Догоревший костер

Ежегодно 22 июня телефон в квартире актюбинского незрячего поэта Валерия Николаевича Мартыненко не замолкал с утра до вечера: хозяин принимал поздравления и пожелания в свой день рождения. Говорят, дата рождения отражается на жизни появившегося на свет ребенка. На жизни Валерия Мартыненко судьба поставила особенно четкий отпечаток: война, участником которой был его отец, стала одной из главных тем поэта, а судьба сложилась так, что последние три десятка лет он провел в борьбе — сначала с полной слепотой, а потом с неизлечимой болезнью. Он ушел из жизни 27 февраля этого года.
22 июня — день рождения поэта, первый — без него.

И жилось как моглось

Валерий Мартыненко родился в 1955 году. Начинал рабочим, служил в Афганистане, окончил филфак пединститута, был учителем, комсомольским вожаком. Стихи начал писать еще школьником, посещал литературный кружок, где его вдохновителями и наставниками были известные актюбинские поэты Константин Деркаченко и Виктор Ширко.
Об этом он не раз говорил на встречах и в интервью журналистам. Гордился и не раз сокрушался, что многие стихи его учителей не были изданы при жизни поэтов. Безрезультатно обращался по этому поводу как в творческие структуры, так и к спонсорам. Эта его мечта осуществилась только тогда, когда он сам взялся за дело. Уже будучи известным поэтом, автором нескольких сборников, начал собирать стихи Константина Деркаченко, опубликованные в различных изданиях, в основном в областной газете «Путь к коммунизму» (так раньше назывался «АВ»). И еще откладывал на издание книги средства из своей небольшой пенсии.
Выпустив книги стихов Константина Деркаченко «Ради жизни на Земле» и «Родник большого чувства», Валерий Николаевич исполнил свой долг перед учителем.
За несколько лет до своей смерти он исполнил такой же долг еще перед одним учителем — Виктором Ширко, издав книгу его стихов «Солнечное эхо». Выпуск этой книги, как и предыдущей, можно назвать гражданским подвигом поэта, поскольку отыскать стихи Ширко было еще труднее. Несколько лет ушло на поиск рукописей, их расшифровку и распечатку. Валерий Николаевич обратился к руководителям нескольких школ Актобе, которые направили учеников для поиска стихотворений Виктора Ширко, опубликованных в разное время в областной газете.
И эта книга-память также увидела свет, и ее, как и другие книги, можно найти в библиотеках области.
Сам Валерий Мартыненко выпустил семь сборников стихов: «Ветер надежды», «Костер на снегу», «Однажды и на всю жизнь», «Журавлиная печаль», «Колокольный звон», «Все, как есть…» и «По велению сердца».

«Пока душа не распрощалась с телом,
Твори добро, чтоб после не жалеть,
Что ничего хорошего не сделал,
Однажды побывавши на Земле…», — написал он когда-то в одном из своих сборников. В четырех строчках поэт выразил суть своего существования на Земле. Нет! Не существования, а активной творческой и гражданской жизни. Эти строки можно считать девизом поэта.
Однажды побывав на нашей Земле, прожив вторую половину жизни в полной темноте, он видел мир в светлых тонах и старался его сделать лучше. Он жил как мог и однажды написал следующие строки. От них веет печалью и грустью, но все же они оптимистичны. Да, костер догорел, но верится, что лучи его души не погаснут…

И жилось, как моглось, так уж видно пришлось,
Что в конце-то концов ничего не сбылось.
Догорает костер, на остаток углей
Опускается мгла под печаль журавлей.

Ничего не изменится здесь без меня:
Будет ветер опавшие листья гонять,
Дождь по крыше стучать, падать снег на погост,
Кто-то так же, как я, скажет, что не сбылось.

Все имеет свой срок, как закончится круг,
Понесет в никуда неприютный твой струг.
Ты не первый такой, не последний такой…
Как умел, так и жил: ночь-полночь, день-деньской.

И спасибо скажи, расставаясь навек,
Солнцу, снегу, дождю, деревам и траве.
Ты однажды пришел и однажды уйдешь,
Принимай все как есть и надейся, что все ж

Есть бессмертье души где-то там, в глубине,
Как маяк в темноте, свет в далеком окне
Не погаснет твой луч — в ком-то явится он,
Тихий, словно печаль, у лампадных икон.

Не верьте, что поэты умирают

Опустевшая квартира Валерия Николаевича, где он трудился над своими книгами, хранит энергетику, присутствие и дух поэта. Вспоминаются его магия изящных мыслей, рассуждения о жизни, Боге, судьбе, войне, стране, природе, дружбе и любви. Здесь у каждой вещи своя история, у каждой книги свое место в творчестве владельца. Они свидетельствуют о его вкусах, предпочтениях в творчестве.
Воспитанный в традициях русской и советской литературы, Владимир Мартыненко прошел жизненный путь в служении морали и нравственности, а струны его лиры настраивались под влиянием Константина Деркаченко, который был лично знаком с Ольгой Берггольц и Максимом Горьким. Не остается сомнений, что перед нами настоящий наследник лучших традиций литературного искусства минувшей эпохи.
А еще Валерий Мартыненко был учителем литературы, всегда беспокоился о воспитании школьников и поддерживал их:

Я школьников своих добру учил
И твердо верил в то кровинкой каждой,
Что солнышком вернутся те лучи,
Которые я в них зажег однажды.

Жилище поэта вызывает ассоциацию с кельей монаха, здесь царит атмосфера намоленности и умиротворения. Валерий не просто хранил много книг, часто он использовал цитаты из произведений любимых писателей в качестве эпиграфов к своим стихотворениям.
Строки Мартыненко, как обычно, полны искренности, он «писал, как дышал», и искренность была главной в его творчестве. Стихотворение «Другу» написано с эпиграфом со словами Николая Островского: «Умейте жить и тогда, когда жизнь становится невыносимой. Сделайте ее полезной». Жизнь по этому принципу выражалась в созидании поэзии, и он беспрестанно созидал ее, несмотря на то, что жилось ему трудно, постоянно подводило здоровье.
Философские умозаключения о любви, которые рождались на свет в результате бессонных размышлений, были простые, как дыхание, созвучны изящной лирике Абая Кунанбаева, Мусы Джалиля, Николая Рубцова и, конечно же, Есенина, они наполнены невероятным обилием жизни.
Квартира Мартыненко выглядит так, как будто ее владелец вышел из нее ненадолго. Хочется остаться и подождать его, потому что в голове не укладывается мысль об отсутствии Валерия Николаевича не только в его доме, а в вообще в этом бренном мире, которому поэт посвятил столько пронзительных строк. О том, что уходят любовь, жизнь, счастье, но остаются вечные человеческие ценности — добро, искусство, вера. Ведь не зря Валерий чуть ли не в каждом поэтическом сборнике призывал ценить доступные каждому истины и не гнаться за суетной бренностью, ценность которой и рядом не стоит с настоящими потребностями человеческого существа.
У Валерия Николаевича есть стихотворение, которое он посвятил памяти своего учителя Константина Деркаченко. Но кажется, оно и о самом авторе:

Здесь жил поэт, здесь он творил стихи,
Смотрел в окно на клен позолоченный.
Писал о добрых людях и плохих
И жил не так, как в сказке кот ученый.

Ломала жизнь его не раз, не два,
Жестокая судьба вписала строки.
А он к людским сердцам искал слова
И находил их мудрые истоки.

Пылало сердце и любило жизнь,
Он нес добро в протянутых ладонях.
Ушел достойно, не поддавшись лжи,
Оставив нам родник с живой водою.

Порою жизнь страшнее, чем в аду,
Тяжелым грузом давит мне на плечи.
Я к роднику губами припаду
И чувствую: становится мне легче.

Струится чистый звонкий ручеек,
Добром и светом души наполняет.
В нем жизнь и продолжение ее…
Не верьте, что поэты умирают!

Мирал ДЖАРМУХАМБЕТОВ,
Альмира ХАСИПОВА,
литературный помощник поэта

® За содержание рекламных материалов ответственность несет рекламодатель