Нет срока давности у строчек

Одна из традиций «Актюбинского вестника» — сотрудничество с поэтами и прозаиками, и эта рубрика прямое тому доказательство. На протяжении ста лет многие из литераторов работали в газете или являлись внештатными корреспондентами. О них в сегодняшнем Литературном клубе.

Литературная среда

С конца 60-х годов прошлого века при нашей газете работал клуб «Литературная среда», который вели поэты Константин Деркаченко (1903-1980) и Роман Трофимов (1912-1996). Работал клуб почти до самой смерти Константина Ивановича. Частые выступления перед массовой аудиторией в Домах культуры, сельских клубах, красных уголках предприятий, заводских цехах и пионерских лагерях, публикации их стихотворений в нашей газете, издание сборников сделали популярными и Константина Ивановича, и Романа Константиновича.
Но главное, что отличало то поколение, — живое слово, звучащее из первых уст. В свое время в клубе прошли становление многие авторы, в числе которых Виктор Ширко, Малика Тугилова, Валерий Мартыненко.

Амантай Утегенов (1951-2018) родился в Уральске, вырос в Хобдинском районе нашей области. После окончания факультета журналистики КазГУ работал в Кандыагаше, переводчиком в издательствах Алма-Аты, корреспондентом журнала «Новый фильм» (1975–1980), был корреспондентом, затем заместителем главного редактора газет «Путь к коммунизму» и «Актюбинский вестник» (1980–2000), главным редактором газет «Туран» (2000–2003), «Актюбинский университет» (с 2003); член Союза писателей Казахстана, Международного ПЕН-клуба.
Первые стихи Амантая Утегенова начали печататься с 1964 года в газете «Ленинская смена», позднее в журналах «Простор», «Литературная учеба», «Дружба народов», а также в газете «Комсомольская правда».
В 1979 году вышли его переводы с казахского языка на русский, после которых поэт получил признание как мастер художественного перевода.
Перевел романы «Свет очага» Т. Ахтанова, «Плеяды — Созвездие надежды» А. Кекильбаева, «Последний долг» А. Нурпеисова, десятки повестей и сотни рассказов. Переведены им также стихи и поэмы Абая, Махамбета, А. Байтурсынова, К. Шангытбаева, М. Курманалина, Б. Тажибаева, С. Жиенбаева, Ф. Онгарсыновой, Т. Молдагалиева,
Е. Ашыкбаева и др. Автор книг «Лучи в ладонях», «Картинка», «Запретный плод», «Дом из запятых» и других.

Пропасть
В глазах твоих, застыв,
Таятся грусть и боль.
Печаль отринь, прошу,
И не копи обид.
Я более других
Виновен пред тобой,
Хотя твой светлый миг
Не мною был убит.
Я без тебя в веках
Схожу, увы, на нет.
Как в гущу моих снов,
Войди в мои стихи.
Да буду я твоим
Дыханием согрет
И вздохом разойдусь
По вздрогнувшей степи.
Мне б отогреть тебя
Так, чтоб оттаял взгляд,
Разжечь однажды в нем
Лукавый огонек.
Мне б жизнь мою твоей
Улыбкой озарять,
Чтоб я тонуть в глазах
Твоих бездонных мог.
Дни стали вдруг длинней…
Знать, ты моя весна…
И ночи напролет
Бурлят в душе мечты.
Но предрассудков власть,
Как пропасть, делит нас,
И вправе не понять
Мое безумье ты.

Константин Деркаченко родился в семье морского офицера в Крондштадте. Первые стихи вышли под псевдонимом Антоний Касимов в петроградской «Красной газете» в 1922 году. В 1935-м, после убийства С. Кирова, Деркаченко как неблагонадежного выслали с семьей из Ленинграда в Актюбинскую область.
Прошел Великую Отечественную войну (награжден орденом Славы III степени), трудился на АЗФ бухгалтером, работал на радио, был активным общественником. В Союз писателей СССР был принят в 1947 году. В 1956-м пытался вернуться в Ленинград, но получил отказ. Реабилитирован в 1957 году. При жизни поэта издательством «Жазуши» выпущено 5 сборников.

Вставайте, люди!
Спасая в грозный час расплаты
свои трофеи и тела,
ушли фашистские солдаты
из украинского села.
Когда же смолкли громы боя
и на село спустилась тишь, —
смеясь,
под небо голубое
из хаты выбежал малыш.
Послушал, как скворец затинькал,
как на грача прикрикнул грач,
и вдруг увидел у тропинки
в густой траве цветастый мяч.
Беги, малыш, не глядя, мимо!
Но он к мячу бежит, спеша.
А под мячом
таилась мина,
и —
нет на свете малыша!
Зато живет еще на свете
сапер фашистского полка!..
Нет, не сотрутся строчки эти
из фронтового дневника.
Во имя малышей убитых,
чтоб не было таких смертей, —
вставайте, люди, на защиту
живых,
смеющихся
детей!

Слушая кукушку
Все течет, все проходит:
мгновения, месяцы, годы;
испаряются воды,
исходят дождем облака;
осыпаются листья
осеннему ветру в угоду;
даже в лучших стихах
постепенно стареет строка.
Все течет, все проходит…
Взрослеют, умнеют желанья,
задушевней сужденья,
медлительней думы и шаг.
Машинально считаю
кукушки лесной кукованье:
сколько лет остается
работать, любить и дышать?
Сколько мне на роду
предначертано солнечных весен?
Сколько летних ночей,
напоенных цветением трав?
Сколько раз я еще
золотую отпраздную осень?
Как далек от меня
на житейской реке ледостав?
Я не верю кукушке!
Нарочно сбиваюсь со счета.
Рядом с первой другая
свое начинает «ку-ку!»
Это голос природы
велит неустанно работать,
и — пускай бесконечно,
несчитанно годы текут.

Роман Трофимов родился в Калуге, в семье учительницы и военного. Воевал в Заполярье бортмехаником авиационного полка, за боевые заслуги награжден орденом Отечественной войны. После демобилизации приехал в Актюбинск, где работал на авиапредприятии. В селе Веренка Мартукского района похоронена его мать, Анфея Михайловна, которая жила там с сыном Константином, директором школы.
Первое стихотворение Романа Трофимова (о рабочем классе) опубликовано в 1928 году в калужской газете «Коммуна».
В «Актюбинской правде» начал работать в 1953 году, в 1959-м был принят в Союз писателей СССР, являлся и членом Союза писателей КазССР. Как все его коллеги по поэтическому цеху, ездил по области и республике, встречался с читателями, выступал на различных площадках. Отдельной книжкой выпущена его поэма «Алия».

На Родине
И снова небо голубое,
И даль прозрачна и светла,
И над бревенчатой избою
Склонилась тихая ветла.
Нет, ты коней не горячи.
Дай успокоиться душою.
Как греют родины лучи,
Как пахнет кашкой полевою!
Так хочется с телеги слезть
И подойти к родной березке,
И ей сказать: «Я снова здесь,
На деревенском перекрестке,
Где много, много лет назад
На эту ветлу и избушку
В последний раз я бросил взгляд,
Садясь в солдатскую теплушку».

* * *

О нашей встрече наперед
Из нас еще не знал никто.
Но оба мы ушли в поход
И встали рядом — самолет
И санитарное авто.
Глядела с болью ты на то,
Как уходили мы в полет.
Ведь что ни рейс — игра в лото.
Но было радостно зато,
Что кто-то, боль скрывая, ждет.
Здесь жизнь проста и смерть
проста,
Так надо ли ее скрывать?
И от биплана только пядь
До санитарного креста.

Виктор Ширко (1937-2006), актюбинский поэт, был одним из внештатных корреспондентов «АВ» на протяжении многих лет. Сын бойца 312-й стрелковой дивизии, Виктор Васильевич родился на станции Каратогай Мартукского района, но вырос в Актюбинске. Рекомендованный от клуба «Литературная среда» для обучения на литературных курсах при Литинституте имени М. Горького Виктор Ширко их успешно окончил.

Зима
Ну и метель!
Ну и снежище!
Сугробы — прямо под балкон.
Шагнешь с крыльца
И словно слышишь
Степи раздольной буйный
звон.
Какой простор
Простой стихии –
Крутить природы жернова.
Переложил бы
На стихи я
Зимы горячие слова.
Но как найти их в
круговерти:
Ни следа нет,
Ни тишины.
Не подождать ли до
рассвета —
Еще далекой новизны.
Когда в просветы хлынет
небо,
Привольно-сине
Там и тут.
И где б ты в это время не
был,
Ее весною назовут.
Но нет…
Иду ветрам навстречу,
Вдоль снежной, праведной
реки.
Я знаю,
Там, в морозах, встречу
Слова для нужной мне
строки.

Работал в «АВ» и Виктор Шостко, ныне проживающий в РФ. Его стихотворения мы сегодня тоже публикуем.

Друг
Мой друг идет, не глядя в лица,
Спиной нахохлив пальтецо,
И потому ему не снится
В толпе мелькнувшее лицо.
Случайный взгляд его минует.
Досужий звук не слышен им.
Пред суетой и словом всуе
Мой лучший друг неуязвим.
Ему печалиться не надо
В пустых сомненьях без конца.
Судьбой он видит дальше взгляда.
А сердцем слушает сердца.
А мне не видывать покоя
И снисхождения не ждать.
Преувеличивать пустое.
Великое преуменьшать.

Биография
Родился. Учился. Трудился.
Вступил. Переехал. Служил.
Женился. Стремился. Добился.
Считался. Участвовал. Жил.

Малика Тугилова свои первые стихи прислала в «Путь к коммунизму» еще будучи 10-классницей, а на гонорар за них купила отрез на платье для выпускного вечера. Работая в районных газетах «Красное знамя» (Новороссийский район), «Знамя труда» (Хобдинский), Малика Шакировна писала для «АВ» в качестве внештатного корреспондента. В штат же нашей газеты была принята в 1997 году, откуда и ушла на пенсию.
Малика Тугилова добрым словом вспоминает клуб «Литературная среда», Константина Ивановича и Романа Константиновича, которые были строгими учителями. Здесь проводились замечательные литературно-музыкальные вечера, много давшие их слушателям.

«Актюбинскому вестнику» посвящается
Слова — пионеры, слова — комсомольцы,
Еще — коммунисты, сомкнуты как кольца.
И ими владеет газетчиков строй.
Газета, как воин на передовой.
По долгу надежной опоры партийной
Не зря наделялась печатною силой.
Четвертою властью считалась она,
И ею по праву гордилась страна.
Таков был наш «Вестник», таков он и есть.
За ним столько судеб людских,
что не счесть.
Ведь орден Почета легко ль заслужить?
Для этого нужно как минимум жить
Заботами родины малой, в которой
Пришлось и родиться ему, и творить.
Теперь он, конечно, совсем возмужал –
Он первой газетою в области стал.
Пусть дальше плывет в море новых идей,
Справляя еще не один юбилей!
* * *
Обыденность как серая дорога,
И дни звенят, как медные полотна.
Нет ни печали, ни большой тревоги
За лучшее несделанное что-то.
Обрадует хорошая погода,
Чуть-чуть взволнует дождик моросящий.
А впрочем, это ложные заботы,
А впрочем, это все ненастоящее.
И запылятся мысли понемногу.
И сердце комом встанет в горле где-то…
Стою почти у самого порога:
Кричу: «Умри!» и не боюсь ответа.

* * *
Ну вот и все — опять настала ночь.
Глаза ее, как у твоей жены,
Зовут на краткий миг,
Надолго гонят прочь,
Хотя навек привязывать должны.
А мне, ей Богу, нравятся такие.
Но как смешно! Уже не превозмочь
Себя спросить: «Ну как дела, Мария?»
И отойти, как тень, в пустую ночь..

Совсем недавно в отделе социальной политики работала Шолпан Тулеулова. Музыкант по образованию, она очень тонко чувствует все звуки жизни, поэтому и стихи ее не сочиняются, а случаются. Является выпускницей литературных курсов при ОФ «Мусагет».

Сыну
Крошечная ладошка в моей руке,
Запах молока от персиковых щек —
Мой сын…
Пушистые пряди цвета корицы,
Чумазые коленки, стертые об пол, —
Мой сын!
Скоро ты пойдешь ножками, и не останется
В мире невзятых тобой вершин,
Мой сын.
Спи, мое ясноглазое счастье,
В каждом ударе маминого сердца
Твое золотое имя.

Над страницей работала Татьяна Виноградова

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Код безопасности *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.