Профессионал

Первому профессиональному археологу Актюбинской области Сергею Гуцалову исполнилось 60 лет.
Уроженец села Кызылжулдуз Карабутакского района и выпускник Уральского пединститута имени А. Пушкина, он воспитал всех, кто сегодня занимается исследованием древности нашего региона и стоит на ее страже.

15 августа – День археолога

Начало
Знакомство с раскопками у нашего собеседника состоялось, как у большинства, по окончании первого курса истфака в 1977 году. Руководителем полевой практики был Борис Железчиков, преподаватель института.
– Могильник Кос-Оба, где проходила моя первая полевая практика, – это четыре больших кургана, разграбленные в разное время, – рассказывает Сергей Юрьевич. – Приехали мы туда в день моего совершеннолетия – 2 июля 1977 года. Ночью под дождем установили палатки, Борис Федорович нас накормил, утром начали обустройство лагеря. Начинали с маленьких курганов, лопатами – было трудно. После дня работы на кургане меня хватил солнечный удар, отчего пришлось остаться в лагере. Лежать в лагере невозможно – весь день я помогал девушкам на кухне. Далее работал, как все, и на одной из вечерних линеек Борис Федорович неожиданно отметил меня и предоставил право опустить флаг. Было приятно, хотя мне не показалось, что я сделал что-то выдающееся. Но кое-что со мной в тот день все же произошло.
На кургане нам помогал бульдозер. А когда работает бульдозер, определенные повреждения захоронений возможны. Солнце припекало со страшной силой, я видел, как из-под лопаты бульдозера появляются артефакты, но мне стало так хорошо!.. Я понял, что хочу заниматься этим всю жизнь.
Когда настал черед следующей экспедиции (на знаменитых Лебедевских курганах), Сергей Гуцалов вызвался продолжить участие в раскопках.
– Признаюсь, Борис Федорович не видел во мне археолога, а другой наш преподаватель, Гаяз Кушаев, известный в Казахстане археолог, напротив. На экзамене по окончании первого семестра он поставил мне четверку, отметив, что парень из аула кое-то знает, – продолжил собеседник. – Все оставшиеся летние каникулы основным объектом раскопок была Лебедевка. Там же я познакомился и с известным уральским археологом Владимиром Кригером, только вернувшимся из армии. На могильнике Лебедевка встречаются курганы многих эпох – от бронзы до позднего средневековья (скифы, масагеты, усуни, гунны, тюрки), что для Западного Казахстана закономерно.
В конце лета 1980 года, в свои последние каникулы, студент Гуцалов посетил Актюбинский областной краеведческий музей, где познакомился с геологом и краеведом, ветераном войны Виктором Родионовым, ставшим для парня наставником в исследовании родного края.
– На Жаман-Каргале близ Жилянки велись раскопки, – вспоминает Сергей Гуцалов. – Замечу, что Жилянка стоит на археологических памятниках, как, впрочем, и вся Актюбинская область. У нас ведь сначала строят, потом спохватываются. Так нельзя. Сейчас, когда наукой многое открыто, человек должен этим пользоваться, а не разбазаривать бесценное – как потом восстановить историю? Конечно, экономическое развитие важно, но нужно находить золотую середину между освоением ресурсов и сохранением памятников, тем более что край наш уникален их количеством, начиная с эпохи камня. Область расположена в удобном водоразделе, этим она и была привлекательной для древнего человека. Поэтому любые разработки, строительство можно начинать только с разрешения комиссии по охране историко-культурного наследия, противные действия – преступление. Ну затоплено же Актюбинским водохранилищем поселение земледельцев эпохи бронзы!
По окончании института молодого историка приняли на работу в областной музей, потом была служба в армии, и настоящее исследование края началось с открытием истфака в Актюбинском пединституте.

Есть такой день
История Дня археолога не связана с какими-либо событиями и открытиями, археологи Казахстана, России, Беларуси и Украины отмечают свой профессиональный праздник 15 августа.
Археология – совершенно обособленная наука о древностях, изучающая быт и культуру древних народов по дошедшим до нас вещественным памятникам. Все исторические события устанавливаются либо по письменным источникам, либо по данным археологии. Письменных сообщений сохраняется крайне немного, а бытового материала порой больше, чем можно представить.

Новая эра актюбинской археологии
Справедливости ради заметим, что в советское время исследования в нашей области проводились Виктором Родионовым (Актюбинск) и одним из основоположников казахстанской археологии Миром Кадырбаевым (Алма-Ата). Им на смену пришел Сергей Гуцалов, осенью 1985 года начавший работать на только что открывшемся истфаке АПИ. Под его руководством началось исследование древности региона, а первая полевая практика студентов прошла в июне 1986 года на Жаман-Каргале и в Карабутакском районе. Кстати, печально известная Верблюжья гора – результат одной из учебных экспедиций, а авторство принадлежит тогда еще студенту Геннадию Макаревичу.
Первого, кто всерьез занялся археологией, Сергей Юрьевич называет Виталия Ткачева, ныне проживающего и работающего в РФ:
– Когда мы работали в Домбаровке на Ушкаттинском могильнике, я объяснил Виталию, что это не курганы, а древние храмы, в которых покоятся носители эпохи. Или дома, в которых живут умершие, – так считали те, кто их сооружал. Храмы выветриваются, ломаются, требуют охраны. Где сейчас работает Виталий, я не знаю, но он стал настоящим археологом. Следующим, на кого я делал ставку, был Сергей Виноградов – не получилось, рано умер. Выдающимся этнографом стал его сокурсник Рахим Бекназаров, причем серьезное отношение к делу прививалось в семье, я это знаю. Далее должен назвать Армана Бисембаева, который тоже получил правильный пример отца.
Интересно сложились отношения со следующим студентом, подававшем наставнику надежду, Асланом Мамедовым.

Мнение ученого
– При образовании казахского этноса в него влилась масса народов, кочевавших по Великой степи. Это были сарматы, скифы, позже – гунны и тюркские народы. Похожее наблюдалось и в образовании русской нации, – считает Сергей Гуцалов. – Вообще, история Казахстана, России, Украины, Средней Азии в целом и даже Молдовы и Беларуси очень схожа, потому что это своеобразная единая цивилизация, возникшая в результате синтеза кочевых, славянских племен и оседлых народов, населяющих Поволжье, Урал, Сибирь, Кавказ.
– На экзамене по окончании семестра пытался вывести Аслана на чистую воду, – посмеивается Сергей Юрьевич. – Валил, что называется, но он ответил на все вопросы, и тихо радуясь, я поставил ему пятерку по археологии. Еще одним основательным исследователем стал и сокурсник Аслана Талгат Мамиров, один из немногих в РК, кто занимается каменным веком.
Начиная с 1986 года, когда возникла необходимость полевой практики студентов, Сергей Гуцалов всерьез занялся актюбинской степью. Будучи уверенным в знаниях и навыках подопечных, он делегировал им исследовательские полномочия, а неофициальный институт сахемства (сахем – помощник. – Прим. авт.) – подтверждение доверия профессионала начинающему исследователю, тем более что археология – прикладная наука, без которой невозможно развитие исторической науки. Кроме названной выше Верблюжьей горы, преподавателем и его студентами открыто и описано огромное количество археологических памятников, представляющих интерес для науки в целом: Жаман-Каргала, Целинный, Курайли, Уркач, Танаберген и другие – в Актюбинской и ЗКО (скифские курганы V-VI вв. до н.э.).
Студенты истфака проходили полевую практику и в ЗКО в силу того, что оттуда приходил госзаказ на исследование, когда его не было со стороны исполнительной власти нашей области.
– В разных регионах по-разному расставлены приоритеты, – считает археолог. – На территории Актюбинской области тысячи памятников, которые ждут своего исследователя и которые прольют свет на древний мир, средневековье, но для этого нужны интерес власти, финансирование и ученые. В Актобе последних единицы, но они есть и могут подготовить смену, которой так же делегируют полномочия. Это очень важно на фоне разработок полезных ископаемых, которыми богат наш край. Сохранение исторических памятников должно доминировать над добычей полезных ископаемых, так как это вопрос сохранения истории человечества.
Точка зрения
Летом 1992 года мы копали курган в 200 километрах к югу от областного центра. Я предполагал, что это сарматский курган, но он оказался скифским. Это понял гораздо позже по погребальной градации. Простых людей скифы кладут головой на восток, а воинов – головой на юг. Чем дальше, тем больше убеждался в этом и утвердился с подачи челябинского ученого Александра Таирова.
– Скифы и сарматы жили в разные эпохи?
– Примерно в одно время. Вопрос в другом: кто из них доминировал? И сейчас я уверен, что скифы.
– Откуда они пришли?
– Часть кочевых народов из Монголии, но основная масса – в ранний железный век из Северного Китая, в первом тысячелетии до нашей эры. Это было время Великого переселения народов, и цель была – пройти через нас в благодатные земли Междуречья и на Кавказ. Это были воины, и скифские курганы по обе стороны Дона и Днепра – тому подтверждение.

Слово об учителе

Горжусь наставником

Талгат МАМИРОВ, директор филиала Института археологии имени А. Маргулана в г. Нур-Султане, кандидат исторических наук:
– Группе первокурсников 2000 года исторического факультета Актюбинского государственного университета имени К. Жубанова Сергей Гуцалов первым открыл двери в археологическую науку. И сейчас из нашей группы мы с Асланом Мамедовым и со старшими учениками Сергея Юрьевича продолжаем археологические исследования в Актюбинской области, и не только.
Непосредственно знакомство с археологией в полевых условиях у меня состоялось в родном Целинном Мартукского района летом 2001 года, когда в окрестностях поселка мы проходили археологическую практику под руководством С. Гуцалова и А. Бисембаева. После приступили к работам на могильнике Басшийли в Мугалжарском районе, где Сергей Юрьевич произнес слова, определившие мое направление: «Мой ученик Виталий Ткачев занимается проблемами бронзового века, другой ученик Арман Бисембаев изучает средневековый период, сам я с другими учениками исследую РЖВ, а вот каменный век у нас остается неизученным. Почему бы тебе не заняться исследованием каменного века?». В той же экспедиции работали известные археологи из Челябинска, друзья Гуцалова Сергей Боталов и Вадим Мосин. С легкой руки преподавателя я начал проходить практику под руководством В. Мосина, крупного специалиста Уральского региона по каменному веку. Мы делали с ним пешие разведки по поиску памятников каменного века по притокам реки Орь и вот уже на протяжении многих лет поддерживаем отношения с Вадимом Сергеевичем, совместно реализуя научные проекты.
На старших курсах и в последующем Сергей Юрьевич помогал нам с библиографией, оказывал научно-методическую помощь и поддержку в дальнейшей реализации нас как молодых археологов. Я очень горд, что являюсь его учеником.

Спасибо вам, Учитель!

Аслан МАМЕДОВ, директор центра исследований, реставрации и охраны историко-культурного наследия:
– Ученики Сергея Юрьевича, не сомневаюсь, считают долгом озвучить слова благодарности в адрес человека, оказавшего наставническое влияние на нас, его студентов, а сейчас молодых ученых Казахстана.
Всегда требовательный и строгий, он научил нас бережно относиться к научной литературе, передал немалый опыт в понимании и восприятии культуры древних людей, населявших Актюбинский край с доисторических времен. Сферой его археологических интересов является ранний железный век, когда на территории Казахстана формировалось кочевничество, скифо-сакские культуры, образовавшие протогосударственные объединения, построившие тысячи степных пирамид и оставившие нам сотни уникальных образцов древнего искусства в виде находок и открытий.
В 1977 году Сергей Юрьевич участвовал в раскопках на могильнике Кос-Оба на Малых Узенях (ЗКО), где получил первый опыт археологических исследований у одного из знатоков кочевой цивилизации Западного Казахстана и юга России Бориса Федоровича Железчикова.
После окончания Уральского пединститута он вернулся в Актобе, где сумел организовать археологические экспедиции по изучению курганных могильников нашего края. Здесь познакомился с Виктором Родионовым – заслуженным геологом и краеведом, вместе с которым они провели раскопки таких памятников, как Болгарка-I, -II, Кызылжар и Жаман-Каргала-II.
Гуцалов основал систему подготовки исследовательских кадров, в числе которых нужно назвать Геннадия Макаревича, Сергея Виноградова, Рахима Бекназарова, Армана Бисембаева, других, а достоянием современной науки стали памятники Атпа-I, -II, -IV, Восточно-Курайлинский-I, Танаберген-II, Уркач-I и другие. Диапазон исследованных памятников охватывает разные исторические периоды – от эпохи ранней бронзы до средневековья. Результаты этих работ в последующие годы и сейчас активно используются учеными при написании различных статей и монографий.
Материалы раскопок памятников Актюбинской области мой учитель использовал при написании диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук по теме «Культура ранних кочевников Орско-Уральского междуречья в VII-I вв. до н.э.», которая затем была издана отдельной монографией «Древние кочевники Южного Приуралья VII-I вв. до н.э.». Материалы более позднего времени использованы при издании совместной с Сергеем Боталовым монографии «Гунно-сарматы урало-казахстанских степей».
Сергей Гуцалов показал себя как крупный ученый, занимающийся становлением и развитием культуры ранних кочевников степного пояса Евразии, в том числе и Орско-Уральского междуречья. В своих работах он придерживается в основном миграционной точки зрения в генезисе культуры ранних кочевников Западного Казахстана. По его мнению, погребальный обряд и материальная культура ранних кочевников Западного Казахстана показывают, что в формировании культуры того периода участвовало несколько этнических компонентов. Например, раскопки могильника Целинный-I, расположенного в Мартукском районе, подтверждают, что во второй половине VII-VI вв. в наш регион мигрировали скифы из Северного Причерноморья (Украина) и Северного Кавказа. Еще один показательный памятник, материалы которого проливают свет на древнюю историю Актюбинского края, – могильник Уркач-I. Результаты раскопок курганов этого могильника свидетельствуют о том, что во второй половине VI-V вв. до н.э. в степи Западного Казахстана мигрировали группы населения из Приаралья. По письменным источникам известно, что в это время сакские племена воевали с ахеменидами, и, возможно, часть этого населения была вынуждена откочевать к северу и северо-западу.

Над темой работала
Татьяна ВИНОГРАДОВА

Сергей Гуцалов на раскопках 1980-х годов | Фото из архива “АВ”