Ее величество Женщина

«В молодости она была похожа на Людмилу Зыкину», «Ее уважали, никто никогда не сказал о ней плохого слова», «Она притягивает к себе, словно магнит, сильной энергетикой и доброй душой», «Эта русская женщина отлично говорит по-казахски», «Невозможно переоценить ее заслуги перед районом». Так отзываются алгинцы о бывшем заместителе председателя райисполкома Екатерине Максимовой.


За глаза эту женщину с длинной косой, неизменно уложенной в высокую прическу, называли королевой Екатериной. Статная фигура, хорошо поставленный голос, манеры, стиль одежды, походка — все выдавало внутреннюю уверенность и высочайшую интеллигентность. О таких говорят: «голубых кровей». Екатерина Никитична единственная в Алгинском районе имела диплом Ленинградского государственного института культуры имени Н. Крупской, да и в области в те годы мало кто мог похвастать таким образованием.
Уроженка Мугалжарского района окончила семилетнюю школу имени Шевченко. С детства любила петь, выступала на сцене в самодеятельных постановках, потому и решила поступать в Актюбинское культпросветучилище. Это была единственная в Казахской Республике кузница кадров в сфере культуры. После окончания ссуза ее направили в небольшой городок Арыкбалык Кокчетавской области. Восемь лет проработала библиотекарем. Вышла замуж за местного учителя, родила первенца. Ее всегда тянуло на малую родину, она чувствовала себя чужой среди коллег и соседей. Вернулась в Актюбинск, устроилась в областное управление культуры. Заочно окончила Ленинградский вуз, после чего ее назначили заместителем начальника управления, а позже направили руководить культурной жизнью Алгинского района. С 1965 по 1975 годы Екатерина Максимова работала начальником отдела, в 1973 году была удостоена звания заслуженного работника культуры Казахской ССР. В 1975 году ее избрали заместителем председателя райисполкома. Через 15 лет стала персональным пенсионером республиканского значения.
Биография коренной актюбинки уместилась в несколько строчек. И только тот, кто посвятил свою жизнь сфере культуры, кто защищал интересы народа, может понять, какой огромный труд стоит за каждым словом о ее деятельности. Возможно, Екатерина Максимова мечтала о большой сцене, может быть, она стала бы известной актрисой. Но коммунистическая партия по-своему распорядилась ее судьбой. И она ничуть не жалеет о том, что не исполнила свою детскую мечту. Ведь сколько школ, сельских клубов, библиотек, детских садов, амбулаторий было открыто в районе в пору ее работы. Сколько людей говорят сегодня спасибо 85-летней «королеве Екатерине»! И мало кто догадывается, как тяжело было железной леди сочетать долг партийного работника с нелегкой женской долей.
— Когда я возглавляла отдел культуры, приходилось часто выезжать в командировки по селам, — рассказывает Екатерина Никитична. — В те годы начался бум в сфере культуры, выделялись большие деньги на строительство клубов, возведение памятников Ленину, воинам Великой Отечественной войны. Помню, в 1975 году в Алге, а также в колхозе «Земледелец», сейчас это Ушкудук, был открыт обелиск «Вечный огонь». С большим размахом мы провели республиканский концерт-семинар ко Дню Победы в колхозе «Прогресс», ныне Маржанбулак. Это было первое мероприятие в новом Доме культуры, приехали представители ЦК Компартии республики, первые секретари обкома, райкома партии.
Под ее руководством проводились конкурсы, смотры. Организовать их стоило большого труда, ведь все упиралось в деньги, необходимые на награждение победителей. Максимова выезжала к руководителям колхозов, совхозов, просила помочь самодеятельным коллективам.
— Однажды директор совхоза имени Максима Горького заупрямился, говорит: «Нет ни копейки лишней. Не дам». Я отвечаю: «Хорошо, тогда ваши артисты не будут выступать». Развернулась и уехала. А сама думаю: «Хороший ведь творческий коллектив, даже если они займут первое место в конкурсе, мы ничего не сможем им подарить». В Алге записалась на аудиенцию к первому секретарю райкома, им тогда был Михаил Милов. Он выслушал меня, поручил третьему секретарю Рахметулле Аимбаеву, отвечающему за идеологию, разобраться с ситуацией. Тот при мне позвонил директору совхоза: «Не хочешь поддержать коллектив артистов, значит, сам выходи на сцену и пой!». Тут же бухгалтер совхоза перечислила в кассу отдела культуры необходимую сумму, — смеется, вспоминая былые годы, бабушка с красивыми морщинками на лице.
В 1967 году в Алгинском ДК заработала первая киностудия, ее открыл Анатолий Кириченко, научившийся в армии управляться с камерой. К 50-летию Октябрьской революции маленькая группа во главе с Максимовой подготовила фильм о районе. Выезжали на автоклубе в отдаленные села, записывали рассказы об истории края. В титрах ребята указали: «Директор картины — Екатерина Максимова». А она только смеялась: «Какой я вам директор, я для вас организатор обедов и ужинов».
Рабочие будни отнимали все ее время и силы. Семья отходила на второй план. Главным было — напечь, нажарить, наварить ночью, чтобы наполнить для детей холодильник. В Алге у Максимовых родилась дочка. Еще работая в областном управлении, Екатерина Никитична поступила в Ленинградский институт. На сессии ездила и беременной, и с грудным ребенком, и с няней, и оставляя трехмесячного ребенка с подругой, и записав маленькую Леночку в круглосуточные ясли.
В 34 года у Максимовой не выдержало сердце, случился инфаркт.
— Надорвалась, — говорит женщина.
Самым тяжелым стал для нее следующий, 1968 год. Она окончила институт, похоронила отца, и в этот же год муж уехал в Кокчетав, оставив ее одну с двумя маленькими детьми.
— Сереженьке тогда было 12 лет, Леночке 3 годика. Спасибо детям, они никогда не огорчали меня. Сын помогал во всем, забирал сестру из садика. Спасибо моим соседям, которые присматривали за детьми. Моя подруга Ольга Григорьевна Вельмога сама растила четверых детей и моих двоих помогла поднять. Она сейчас в России живет, мы с ней до сих пор поддерживаем связь, огромное ей спасибо, — благодарит наша собеседница.
Когда Максимовой предложили место заместителя председателя райисполкома, она испугалась. Подумала: «Со сферой культуры я еще справлюсь, но что я понимаю в медицине, образовании?». Взмолилась на приеме у Аимбаева: «Я и так все время в командировках. Когда же мне детьми заниматься?». Третье лицо райкома партии ответил тогда: «Не Боги горшки обжигают. Вы справитесь».
— Рахметулла Аимбаевич очень жалел меня как женщину, помогал всегда и советом, и словом. Жаль, его не стало в 1980 году, всего 50 лет ему было, — горестно вздыхает Екатерина Максимова.
На приеме у заведующего отделом организационно-партийной работы обкома Кульшарова она призналась: «Боюсь ответственности». Он провел с ней собеседование, после чего завел к первому секретарю обкома партии Ливенцову. Василий Андреевич также задал несколько вопросов бледной от волнения алгинке.
— Чего вы больше всего опасаетесь? — спросил он ее.
— Боюсь, что не справлюсь с растущей младенческой смертностью и детской преступностью.
— Раз боитесь, значит, справитесь. Избирайтесь, — решил руководитель региона.
— Я до этого дважды была депутатом райсовета, пришлось выдвинуть свою кандидатуру на эту должность. Утвердили единогласным решением. Вошла я впервые в свой просторный кабинет, посмотрела на кресло. Присела на стульчик с краюшку. И заплакала. В двери стучат, а я говорю: «Подождите. Я не готова вас принять»…
Председатель райисполкома Кенжебаев хорошо принял меня в свою команду, во всем помогал. Вообще, в моей жизни было много добрых людей, все меня уважали, — говорит Максимова.
Добавляет, что всегда была законопослушным гражданином, никогда не злоупотребляла служебным положением. Высокая должность давала ей только уважение со стороны других и субординацию.
— Не бегала по складам, не искала дефицитные вещи, не красовалась в модных сапогах, как некоторые жены начальников. Покупала то же, что и все. Обутая, и слава Богу.
На красивую, одинокую женщину, конечно же, заглядывались мужчины. Но строить новые отношения она не могла. Просто не оставалось на это времени. Надо было зарабатывать на жизнь, думать о будущем детей. Ответственная должность, хлопоты по дому плюс сад-огород за шесть километров от Алги, куда она ходила пешком, заставляли женщину крутиться как белка в колесе. «Я себя не жалела», — обронила в разговоре Екатерина Никитична. Она жалела всех вокруг — беременных женщин в колхозе Максима Горького, в котором не было своей амбулатории; трудных подростков, ради которых настаивала на открытии придомовых клубов; осиротевших детей, которых устраивала в приемные семьи. Не так давно к ней приезжала девушка из России поблагодарить за то, что в трехлетнем возрасте ее, брошенную матерью, обнаружили в запертой квартире, передали в любящие руки приемных родителей.
— Думаю, что я смогла достойно прожить свою жизнь, — подытоживает нашу долгую беседу Екатерина Никитична.
В свои 80 с лишним лет она помнит название каждого населенного пункта Алгинского района, знает об их переименовании, называет имена и фамилии всех председателей и директоров, своих руководителей, подчиненных, их должности, даты важных событий. По-прежнему у нее болит душа за родной Алгинский район. Опытным глазом хозяйственника отмечает, что с вывозом мусора пока еще не все в порядке, что районной поликлинике нужны новые койки.
— Недавно, после реанимации, меня уложили на кровать, которую мы поставили здесь в день открытия больницы, в 1975 году, — сокрушается бабушка Максимова.
Во всем нужен порядок и твердая рука, считает женщина, сумевшая доказать, что слабый пол прекрасен своей мудростью и добротой, стойкостью и терпением, простотой и величием.
Гульсым НАЗАРБАЕВА

Фото из личного архива Екатерины МАКСИМОВОЙ

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Код безопасности *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Новости "АВ"