Охота пуще неволи

Охота — занятие сугубо мужское.
Есть много мнений по поводу охоты. Говорят о необходимости ее запрета. Но есть также аргументы и в ее пользу. Как бы то ни было, охота существует, на нее работают целые отрасли промышленности, растут ряды членов обществ охотников. И два раза в год, весной и осенью, сотни охотников, а также тех, кто себя к ним причисляет, невзирая на холод, снег и слякоть, едут и идут в степь, чтобы подстрелить дичь. Не сказал бы, что сделать это очень просто. В этом я, выезжая «за компанию» со знакомыми поохотиться в наших степях, убеждался не раз.

В минувший выходной автор вновь, после долгого перерыва, побывал на открытии весенней охоты. Скажу сразу, что стрелять я не собирался: мне просто хотелось побывать на природе с друзьями, сделать хорошие снимки.


Охота, признаться, занятие недешевое. Мои друзья купили в обществе охотников и рыболовов на каждого путевку и лицензию на право добыть одного селезня. Охотиться можно было только в пределах того охотничьего хозяйства, которое закреплено за обществом. Кстати, стоимость путевки с лицензией небольшая — чуть больше
1 тысячи тенге, но добавьте к расходам ежегодный взнос
5 тысяч тенге и немалые затраты на боеприпасы, бензин. И все это ради того, чтобы добыть одного селезня! Ясно, что говорить об окупаемости охоты не приходится. Тогда, значит, есть в ней что-то  неизмеримое в деньгах. И вот это «что-то» я и попытался увидеть в поездке. 


…На место прибыли еще засветло. Чай, небольшой ужин под охотничьи рассказы и анекдоты, затем начались сборы. Это серьезное дело. Люди с сосредоточенными лицами облачаются в амуницию — теплое белье, непромокаемую верхнюю одежду, совмещенную с резиновой обувью. Этот своего рода комбинезон позволяет входить в воду по грудь. Есть еще и маскировочные халаты, камуфляжные куртки и легкие комбинезоны. Подготовка оружия — это своего рода ритуал. Кстати, за ужином рассказывали о паре случаев, когда некоторые горе-охотники, собираясь в поездку, забывали дома ружья или патроны, калибр которых не совпадал с калибром патронов других охотников. И приходилось им быть лишь наблюдателями процесса.
Вот, наконец, группа из восьми человек направляется к небольшому озерцу. Главная задача — подбить хотя бы пару уток для шулюма. Этот суп из дичи — без преувеличения еще одно охотничье «таинство». Едал я его пару раз и ничего необычного в нем не почувствовал, хотя для охотников он является символом, и готовка его — настоящее священнодейство. Для этого у них всегда с собой в машинах заготовлены все специи, картошка, лук, крупы. 


На охоту идут не только экипированные. В руках мешки с подсадными утками, подстилки для лежки или небольшие стульчики. Стрелки располагаются по диаметру водоема. Каждый из них пускает на воду подсадных уток. Оказывается, охотиться надо только с ними: приняв манекены за живых потенциальных «невест», к ним подсаживаются селезни. Тут-то их и стреляют. Нельзя стрелять в летящих птиц, в этом случае можно убить утку, и она не выведет птенцов. Вот такие есть правила, позволяющие оберегать поголовье птиц.


К слову, о погоде. С берегов озера и с низин на момент нашего выезда еще не сошел снег. Только накануне прошел дождь. Солончаковая земля настолько пропиталась влагой, что была вязкой и труднопроходимой. Чтобы занять позиции на озере на «вечернюю зорьку», охотникам пришлось пройти в таких условиях не менее километра. Как видите, чтобы заниматься охотой, нужно быть еще сильным физически и обладать крепким здоровьем. В ожидании прилета уток охотники просидели у озера на снегу, в воде и в грязи несколько часов.
Не выдержав долгого сидения в теплой машине, я пошел по следам охотников и навестил каждого из них. Один раз пришлось по их команде присесть, чтобы не спугнуть подлетающую утиную стайку. Трофеев почти не было. За все время охоты, а к тому времени прошла пара часов, охотники подстрелили одного селезня-краснобаша, или красноголового нырка. 
Вернувшись в машину, я сидел и думал: «Что хорошего в охоте? Неужели долгое, часто безрезультатное, пусть и полное надежд, сидение на холодном берегу приносит этим людям какое-то удовлетворение?».
Оказывается, приносит. Через три-четыре часа мои товарищи стали возвращаться. И хотя добыча была та же — один краснобаш, хмурых лиц я не увидел. Сами они объясняли, что, находясь в любых условиях на природе, при любом результате охоты, они здесь душой отдыхают. И я их понял.
Устроились на ночлег, а поутру, еще затемно, все опять вышли на позиции. Добычей стала пара уток. Три селезня на 8 охотников — таков результат двухдневной экстремальной поездки. На обратном пути дорогу развезло еще сильнее, на одном из участков забуксовал даже джип. Пришлось выталкивать, вытягивать его тросом другой машиной. Но это тоже, видимо, одна из составляющих охоты. Уставшие, но довольные к вечеру следующего дня охотники вернулись домой. В полной уверенности, что выедут еще и в следующий раз им повезет больше. Ведь охота пуще неволи!