Гунно – сарматские тайны

Предположительно гуннское женское захоронение на могильнике Сорлакмола | Фото автора

Могильник Сорлакмола, расположенный близ Шикудука в Уилском районе, – это комплекс курганов II-IV вв. н.э., предположительно гуннских, тайны которых еще предстоит открыть актюбинским археологам. Возможно, памятник заставит поменять взгляд на историю Великого переселения и роль кочевников в становлении цивилизации.

– Эта часть погребального комплекса, вытянутого примерно на 100 метров с запада на восток (с небольшими отклонениями), представляет валообразное сооружение с пристройкой, – рассказал научный сотрудник областного историко-краеведческого музея, археолог Нурсултан Баиров. – Со спутника видна форма сооружений – кроме валообразных, встречаются гантелеобразные, подковообразные, но мы пока не знаем, с чем связаны формы некрополя. План гантелеобразных по форме напоминает удила и, возможно, связан с культом лошади.
Директор центра исследования, реставрации и охраны историко-культурного наследия Аслан Мамедов отмечает, что памятники истории I-II веков долгое время целенаправленно не изучались, поэтому считалось, что они не встречаются в Западном Казахстане. Их исследование и картографирование показало, что памятники занимают определенный миграционный коридор, по которому шли древние люди в эпоху Великого переселения:
– Начиная с восточных границ области, памятники идут широкой полосой, захватывая Айтекебийский, север Иргизского, Темирский, Кобдинский, Уилский районы. Если смотреть с севера (Каргалинский и Мартукский районы) и с юга (Шалкарский и Айтекебийский), подобных памятников мало. Получается, народы занимали определенный миграционный коридор, комфортный для проживания. Видимо, эта широкая полоса Актюбинской области напоминала землю, из которой они вышли.
Аслан Маликович напоминает, что памятников I-II вв. н.э. очень мало, и, скажем, российские ученые не могут выделить на своей территории столь уникальные комплексы, какой сейчас найден в Уилском районе. В длину он занимает 3-4 километра, общее число разнообразных объектов – около 200: святилища, курганы, гантелевидные сооружения и т.д. Археологи исследуют их, чтобы понять, что это за объекты, для чего создавались. Велось картографирование, топографическая съемка, в том числе с дрона, и выяснилась определенная система, свидетельствующая о мировоззрении древних, их ритуальной обрядности. Говорить о религии людей, сооруживших эти объекты, пока рано, не исключено, что памятники надо принять как часть культуры.
– Мы не утверждаем до конца, что здесь были гунны, так как не знаем, откуда они пришли, но это вопрос времени, – продолжил археолог. – Допускаем передвижку из Монголии, но не за короткий промежуток, а в течение долговременного процесса. Выйдя из Монголии, гунны на какое-то время освоили территорию Южного Казахстана, жили там длительно, прошли долгий путь миграции, в процессе которого происходило и смешение с другими племенами. Мы допускаем, что кочевое общество, оставившее столь яркое пятно в Уилском районе в виде памятника Сорлакмола, – новое проявление в культуре номадической цивилизации.
На рубеже веков это описали Сергей Гуцалов и челябинский ученый Сергей Боталов, в 80-х исследованием гуннов на основе могильника Лебедевка занимались казахстанские и российские археологи Гаяз Кушаев, Борис Железчиков, Марина Машкова. Лебедевка в ЗКО – уникальный комплекс, имеющий большой хронологический диапазон: от середины-конца VI в. до н.э. до II-IV вв. н.э. (ранний железный век), изредка – средневековые.
В сравнении с сарматскими курганами, часто встречающимися в нашей области, эти, предположительно гуннские, при всей своей масштабности имеют небольшую глубину. Из находок при покойнике – сосуды, бляшки, мечи с халцедоновыми навершиями, курильницы и т.д. Причем бронзовый сосуд не местного происхождения. Имеются и впускные захоронения (произведенные позднее), о чем свидетельствует грунт, явно отличающийся от основного. Святилища комплекса Сорлакмола отличаются фрагментами намеренно разбитой керамики.
– Гунны были элитой, диктовавшей в древности политику, в том числе расселения, – считает Аслан Мамедов. – Но не смешиваться с другими народами они не могли. Если говорить о наличии кургана, то известно, что его возводили только для покойников, имеющих в обществе определенный статус. О расовой принадлежности можно говорить после вердикта антрополога, но сопровождающие находки свидетельствуют о том, что здесь похоронена женщина.
– Благодаря нынешней экспедиции мы можем говорить, что гуннские племена шли через территорию Актюбинской области, – констатирует ученый секретарь историко-краеведческого музея Мейрам Дуйсенгали. – После поражения от племени сяньби в 93 году на территории Северного Китая они здесь два века собирались с силами, перед тем как появиться на западных границах Римской империи в 70-е годы IV века. Период, представленный памятниками Сорлакмолы, в историографии называется гунно-сарматским (позднесарматский), когда с востока на запад мигрировали аланы, сарматы, гунны. Что удивительно, гунны являются представителями монголоидной расы, сарматы – европейской. Сейчас в ученой среде все более утверждается мнение, что гунны – выходцы из Монголии и Северного Китая, а происхождение сарматов пока тайна, хотя версий много. Известно, что на территории Западного Казахстана последние жили несколько веков.
Главным этническим признаком народа является язык, но ни у гуннов, ни у сарматов не было письменности, поэтому что-либо сказать об их этнической принадлежности невозможно.
– В небольшом количестве китайских и античных источников указывается, что гунны говорят на непонятном языке, – заметил Мейрам Нурланович. – Но в научной среде существует мнение, например, Сергея Боталова, что гунны говорили на прототюркском языке. Первые же тюркские письменные источники датируются VI веком н.э.
– Какова роль Великой степи в Великом переселении народов?
– Здесь можно развивать только кочевое скотоводство, и оно было передовым для того времени. Хотя на могильнике Танаберген мы находим свидетельства расселения оседлых скотоводов (андроновцев), но они жили в бронзовом веке.
Мейрам Дуйсенгали считает, что комплексное изучение могильника Сорлакмола, проливающее свет на культуру гуннских племен, может иметь мировое значение:
– Два столетия эта культура развивалась на территории Западного Казахстана, а то, что сделано нынче – не более чем разведывательная экспедиция с привлечением студентов истфака АРГУ имени К. Жубанова. Планомерные и масштабные раскопки намечены на следующий сезон. А посетители Актюбинского областного историко-краеведческого музея с находками с Сорлакмолы могут ознакомиться в начале будущего года, когда археологи завершат камеральные работы.

Над темой работала
Татьяна ВИНОГРАДОВА