждений с качественным дополнительным образованием, чтобы поднялся уровень культуры
в обществе.

Если отталкиваться от гипотетических пятисот тысяч жителей Актобе и пяти музыкальных школ областного центра с их количеством учащихся, то в сухом остатке получается, что всего 0,5% людей стремится к академической культуре. Какие прогнозы развития общества можно строить с таким показателем? По поводу качества дополнительного образования приведу факт как отец. Разница в возрасте между младшими дочками – четыре года, но сколь велика она в том, чему научилась первая на платных занятиях по изобразительному искусству и что сейчас делает вторая! У второй – каракули, выражаясь языком обывателя.

Учась в Саратовском университете, я выяснил, что там городских музыкальных школ более 20! С контингентом учащихся – от тысячи. Плюс при каждой общеобразовательной школе имеется филиал музыкальной в виде кружка. Жителей у нас и у них примерно одинаковое количество, а процентное соотношение по части музыкального образования 0,5% против 2,5.

Уровень нашего музыкального образования детей я нахожу низким не только в глубинке, но и в центре области. Ладно, на периферию учителя музыки ехать не хотят, но они и в Актобе не желают работать. В глубинке еще можно найти домбристов, а вот с классическими инструментами скоро будет критическая ситуация. Если учесть, что добрая доля музыкантов тяготеет к шоу (заработку), то очень скоро мы останемся без скрипачей, пианистов, духовиков. Читаем: прощай,
академическая культура.

– Твое видение решения проблемы?

– Нужна цензура на уровне управлений культуры. Внесу еще одно предложение: музыкальное образование должно курировать Министерство культуры, а не образования, так как в сфере образования специалистов этого профиля не может быть
по определению.

В качестве идеального образца начального музыкального образования Али Акбергенович привел системы педагогов и композиторов Дмитрия Кабалевского и Карла Орфа:

– На систему Кабалевского опирается программа уроков музыки и пения в средних школах, и рассчитана она на 1-11 классы. До начала 1990-х по ней работал в СШ № 28 Валерий Переверзин. Сегодня по системам Кабалевского и Орфа работает весь мир, а мы – нет. Более того, помимо нехватки педагогов, у нас острый дефицит детских песен, методических пособий, сборников музыкальных произведений, нет методологии, а это спектр интересов и сфера воздействия государства.

Гордость колледжа

В ОАЭ работают три выпускницы Актюбинского музыкального колледжа, окончившие отделение специального фортепиано. Все они преподают фортепиано в музыкальных школах Эмиратов. Венера Трегулова и Алиса Дворкина – в Дубае, Алуа Карабалина в Абу-Даби. Алуа также играет в составе оркестра шейха, а Алиса дополнительно пишет музыку.

Еще одно решение

– Нам подотчетны детские музыкальные школы № 1, 2, 3, ДШИ имени Казангапа, дворовый клуб «Ақ желкен», Дом детского и юношеского творчества, Центр детского и юношеского творчества, городской Дворец школьников, Академия творчества, – рассказал руководитель отдела дополнительного образования и воспитания управления образования Асхат Избасар. – У Академии творчества есть несколько филиалов. Безусловно, досуг детей, развитие их интересов и способностей – наша работа. С целью охвата дополнительным образованием всех желающих с 1 декабря 2021 года создана платформа госзаказов для частников, готовых оказывать образовательные услуги. По электронному адресу odoaktobe.kz можно все отследить и спланировать занятость своего ребенка. Кружков около 50, в том числе в пяти районах области; занимается в них 5 000 ребят, в том числе с особыми потребностями. Из 5 000 музыке обучаются 195. С нового учебного года количество мест увеличится на 2 000. В зависимости от затратности процесса оплата за месяц обучения разная; средняя – 14 442 тенге.

Мы растим профессионалов

Актюбинская ДМШ № 1 открыта в 1943 году и с той поры выполняет функции определенного центра городской культуры. Сегодня в ее 17 профильных классах обучается 480 школьников. Часто можно слышать, что здание тесное, не хватает педагогов, инструментов и т.д., но директор Лида Исаналина представила фактаж в чистом виде:

– Санитарное состояние здания вполне удовлетворительное. Каждый год на средства со спецсчета делается косметический ремонт, а нынешним летом на капремонт обещаны деньги из госбюджета. Да, обновлять инструменты время от времени необходимо, а они очень дорогие, но тоже получается. В декабре 2021-го приобретены 8 электронных фортепиано и одно акустическое. В 2020 году поправили ситуацию с баянами, жетыгенами, ударными, домбрами, флейтами.

Нехватку кабинетов Лида Нурмухановна предлагает восполнить следующим образом:

– Дворовая территория позволяет сделать основательную пристройку, которая покрыла бы дефицит кабинетов для занятий. Но в этой пристройке должен быть и концертный зал с хорошей акустикой, ведь для отчетных концертов нам обычно приходится арендовать зал филармонии. Если у школы будет большой зал, у нее появится и новая традиция – концерты академической музыки для всех желающих.

– Как часто воспитанники школы радуют педагогов результатами?

– Регулярно. Из самых свежих конкурсов – областной по линии «Дарын»: наши воспитанники заняли призовые места во всех номинациях, а баянист и домбрист – по Гран-при.

– Лида Нурмухановна, ваш педстаж – почти 30 лет. Есть ли разница между требованиями к учащимся лет 20 назад и сегодняшними?

– Сегодня от юного музыканта ждут виртуозного владения инструментом, и они справляются! Исполняют произведения уровня студентов консерватории. Впрочем, слабые учащиеся тоже есть – в основном из числа тех, кого семья заставляет учиться в музыкальной школе. Бывает, после нашей беседы с родителями дети оставляют нелюбимое занятие. Случается, что пристрастие стимулируется победой в конкурсе и ребенок продолжает обучение с удовольствием.

– Какие классы в тренде?

– Вокала, фортепиано, домбры. Безусловно, мы гордимся каждым выпускником, выбравшим музыку профессией, и отслеживаем их судьбу. За пределами Казахстана сегодня пятеро наших воспитанников работают музыкантами в Израиле, один – в Турции, трое в Германии, один – на Украине, семеро –
в России.

– Какова ваша нынешняя главная проблема?

– Очень много желающих на-
учиться делать шоу, и нам приходится объяснять, что мы готовим не дилетантов, поющих под фанеру, а профессионалов, нацеленных на академический уровень.

– Какова роль школы в плане музыкальной пропаганды?

– С сентября открываем дополнительное количество мест в классы кобыза, виолончели, флейты и кларнета. И с радостью примем педагогов в классы вокала, гитары и фортепиано.

Альма-матер актюбинских музыкантов

Директор колледжа имени А. Жубанова Аманжол Исмагулов лучше многих знает о дефиците кадров, отвечающих за культфронт.

– В нынешнем году мы выпустим 76 парней и девушек со специальностями «инструментальное исполнительство», «хоровое дирижирование», «теория музыки», «сольное пение» (академическое и традиционное), «социальная культурная деятельность», – рассказывает Аманжол Дюсенович. – В прошлом году, году 50-летия колледжа, именно 50 выпускников из 76 продолжили обучение в вузах. Где сейчас оставшиеся 26? Трое ушли в армию, четыре вышли замуж, четверо уехали за границу, и только десять остались в области и работают. Картина, повторяющаяся из года в год.

– А если больше народу набирать?

– Не позволяет проектная мощность здания: оно рассчитано на 300 учащихся. Но выход всегда есть, особенно на фоне агломерационных движений. Скажем, если Актобе планирует стать городом-миллионником, в нем должны быть консерватория, театр оперы, симфонический оркестр. Во время визита к нам министра культуры и спорта Актоты Раимкуловой и акима области Ондасына Уразалина я внес предложение о строительстве типового здания с перспективой трансформации в консерваторию. Молодежь будет учится дома, а дефицит музыкантов разного профиля, остро стоящий в РК, будем контролировать хотя бы в пределах своей области.

Директор колледжа говорит и об острой нехватке учителей музыки и пения в средних школах:

– Не везде этот урок ведут дипломированные специалисты, так откуда взяться хорошему вкусу у детей и эстетическому развитию? Еще одна беда: в школьном расписании уроки пения ставят последними, что неверно в корне. На курсах повышения квалификации всегда говорится о чередовании предметов гуманитарного цикла со сложными (например, с физикой, математикой, химией) с целью восполнения эмоционального ресурса школьников. Убедиться в результатах выполнения этой рекомендации можно на показателях качества японских школ, где эстетическому воспитанию отведено серьезное место.

– Ваши коллеги говорят о такой беде, как стремление молодежи научиться делать шоу…

– Сейчас очень востребован живой голос, и на фоне возросшей потребности мы открываем отделение эстрадной музыки. Петь и владеть инструментом нужно профессионально – это гарантия успеха артиста и радости публики. Всего мест на курсе шесть, так как больше не позволяет материально-техническая база колледжа.

– Готов ли колледж имени Ахмета Жубанова готовить музыкантов для симфонического оркестра?

– В симфоническом оркестре более 20 инструментов, и большую часть музыкантов, владеющих ими, мы готовим. Правда, подготовка некоторых требует типового здания, соответствующего всем техническим характеристикам. А вот класс фагота можем открыть хоть завтра.

– Известно, что выпускники Актюбинского музколледжа работают во всех уголках мира. Это связано с оплатой труда?

– Думаю, это выбор человека, ведь сегодня уровень оплаты труда музыкального педагога в РК достойный. У инструменталистов тоже есть возможность иметь солидную прибавку к зарплате, для чего нужно пройти Национальное квалификационное тестирование. Уровень же качества жизни вчерашнего выпускника колледжа зависит от количества часов в школе. Зарплата выпускника консерватории несколько выше.

– Аманжол Дюсенович, парк музыкальных инструментов часто находится в удручающем состоянии. Что посоветуете руководителям учебных заведений?

– Советую обратиться ко мне, прежде чем покупать через портал дешевый инструмент низкого качества. Рассказывать долго, но замечу, что недавно помог Мартукской ДШИ имени Камбара Медетова приобрести шикарный белый рояль посредством легального механизма, о котором пока знают не все.

Татьяна ВИНОГРАДОВА

Все фото Куандыка Тулемисова

..............................................................®За содержание рекламных материалов ответственность несет рекламодатель................................................................