Подвиг разведчика

рисунок2_reswm

Хобдинец Г. Бондаренко в 1943 году участвовал в штурме знаменитой стратегической высоты Саур-Могила.

На фотографии один из семнадцати участников штурма высоты Саур-Могила, наш земляк Г. Бондаренко

На фотографии один из семнадцати участников штурма высоты Саур-Могила, наш земляк Г. Бондаренко

При оформлении музея в селе Хабаловка (аульный округ имени Билтабанова) нами была обнаружена фотография рядового
Григория Бондаренко. На фотографии с правой стороны надпись «Штурм высоты Саур-Могила 17-ю разведчиками 28-31.8.43 года». При поиске в интернете мы узнали многое об этой высоте и сочли нужным рассказать об этом читателям.
О штурме высоты Саур-Могила написана песня «Послушай ветры над Саур-Могилой», слова Федора Серебрянского, музыка Ивана Бирюкова:
Послушай ветры над Саур-Могилой,
И ты поймешь, кто эту землю спас,
Чье мужество в боях освободило
Врагу не покорившийся Донбасс.
В 1943 году за эту высоту велись ожесточенные бои, которые продолжались около двух недель. С 1941 по 1943 годы Донбасс был оккупирован немецкими войсками. В течение двух лет в окрестностях Саур-Могилы фашистами велось строительство оборонительных сооружений первой линии Миус-фронта.
Саур-Могила — господствующая высота, которая имела важное тактическое значение. На оперативных штабных картах она была обозначена как высота с отметкой 277,9 метра. На вершине располагался центральный наблюдательный пункт шестой германской армии (группа Холлидт). На склонах кургана были врытые в землю бронеколпаки с огневыми средствами, блиндажи в несколько накатов и дзоты. Огневые позиции круговой обороны располагались в несколько ярусов. Также для обороны использовались огнеметные танки, самоходные артиллерийские установки, артиллерийские орудия и минометы.
Штурм Саур-Могилы советскими войсками был начат 28 августа 1943 года. В нем участвовали части 96-й гвардейской стрелковой дивизии, которой командовал гвардии полковник Семен Самуилович Левин. 295-й стрелковый полк под командованием Героя Совет-ского Союза Андрея Максимовича Волошина наступал по западным скатам кургана, 293-й полк под командованием подполковника Свиридова — по юго-восточным, 291-й стрелковый полк — по южным скатам. Правый фланг наступления был прикрыт частями 34-й гвардейской стрелковой дивизии, левый — частями
127-й дивизии полковника Крымова. Штурму предшествовала двадцатиминутная артподготовка с использованием всей дивизионной артиллерии и дивизиона «Катюш». Также была использована воздушная поддержка ИЛов.
В ночь с 29 на 30 августа дивизионная разведка под командованием младшего лейтенанта Шевченко с третьей попытки обошла заслоны неприятеля и установила на вершине красный флаг. В вылазке участвовали 17 человек — младший лейтенант Шевченко, старшины
И. Веремеев и С. Кораблев, рядовые И. Дудка, Г. Бондаренко, Н. Иванов, И. Алешин,
А. Гаин, С. Селиванов, Н. Симаков, К. Калиничев, Н. Черепов, И. Гавриляшин, К. Петряков, В. Лобков, Меркулов, В. Кобзев.
Позже в заметке, опубликованной 3 сентября 1943 года в газете «Советский боец», старшина С. Кораблев писал: «Они пытались взять нас то слева, то справа, обстреливали с самоходных пушек и танков. Но ничего у них не выходило. «Умрем, но не уйдем отсюда!» — передал я по цепочке. И каждый дрался, как лев, потому что понимал: сражаемся за Донбасс, за родную Украину».
Немцы 12 раз атаковали отряд на вершине. Отряд удерживал свои позиции в течение суток, дав возможность своим перегруппироваться. Чтобы не попасть под артобстрел, бойцы сделали из окровавленной рубашки лейтенанта Шевченко флаг и обозначили свое присутствие. После смерти лейтенанта Шевченко отрядом командовал И. Веремеев. К первой группе пробилась вторая под командованием полковника А. Сошальского. Высота была взята утром 31 августа 1943 года. За подвиг на Саур-Могиле Григорий Бондаренко был награжден орденом Боевого Красного Знамени.
После войны на Саур-Могиле поставили первый памятник. Он представлял собой пирамиду высотой шесть метров, сложенную из местного известняка. Наверху пирамиды была установлена красная звезда. Вокруг нее была площадка, окаймленная корабельной цепью. По углам стояли пушки, оставшиеся после местных боев. У памятника была надпись, сообщавшая о потере 5-й ударной армией
23 238 солдат и офицеров.
В 1960 году Донецкая организация Союза архитекторов провела открытый конкурс на лучший проект нового памятника. На конкурс поступили проекты от 37 творческих организаций УССР и РСФСР. В Донецке прошла выставка проектов памятника. Победил проект киевского коллектива. Авторы проекта — скульпторы Ф. Коцюбинский, И. Горовой, К. Кузнецов, архитекторы —
М. Потипако, А. Игнащенко и И. Козлингер. Комсомольцы Снежного, Тореза и Шахтерска собирали на памятник деньги за счет воскресников, заработок от которых шел на его строительство.
Открытие памятника состоялось 19 сентября 1967 года. На открытии присутствовало более 300 тысяч человек — ветеранов, представителей общественных организаций, частей Советской Армии.
Железобетонный обелиск высотой 36 метров, установленный на вершине кургана, облицован гранитом. Внутри обелиска находится комната боевой славы.
От подножия кургана к вершине поднимается широкая лестница. С левой стороны от нее расположена большая надпись: «Берегите, берегите, берегите мир!».
Ветеран войны и труда Григорий Бондаренко всю жизнь прожил в Хабаловке. До выхода на пенсию работал механизатором. Бывший разведчик умер предположительно в 2006 году в России, куда переехал вместе с детьми.
Камила КУРПЕШОВА,
краевед Хобдинского районного музея

Подвиг разведчика

В фондах государственного архива Актюбинской области хранятся интересные материалы, проливающие свет на подвиги разведчика Героя Советского Союза Кожабая Жазыкова.

Мечтал стать педагогом

Кожабай родился 4 октября 1920 года в ауле Коктубек (ныне Байганинский район Актюбинской области) в семье крестьянина-бедняка. Отец ушел из жизни рано, когда Кожабаю исполнился  год, и воспитывали его мать и старший брат.

В 1938 году по окончании Джаркамысской неполной средней школы поступил в Темирское педучилище, затем продолжил образование заочно в Актюбинском педучилище. С 1941 года началась его педагогическая деятельность в школе колхоза Аманкельды Байганинского района. Дети любили Кожабая за простоту и душевность. Но с учительским делом пришлось попрощаться — наступила война. Мог ли он предполагать тогда, что судьба забросит его в дальние страны, что, кроме самой мирной профессии — учителя, ему придется освоить также и искусство войны?

Охотник за «языками»

В начале 1942 года он был призван в ряды Красной Армии для защиты Родины, прошел военную подготовку в городе Бугуруслане Приволжского военного округа. По окончании полковой школы попал в дивизионный учебный батальон при 206-й стрелковой дивизии.

Первое военное крещение и первое ранение он получил 24 июля 1942 года в боях при защите Воронежа. О своем ранении герой вспоминал так: «В этом бою я был ранен и впервые видел собственную кровь, стекавшую из осколочной раны. Было обидно, так как командование батальона меня направило в военное училище в Борисоглебск, а я из-за раны поехал не в училище, а в госпиталь».

После лечения в госпитале был распределен в разведывательную роту 25-й гвардейской Краснознаменной стрелковой дивизии. С этого времени начинается путь разведчика Кожабая Жазыкова. Деятельность разведывательной группы была важным звеном в предстоящих военных операциях. Тем более, что осень 1942 года ознаменовалась переломом в ходе войны: войска СССР перешли от обороны к стратегическому наступлению под Сталинградом. В этой ситуации разведчики сыграли решающую роль. Проникая в тыл противника,  они добывали нужные сведения.

Хронометрия подвигов Жазыкова удивляет  порой даже опытных вояк: неизвестно, что руководило им при выполнении боевых заданий: отчаянное безрассудство молодости или огромная жажда победы. На его счету более 100 «языков», давших ценные показания о группировке и замысле противника.

21 января 1943 года Кожабай Жазыков под сильным пулеметным огнем, рискуя жизнью, обеспечил работу подрывников, проникнувших в тыл противника на сорок километров в район Старого Оскола. Они смогли прервать связь между Старым Осколом и Воронежем, взорвать оба моста и разъезд Набокино. В результате этой операции войска противника, дислоцированные под Воронежем, оказались разобщенными.

5 февраля 1943 года немецко-фашистские группы, окруженные в районе Горшечное, сплошными колоннами двигались по дорогам на север, пытаясь соединиться с северной группировкой. Для прикрытия дорог противником было выброшено двести солдат на станцию Волчье. В ночном налете было взято в плен 120 солдат и офицеров противника, а остальные были уничтожены.

16 августа в боях при прорыве обороны противника в районе реки Северный Донец, действуя в группе Гололобова, Кожабай Жазыков первым ворвался в траншеи противника. В ходе этой операции он достал ценные документы и взял в плен одного «языка», за что был награжден медалью «За отвагу».

В боях за Днепровский плацдарм, действуя в группе Рунова, пробрался через передний край противника в тыл, разведал глубину вражеской обороны, получил ценные сведения о расположении огневых точек противника, достал ценные письма и документы. За этот подвиг Жазыков быд удостоен правительственной награды — ордена Красной Звезды.

26 сентября 1943 года во время форсирования реки Днепр и завоевания плацдарма в районе южнее Днепропетровска разведывательная группа Кожабая Жазыкова двигалась вместе с боевыми порядками пехоты на правый берег Днепра. Проникнув в район Башмачка, где разведал глубину обороны противника и дислокацию его резервов, Жазыков своевременно предупредил об этом командование.

В ночь на 5 ноября 1943 года отряд разведчиков выполнял боевой приказ командира корпуса по разведке в районе деревни Тегеловка Ворошилово-Славянского района Днепропетровской области. Пройдя к деревне Тегелевка, бойцы обнаружили боевое охранение противника. Противник заметил приближающийся отряд и открыл пулеметный шквальный огонь. Из села навстречу отряду немцы бросили большое количество пехоты, поддержанной минометным и орудийным огнем из «Фердинанда».

Командование и личный состав отряда вступили в неравный бой. Несмотря на превосходство противника в живой силе и технике, уничтожили живую силу, технику и огневые средства противника. В течение трехчасового боя, иногда переходившего в рукопашные схватки, было уничтожено до 300 солдат и офицеров, подбито 2 автомашины с боеприпасами. Личный состав отряда, невзирая на угрозу полного окружения, проявил высокий патриотизм и мужество при выполнении воинского долга. Феномен этой победы может быть объяснен высоким боевым духом солдат: во время рукопашной схватки были слышны возгласы «За Родину!», «За Сталина!».

В этом бою Кожабай Жазыков скрытно пробрался в траншеи противника, уничтожая фашистов из своего автомата, внес панику в ряды противника. За мужество, проявленное в этом бою, 15 ноября 1943 года он был удостоен правительственной награды — ордена Отечественной войны ІІ степени.

В начале 1944 года Кожабай Жазыков был назначен командиром разведывательной  роты. Действуя в составе этой роты, он был пять раз ранен, находился на лечении в разных госпиталях и всюду при выписке стремился вернуться в свою гвардейскую семью. Командуя ротой, Жазыков участвовал в окружении и уничтожении Будапештской группировки противника. Враг упорно оборонял остров Сантендрей-сигет, севернее Будапешта, контролировал ружейно-пулеметным огнем дорогу Бац-Будапешт, не давая возможности автотранспорту подбрасывать боеприпасы частям, наступающим на Будапешт. Противник имел связь через остров с окруженной группировкой в районе Будапешта и с главными силами, обороняющими правый берег реки Дунай.

В августе 1944 года при уничтожении Яссы-Кишиневской группировки войск противника Кожабай Жазыков был ранен в шестой раз. После трехмесячного лечения вернулся в свою часть и стал командовать взводом.

В ночь на 25 декабря 1944 года разведрота под командованием Жазыкова бесшумно форсировала Дунай, прошла оборону противника и атаковала с тыла взвод вражеской пехоты. В результате короткой схватки 6 солдат противника во главе с командиром взвода были взяты в плен. После опроса пленных и установления характера обороны острова в ночь на 26 декабря 1944 года Кожабай Жазыков, возглавляя разведывательный отряд, вновь форсировал реку Дунай, пробрался на остров и внезапно напал на роту венгров. Многие были убиты, свыше семидесяти человек во главе с командиром роты, старшим лейтенантом и тремя офицерами были взяты в плен. Остатки роты венгров бежали в направлении горно-лесистой местности западнее острова. Разведотряд под командованием Жазыкова занял деревни: Киш-Орош, Тотфалу, Сигетмоноштор и смог разобщить вражескую группировку, окруженную в районе  Будапешта на две части, что способствовало свободной доставке боеприпасов на Будапешт и далее на Северо-Запад.

В боях за Будапешт 25 января 1945 года он получил седьмое тяжелое ранение. После четырехмесячного лечения вернулся домой в распоряжение райвоенкомата. Кожабай Жазыков в годы войны был награжден двумя орденами Красной Звезды, орденом Славы 3-й степени, орденом Отечественной войны ІІ степени, медалью «За отвагу».

За героизм и отличное выполнение боевых заданий на фронте К. Жазыков был представлен к званию Героя Советского Союза. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 28 апреля 1945 года ему было присвоено это высокое звание и вручены медаль «Золотая Звезда» и орден Ленина.

На этом его биографию можно было бы завершить, однако герой войны К. Жазыков проявил себя и в мирное время.

Мечта осуществилась

По возвращении с фронта Кожабай Жазыков реализовал свой потенциал на ниве просвещения: будучи лектором Байганинского КП(б) К Актюбинской области, активно участвовал в общественной жизни района, выступая с докладами о внешней и внутренней политике страны. Опыт солдата, освобождавшего Европу от фашизма, позволил ему задуматься о роли СССР во Второй мировой войне. Поэтому в 1946 году, несмотря на зрелый возраст, поступил в Актюбинский учительский итститут на исторический факультет. Об этом он мечтал еще на войне: с фронта писал: «Жить — это значит стремиться, упорно добиваться поставленной цели, овладевать знаниями. Моя мечта ни на минуту не покидает меня — после армии должен окончить институт».

Природа щедро наградила Кожабая личностными качествами: мужеством и целеустремленностью, стремлением к знаниям, науке. Тот факт, что в 1948 году руководство Ақтюбинского учительского института ходатайствовало перед Министерством просвещения КазССР о присуждении стипендии имени Сталина по результатам зимней сессии 1947-1948 учебного года студенту Кожабаю Жазыкову, подтверждает тезис о том, что талантливый человек талантлив во всем.

По окончании  института Кожабай вернулся в родной район, где возглавил Джаркамысскую среднюю школу. В последующие годы он был заведующим отделом народного образования Байганинского района, заведующим отделом культуры, заместителем председателя райисполкома.

В 1948 году женился на Нурмановой Каншаим, выпускнице факультета казахской филологии учительского института. Вместе они воспитали 5 детей, всем дали образование, радовались появлению внуков (их 12). Трое детей пошли по стопам родителей, став педагогами: старший сын Балгали, дочери Тамара и Макпал. Дочь Лаура — врач, ныне работает председателем областного союза профсоюзов медицинских работников, сын Темиргали — инженер транспорта.

Кожабай Жазыков прожил интересную и достойную жизнь, внес огромный вклад в развитие структуры образования и культуры Байганинского района. В 1982 году героя войны не стало.

Героическое прошлое солдата Кожабая Жазыкова не забыто. На малой Родине Героя, в Байганине, одна из центральных улиц носит имя Жазыкова. В поселке Абай память о нем увековечена в названии школы. В 1998 году решением Актюбинского городского маслихата в областном центре улица Донская была переименована в улицу К. Жазыкова.

В октябре 2010 года исполняется 90 лет со дня рождения Героя Советского Союза Кожабая Жазыкова. К юбилею Героя намечено провести ряд мероприятий на его родине и в областном центре.

(Статья подготовлена

по материалам печати)

Новости "АВ"