От учителя — до председателя КазЦИК

кулумбетов 2_reswm

В семидесятые годы XIX века в Иргизе, который в то время имел статус города, были школы, дающие светские знания. Для степного края, где преобладали духовные учебные заведения — медресе, они были большим прогрессом. Кстати, выпускники этих школ уже в первые годы Советской власти вышли на политическую арену.
В их числе — нарком просвещения Темирбек Жургенов, ученый-экономист Тель Жаманмурунов, один из основателей образования на родном языке Тельжан Шанонов, первый военный комиссар республики Мухамедияр Тунганшин, ректор Казахского педагогического института Баймен Алманов. В этой первой плеяде казахской интеллигенции особое место занимает Узакбай Кулумбетов, который от простого аульного учителя поднялся до руководителя республики.

Узакбай Кулумбетов родился в 1891 году в ауле Сасыкколь Аманкольской волости Иргизского уезда. Закончив двухклассное (четырехгодичное) русско-казахское училище в Иргизе, в 1912 году он поступил на педкурсы в Актюбинске и стал учителем.
Первые годы революции были особенно трудными для народов окраин Российской империи: местная власть металась между алашординцами, белогвардейцами и большевиками. В 1918 году Кулумбетов добровольно вступил в отряд красных партизан, который возглавляли Киселев и Кузнецов, однако вскоре в отряде произошли разногласия. Кузнецов и Кулумбетов с подавляющим большинством воинов перешли на сторону воинских формирований правительства Алашорды, а Киселев и Алманов с десятком человек поддержали большевиков.
В 1919 году, после поражения
алашординцев, Кулумбетов был вынужден перейти на сторону большевиков. Однако непродолжительное пребывание в стане сторонников Алашорды позже скажется на его судьбе.
Узакбай Кулумбетов со всей присущей ему энергией принялся в 1919 году устанавливать Советскую власть на территории Иргизского уезда. Это время  стало началом его сознательного политического выбора.
В 1923 году он был избран заместителем председателя Акмолинского губернского исполкома. В те годы в состав этой губернии входили Кокшетау, Петропавловск, Павлодар, Усть-Каменогорск и Семипалатинск. Кстати, по инициативе Кулумбетова были открыты курсы по подготовке государственных служащих. На них одновременно проходили обучение сорок человек. Была проложена железнодорожная линия Петропавловск — Кокшетау, начала создаваться перерабатывающая отрасль — построены деревообрабатывающий и консервный заводы.
В 1925 году работоспособный и инициативный руководитель был вызван в столицу, которая находилась в Кызылорде. У Кулумбетова было много личностных преимуществ: он в одинаковой степени владел казахским и русским языками, был прекрасным организатором производства и несравненным оратором, поэтому его направляли на самые ключевые участки работы. Он трудился заместителем председателя Совета народных комиссаров Казахской ССР, был народным комиссаром торговли, председателем экономической комиссии. Он был назначен председателем Совета народного хозяйства Казахской АССР.
В эти годы он много сил и энергии отдавал индустриализации страны и развитию аграрной отрасли. Особое внимание Узакбай Кулумбетов уделял Ридерскому, Экибастузскому и Атбасарскому медеплавильным комбинатам, развитию Илекского месторождения пищевой соли, Эмбенскому нефтяному региону, возврату Казахстану Жетыгаринского, Аккаринского и Бозбийского золотых рудников.
По его инициативе республике было выделено 23 миллиона рублей на развитие горнодобывающей и металлургической промышленности. Были созданы тресты «Атбасарцветмет», «Алтайказполиметалл». Но исключительной заслугой Кулумбетова перед нашей страной и народом является строительство
Турксибской железнодорожной магистрали. Для достижения поставленной цели он привлек к проекту Турара  Рыскулова, который работал в Москве, в Совете народных комиссаров РСФСР. Всю организационную работу в республике, связанную с этим проектом, Кулумбетов взвалил на себя, в том числе и подготовку кадров.
Когда знакомишься с архивными документами, воспоминаниями его современников, ясно осознаешь, что Узакбай Кулумбетов мыслил глубоко и на перспективу. И что примечательно: он прекрасно знал и промышленное производство, и сельскохозяйственную сферу. К примеру, ставил вопрос о создании мини-производств кожи и шерсти, молока и мяса.
Однажды по служебным делам он посетил Арысский район. Секретарь райкома партии Ералин, сопровождавший его, сказал:
— Вы знаете, очень быстро растет поголовье скота у населения.
— Пусть растет, — ответил ему Узакбай  Желдербайулы, — от этого государству ущерба нет. Народ еще не прочно поднялся на ноги.
Много десятилетий прошло с того времени, а его слова не потеряли актуальности — народ не может находиться на иждивении государства, сам должен заботиться о своем благополучии.
Находясь на вершине власти, Узакбай Кулумбетов был простым и доступным человеком, постоянно проявлял заботу о людях.
Его дочь Орынша Карабалина-Козыбаева в своих воспоминаниях  пишет: «По служебным делам папа часто ездил по республике и почти всегда возвращался домой с каким-нибудь беспризорником и пока не устраивал его, он жил у нас. Как ни трудно было нам самим, мама никогда не возражала отцу. Отмывала детей, одевала в чистое белье и кормила наравне с нами».
В самые трудные для нашей Родины годы, когда миллионы людей покинули обжитые места в поисках лучшей доли и голод повально косил людей, Узакбай Кулумбетов открыл для бездомных сограждан бесплатную столовую.
Сослуживцы и его современники высоко ценили вклад, который он внес в становление республики: «В государственном мышлении он стоял на голову выше своих коллег. Он был не просто прекрасным организатором, хорошо разбирался в людях и умело подбирал кадры. Он способен был признать свои ошибки и сделать соответствующие выводы».
В 1933 году Кулумбетов рекомендовал Голощекину пригласить в Казахстан Темирбека Жургенова, который работал в Узбекистане наркомом просвещения. Во время работы Кулумбетова руководителем ЦИКа в разных комиссариатах работали Тельжан Шонанулы, Тель Жаманмурунов, Темирбек Жургенов, Абиш Тойбазаров, Баймен Алманов, Мухамедияр Тунганшин, Толепберген Хасанов, Таран Беркинбаев, Сержан Шонанулы и другие представители передовой казахской интеллигенции, получившие начальное образование на иргиз-ской земле.
Как-то на Пленуме республиканской партийной организации было принято решение: до конца первой пятилетки из 566 тысяч кочевых и полукочевых хозяйств должны обрести оседлость 544. Кулумбетов был против такого решения. Он хорошо знал особенности жизни своего народа и понимал, что последствия таких реформ приведут к трагедии. Так оно и случилось: в период с 1930 по 1933 годы от голода в Казахстане погибло 42 процента населения, или 1 миллион 700 тысяч человек. В своем выступлении на пленуме ЦК Компартии Казахстана в 1932 году Узакбай Кулумбетов сказал так: «Хотя я постоянно выступаю против метода руководства аулом республиканской партийной организации и его секретаря Голощекина, но как член ЦК готов ответить за допущенные недостатки». Однако безграмотного и самоуверенного  Голощекина  направить на истинный путь оказалось невозможно. Тому свидетельство выступление Кулумбетова на Пленуме ЦК, который проходил 10-16 июля 1933 года:
«Мы с Оразом Жандосовым три дня пытались убедить Голощекина созвать после Пленума совещание секретарей обкомов, чтобы высказать им то, что они взяли неверный курс в аулах, но так и не добились своего.
Напротив, Голощекин сказал:
— Что вы от меня хотите? Это исконный образ жизни кочевников, и за одно совещание вы ничего не измените!
— Исконный образ жизни? Понятно было бы, если бы казахи кочевали, увеличивали поголовье скота, меняли бы его на товар. Но ведь казахов в связи с поспешно проводимой политикой оседлости заперли в городах, на железнодорожных станциях. Теперь они не имеют возможность содержать скот, который действительно исконно кормил и одевал их».
В 1935 году Кулумбетов был избран председателем ЦИК Казахской ССР. На этой должности он проработал около двух лет. В 1937 году началась кампания поиска врагов народа. Бывший соратник по партизанскому отряду Киселев, затаивший обиду на Кулумбетова, написал руководителю республиканской партийной организации Левону Мирзояну: «Я сомневаюсь в них (в Кулумбетове и Жаманмурунове). Будучи в Монголии они тайком наладили связь с японскими шпионами и хотят отделить Казахстан от Союза».
Однако освободить от должности и арестовать второго руководителя республики можно было только с согласия вышестоящего руководства, поэтому Мирзоян вышел на Сталина.
Журналист-историк Юрий Жуков в книге «Иной Сталин. Политические реформы в СССР в 1933-1937 годах» пишет: «13 июля первый секретарь ЦК КП(б) Казахстана Левон  Мирзоян  направил в Москву, на имя Сталина, шифротелеграмму следующего содержания: «Во время съезда Компартии Казахстана кандидатура председателя Казахского ЦИК тов. Кулумбетова после длительного обсуждения была провалена. Голосование было тайным. Основным мотивом отвода и провала был факт перехода тов. Кулумбетова в 1919 году с оружием в руках на сторону врага.
За два последние месяца после съезда ряд арестованных участников контрреволюционной рыскуловской и нурмаковской организаций показывают на Кулумбетова как на одного из активных участников этой национал-фашистской организации. Возможно, в ближайшие дни следствие покажет необходимость ареста Кулумбетова. Мы считаем совершенно необходимым освободить его от обязанности председателя ЦИКа и просим ЦК ВКП(б) утвердить наше предложение. Кандидатуру нового председателя ЦИК внесем на утверждение Политбюро в ближайщее время».
Спустя два дня Политбюро утвердило предложение Мирзояна.
Летом 1937 года Узакбай Кулумбетов отдыхал в Крыму. 5 августа он был арестован. 25 апреля 1938 года военная комиссия Верховного суда СССР вынесла постановление о его расстреле. В тот же день в местечке Баралдай, близ Алматы, приговор был приведен в исполнение. Вместе с ним были расстреляны видные ученые и государственные деятели Темирбек Жургенов, Тель Жаманмурунов, Кудайберген Жубанов, а также Санжар Асфендияров,  Сейткали Мендешев, Избаскан Курамысов — 19 личностей,  составлявших опору казахской интеллигенции.
За четыре дня до этого, как жена врага народа, была арестована и его супруга Айша. Восемь лет она провела в АЛЖИРе (Акмолинский лагерь жен изменников Родины). Вышла она оттуда в 1946 году, после чего из-за постоянных преследований вынуждена была переехать в Каракалпакстан.
Дети Узакбая и дети его брата, воспитывавшиеся в одной семье — Бостан, Марат, Акторе, Кабира, Орынша — тоже жили с клеймом детей врагов народа и их ограничивали в правах. Например, Кабира семь лет поступала в КазПИ, и все семь раз она была вынуждена оставить вуз.
Сергали Толыбеков, член-корреспондент Академии наук Казахстана, бывший ректор КазПИ писал в своих воспоминаниях: «Узакбай был крупным, высокорослым, чернявым, широколобым. Волосы сбривал наголо. Люди почитали его и уже в то время называли аксакалом. В народе говорили: «Какие бы проблемы ни возникали у вас, обращайтесь к аксакалу, он никогда не отвернется от человека».
Совесть казахского народа, один из лучших его представителей, Узакбай Кулумбетов прожил всего сорок семь лет…

Ракымжан УТЕМИСОВ,
заведующий Иргизским районным архивом,
член Союза журналистов Казахстана

Новости "АВ"