Жизнь без опасности

29 августа, в международный день действий против ядерных испытаний в Казахстане, отмечается очередная годовщина закрытия Семипалатинского испытательного ядерного полигона. Он был создан по решению Совета Министров СССР в 1947 году и через два года, 29 августа 1949 года, на нем были проведены первые испытания ядерного оружия. В этом году исполняется 27 лет с момента закрытия испытательного полигона.

Как это было
Закрытие Семипалатинского ядерного полигона — знаковая веха не только в истории нашей страны, но и всей мировой цивилизации в целом. Именно с этого беспрецедентного решения, принятого Президентом Нурсултаном Назарбаевым 29 августа 1991 года, в мире зародилась мощная волна борьбы за безопасное будущее нашей планеты. Напомним, Международный день действий против ядерных испытаний, отмечаемый 29 августа, утвержден резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН. Проект резолюции по этому вопросу был предложен Казахстаном.
…Полигон раскинулся на территории 18 500 квадратных километров Семипалатинской, Павлодарской и Карагандинской областей. Тысяча семей коренных жителей, проживающих на землях, отведенных под полигон, были переселены в другие районы.
Для первого атомного испытания военные строители готовили «опытное поле». В эпицентре поля, в верхней части 30-метровой металлической башни, напоминавшей водонапорную, был установлен ядерный заряд. Вокруг возведены железобетонные укрепления, бронированные башни и доты. На различном удалении от эпицентра были установлены военная техника, артиллерийские орудия, танки, самолеты, автомобили, бронемашины. Во многих сооруженных убежищах были размещены подопытные животные — овцы, свиньи, собаки, крысы. Немного дальше был построен городок — жилые трехэтажные дома, промышленные предприятия, отрезок подземного метро, железнодорожный и автомобильный мосты, на которых стояли вагоны и цистерны с горючим. По полю были расставлены чучела, одетые в военную форму, ящики с продовольствием. Все это было подготовлено для исследования мощности разрушительной силы ядерного взрыва.
За 40 лет на этом полигоне было проведено 473 ядерных взрыва. Кроме ядерных испытаний, здесь произведено 175 взрывов с применением химических веществ. Таким образом, суммарная мощность всех произведенных на территории Казахстана ядерных взрывов превысила 50 мегатонн. Семипалатинская область стала зоной экологического бедствия.
Из-за особой секретности полигон часто менял свое название: Москва-400, Семипалатинск-21, Конечная, Курчатов. Жители его, военные и гражданские, обеспечивали проведение ядерных испытаний.
В городе были сосредоточены научные и исследовательские лаборатории, центры медиков и биологов, математиков и физиков, а также производственные базы шахтостроителей, буровиков, геологоразведчиков, строителей. Здесь был свой аэродром, принимающий самолеты из Москвы, железнодорожные и автобусные станции, Дворец культуры, музеи, местное телевидение и газета. К площадкам, где прогремели ядерные взрывы, на десятки сотни километров в степь протянулись бетонные дороги, а глубоко под землей — засекреченные коммуникации. Круглые сутки в небо были устремлены зеркала радарных установок, радиоантенн, которые день и ночь несли вахту по охране и поддерживанию связи с центром и испытательными площадками полигона.

Смертоносный рай
Жителям полигона, в отличие от коренных обитателей края, предоставляли все условия, был создан коммунистический рай. Территории прилегающих к нему поселков сотни раз подвергались загрязнениям продуктами ядерного распада. Загрязнялись водоемы, традиционные пастбища для выпаса совхозного и личного скота. В молоке, в мясе животных, овощах и фруктах накапливалось большое количество радионуклидов. С водой и продуктами питания люди получали дополнительную дозу радиации.
Среди населения, жившего вблизи полигона в этот период, участились случаи онкологических, сердечно-сосудистых заболеваний, лейкоза, расстройства центральной нервной системы, увеличилась смертность. Медикам запрещалось ставить правильный диагноз заболеваний, связанных с воздействием радиации. Поэтому людей «лечили» от всех болезней, кроме тех, которые вызывала радиация. Но самые тяжелые последствия пришлось испытать тем, кто жил и работал на самом полигоне.
28 февраля 1989 года родилось антиядерное движение, названное «Невада — Семипалатинск». Главной своей целью оно считало закрытие Семипалатинского полигона, а также всех ядерных полигонов на земле. На митинге у здания Союза писателей Казахстана 28 февраля организатор и президент антиядерного движения Олжас Сулейменов объявил: «Только что создано антиядерное движение! Наша цель — навеки прекратить испытания ядерного оружия в Казахстане, закрыть Семипалатинский полигон, бороться за закрытие всех ядерных полигонов!».
Массовые акции движения «Невада — Семей» остановили одиннадцать взрывов из восемнадцати запланированных на Семипалатинском полигоне, а в 1990 и 1991 годах не позволили произвести ни одного.
Ядерные испытания на казахстанской земле были прекращены тогда, когда на карте мира появился суверенный Казахстан. Его первым государственным актом стал Указ Президента РК от 29 августа 1991 года «О закрытии Семипалатинского полигона».
После закрытия полигона на его базе был создан Национальный ядерный центр Республики Казахстан. Его деятельность сосредоточена на проблемах изучения и ликвидации последствий ядерных испытаний и решении задач безопасности атомной энергетики.
Независимый Казахстан стал первым свободным от ядерного оружия государством среди республик бывшего Советского Союза. В августе 1996 года наша республика подтвердила приверженность к миру, поставив свою подпись в ООН под Договором о запрещении и нераспространении ядерного оружия.

Эхо прошлого
Страшный полигон остался в прошлом, освободив землю от грозного и страшного бедствия, но смертельный его след остался в почве, в памяти тех, кто служил на нем и до сих пор ощущает на себе его последствия. Многие из них ценой собственной жизни, здоровья создавали ядерный щит могучей державы.
Из Актюбинской области на ядерном полигоне с 1949 по 1990 годы служили 1 870 человек. Было создано общественное объединение бывших военнослужащих и ветеранов Семипалатинского испытательного ядерного полигона «Жаңғырық — Эхо».
Ветераны тесно общаются друг с другом, почти в каждом районе области есть те, кто когда-то находился и работал вблизи с ядерной опасностью.
В Мартукском районе их насчитывается 97 человек. Тридцать из них приравнены к инвалидам, а остальные — к участникам Великой Отечественной войны. В преддверии памятной даты, 27 годовщины закрытия ядерного испытательного полигона, в отделе по делам обороны Мартукского района прошло торжественное мероприятие, на котором благодарственное слово произнес и вручил ветеранам Музапару Каржаубаеву, Николаю Лыгусу, Куресу Адекову грамоты начальник отдела по делам обороны Мартукского района майор Куат Жаканов. Председатель общественной организации «Солдаты особого риска» Камиль Марданов информировал собравшихся о том, как продвигается совместная с отделом по делам обороны работа по выплате государственного пособия отслужившим на Семипалатинском испытательном ядерном полигоне.
Затем состоялось возложение венков к памятнику воинов-испытателей. Мужественные люди почтили минутой молчания память об однополчанах, отметив, что только за два последних года ушли в мир иной пятеро их товарищей.

Мы служили Родине
53-летний житель Мартукского района Сергали Усенов с 1984 по 1986 годы служил в инженерных частях, обслуживавших ядерный полигон.
— О нашем непонимании говорит тот факт, что мы завидовали тем солдатам, которым приходилось спускаться в ракетные шахты и нести боевое дежурство в подземных ядерных лабиринтах, — признается ветеран. — Им ежедневно выдавали вино, для них не существовало военного распорядка, подъема, отбоя, утренней зарядки и других тягот солдатской службы. Они ходили по расположению части в тапочках, а в свободное от дежурств время отдыхали в казарме, когда им заблагорассудится. Много позже, на одной из встреч с сослуживцами в Москве, я узнал, что никто из них не прожил больше пятнадцати лет после такой службы.
К своим 53 годам Сергали неизлечимо болен, заработал во время службы лучевую экзему, почти все его друзья-сослуживцы страдают теми или иными болезнями.
Родился Сергали в селе Сагарчин Оренбургской области, но на службу в ряды советской армии призвался из Ленинграда.
— Еще в детстве родители переехали в Мартук, где я и отучился 8 классов. после работал на ферме одного из колхозов скотником. завершил учебу уже в вечерней школе рабочей молодежи, — рассказывает историю своей жизни Сергали Усенов.
В Ленинградский ветеринарный институт он поступил благодаря направлению от колхоза в 1984 году, но, не успев проучиться и дня, был призван на срочную службу.
— Так я попал в город Аягуз Семипалатинской области (сейчас Восточно-Казахстанская), — вспоминает Сергали. — Служить пришлось водителем в инженерных войсках, мы занимались транспортировкой военного оборудования и солдат непосредственно на полигон. Вокруг строилось множество железобетонных оборонительных сооружений, чем и занимались наши инженерные войска. О том, что над нами висит смертельная угроза, естественно, никто ничего говорил, а мы верили офицерам, но подписку о неразглашении подписали все.
Настоящую правду предприниматель, депутат Мартукского районного маслихата Сергали Усенов узнал лишь, когда распался Советский Союз, а ядерный полигон благодаря решительным действиям Президента страны Нурсултана Назарбаева прекратил свое существование.
— К моей радости, там, в Аягузе, я встретил своих земляков из Мартукского района Юрия Чурсина, Рината Курмаева, Марата Козымбаева, — делится ветеран. — Поэтому служба казалась не в тягость. С той поры мы и поддерживаем друг друга. Военная дружба очень крепка, особенно когда знаешь, какой опасности удалось нам избежать.
Санат РАШ,
Елена ОНИСЬКОВА

Фото Елены ОНИСЬКОВОЙ

Новости "АВ"