«Медиация – это любовь…»

Откуда в обществе берутся нетерпимость и агрессия? Как научить детей и взрослых сдерживать гнев и быть добрее? Что может помочь нам победить религиозный фанатизм и почему так часто распадаются актюбинские семьи? Об этом и не только в интервью корреспонденту “АВ” рассказывает руководитель Западно-Казахстанского филиала Международного правозащитного центра, тренер-медиатор, нотариус Светлана Балпеисова.

– Существует мнение, что медиация пришла к нам с Запада: из Америки и Европы. Этим многие объясняют то, что она все-таки с трудом у нас приживается. Мол, менталитет другой. Что вы можете сказать об этом, действительно ли это так?
– На самом деле медиацию применяли испокон веков и у всех народов. По сути, медиация – это миротворчество. Когда решение принимает не судья или прокурор, а люди сами садятся за стол переговоров и через посредника выносят нужное решение. И таким образом спор исчерпывается. Медиацией, например, занимались наши деды, когда выступали в роли биев. То есть уважаемые старейшины аулов, изучив ситуацию, примиряли стороны различными способами. В то время не было судов. Такая практика существовала и у других народов. Недавно фильм смотрела про Соломона. Так вот известная притча о том, как Соломон решил спор двух женщин – это тоже из области медиации. К Соломону пришли две женщины. Одна из них утверждала, что у нее ночью выкрали ребенка. Вторая убеждала, что ребенок ее. Тогда Соломон взял младенца и сказал, что сейчас поделит его и даст каждой по половине. И тогда одна из них закричала: «Ради Бога, не надо! Отдайте ей, и пусть она воспитывает его». Тогда правитель сказал, что она и есть родная мать ребенка, потому что только родная мать способна на такой поступок. Таким образом Соломон совершил медиацию.
– В последнее время много говорится о том, что понятие медиации шире, чем просто процедура досудебного урегулирования споров. Как это понимать?
– Медиация, она повсюду, в любой бытовой ситуации. Вот недавно мне внучка говорит: «Не хочу идти в школу». Я не стала спорить, говорю ей: «Ладно, но когда придет время работать, будем думать, куда тебя определить. Медиатором и нотариусом, как я, ты уже вряд ли сможешь стать». Она задумалась, говорит: «А почему не смогу?». Объясняю, что это без учебы невозможно. Начинаем выяснять, почему же она не хочет ходить в школу. Выясняется, что мальчики достают. « А ты купи пирожок тому, кто обижает, или проси у него помощи», – говорю. «Постарайся найти общий язык. Может, он что-то хочет этим выразить, а ты не хочешь его услышать», – учу внучку. Сейчас у нее все в школе наладилось, ходит с удовольствием. То есть в любой ситуации нужно сделать поворот не в сторону агрессии, а наоборот, понять, что за этим стоит. Ко мне часто приходят люди, настроенные друг против друга агрессивно, нападают друг на друга. Например, не могут поделить наследство. Начинаешь с ними работать как медиатор, и многое проясняется. Бывает, что на самом деле человеку нужно совсем немного. Дело, например, в отсутствии внимания. Вот один из случаев. Два брата столкнулись из-за вопросов наследства. Выясняется, что один просто обижен на то, что второй не звонит к нему, не поздравляет с днем рождения и проявляет полное равнодушие. Он признается, что ему и наследство не нужно, он не нуждается в этом имуществе и деньгах, но дело принципа. Это никак не может понять другой. То есть всегда важно увидеть суть: что стоит за конфликтом? За внешней стороной? Посмотреть на ситуацию глазами другого человека, противоположной стороны.
– Сейчас много разводов. Как можно помочь семьям, используя медиацию?
– Приведу такой пример. Обращается ко мне один взрослый человек, говорит, что в отчаянии, потому что сноха не дает детей. Просит, мол, помогите в данной ситуации. Я говорю: «Ну, хорошо, пусть приходят сын со снохой». Пришла сноха и заявляет: «Я развожусь и забираю своих двоих детей». А я ей говорю: «Покажи мне, где здесь ТВОИ дети. Мы женщины – лишь сосуд, который взращивает семена. По сути, это его кровь и плоть. Ты забираешь два его «я». Солнышко, ты себя любишь? Тогда пусть он возится со своими «я», а ты присутствуй как жена и мать. Люби себя, одевайся, уделяй себе время. А дедушка с бабушкой пусть занимаются своими внуками». А ее мужу говорю: «Если ты отдашь ей своих детей, они вырастут злые на тебя. Когда-нибудь подойдут к тебе и скажут: «Отец, ты негодяй! Ты бросил нас на произвол судьбы». И алименты не изменят ситуацию. Тебе будет больно и стыдно. Но уже ничего не вернешь. Одумайся сейчас. Ты потеряешь своих детей, а это твоя кровь и плоть». В общем, я посоветовала им найти общий язык. Спустя время они пришли и подарили огромный букет цветов. Рассказали, что задумались, долго размышляли, как быть. Решили не разводиться. Сейчас это хорошая пара. А ведь я за них решение не принимала, они сами его приняли. Я просто оказалась посредником, и все. Это и есть медиация.

Справка «АВ»
Медиация — это новая форма альтернативного урегулирования споров с участием третьей, нейтральной, беспристрастной, не заинтересованной в конфликте стороны. В качестве этой стороны выступает медиатор, который помогает участникам спора или судебного разбирательства выработать определенное соглашение, при этом стороны полностью контролируют процесс принятия решения по урегулированию спора и условия его разрешения. В Казахстане Закон «О медиации» вступил в силу 5 августа 2011 года. Настоящий Закон регулирует общественные отношения в сфере организации медиации в РК, определяет ее принципы и процедуру проведения, а также статус медиатора.
– Сейчас о профессии медиатора в Казахстане говорят как о самостоятельной и официально признанной. Как могут реализовать себя представители этой профессии?
– Мне иногда говорят, что для медиатора нет работы. На самом деле ее уйма. Элементарно, посмотрите, что творится в школе. Там работы для медиатора непочатый край. Сейчас директор школы просто обязан обучиться и быть медиатором. В школе имеют место разные ситуации. Бывает, что учитель говорит: «Не могу с этим ребенком работать, не нравится он мне. Вызывающе ведет себя, пропускает школу». Директор в такой ситуации должен сказать: «А давай выясним, в чем проблема? Пригласим родителей, может, дома что-то неладно». То есть, понимаете, нужно в любой ситуации извлекать корень зла. Посадить две стороны за стол переговоров и найти точку соприкосновения. В этом работа медиатора.
– Сейчас много уделяется внимания школьной медиации. С чем, на ваш взгляд, это связано?
– Дети – это наше будущее. Если мы не научим их слышать друг друга, быть посредниками в переговорах, мы не сможем вырастить здоровое общество. Не случайно, Глава государства говорит о внедрении медиации во все сферы. И, прежде всего, начинать нужно с детей. Если агрессии не будет у детей, то мы решим многие вопросы. Если же не сумеем это сделать, то получим озлобленных молодых людей. Ведь почему у ребенка появляются «шипы»? По сути, это – защита. Я сама была таким ребенком, несмотря на то, что выросла в хорошей и доброй семье. Причина была в том, что я плохо владела русским языком, а жили мы в России. В семье разговаривали на родном, и у меня выработался определенный комплекс. Спасибо учительнице по русскому языку, которая мне говорила: «Светочка, тебе просто нужно больше читать книг на русском языке, и все нормализуется». К четвертому классу я преодолела эту проблему. И все нормализовалась. Стала активно заниматься общественной жизнью: стала пионервожатой, затем работала в комсомольской организации. Сейчас легко читаю без бумажки доклады на русском. Надо признать, что у нас сейчас в молодежной среде сложная ситуация. Каждый второй молодой человек проявляет агрессивность.
– В последнее время актуальной становится проблема религиозного фанатизма. Может ли медиация помочь в этом?
– Однозначно, в мечетях и церквях нужны медиаторы. Необходимо там тоже обучить людей. Ведь бывает так, что человек неправильно читает молитву или делает что-то не по канонам. И тогда ему грубо могут сказать: «Эй, выйди из мечети». А тут на самом деле важно не кидаться в агрессию, а наоборот, проявить терпение и подтянуть к вере. Терпимость, прежде всего. Один молодой человек меня поддел: «А почему вы платок не носите, если совершаете хадж?». Я ответила, что в Коране написано, что делать замечания нельзя. Наш Пророк, если человек неправильно умывался, просто просил разрешение встать рядом и делал омовение правильно. И тогда человек мог исправиться. «У тебя мама и жена покрываются платком? Читают молитвы?» – спрашиваю у этого молодого человека. Отвечает: «Нет». «Тогда объясни мне, как ты можешь делать замечания другим людям?» – говорю. Каждый мужчина, прежде всего, – глава семьи, перед которой он ставит задачи. Не надо искать крайних где-то, вот в чем проблема. Если каждый устремит свой взгляд внутрь себя и своей семьи, то общая агрессия в обществе спадет.
– С какими случаями чаще всего обращаются к медиаторам?
– Чаще всего с ситуацией по алиментам. Еще актуальны вопросы по недвижимости и хулиганство, то есть проявление агрессии. Люди не могут держать себя в руках, в ход идут кулаки. Ну чем можно объяснить, скажите, когда четыре ученика, заканчивающие школу, бьют своего учителя? По этой ситуации мы работали два месяца, три медиатора вели. Закончилась медиация успешно, дети не были осуждены. Но откуда взялась у них эта агрессия? Высокие, красивые, отличники. Что случилось, что, они не нашли слов? Почему не могли свой вопрос решить через директора? Учитель оказался чуть постарше их. Большой разницы в возрасте нет, и конфликт получил такое развитие.
– А чем вы объясните, что в нашем обществе сейчас так много агрессии?
– Я скажу, откуда у нас это. В момент перестройки люди вынуждены были искать заработки, много времени проводили в разъездах, торговали, пропадали на базаре. Воспитывать детей было некогда. И эти упущенные дети немножко агрессивные. А медиация – это есть любовь, которой так не хватает у нас, которую необходимо восполнить в людях и показать, какие они на самом деле хорошие. Если кто-то в отношении вас проявил агрессию, нужно задать один только вопрос: «В чем я виноват?». То есть искать корень зла в себе. Если обругал тебя кондуктор в автобусе, значит, ты как-то не так зашел, не поздоровался и не улыбнулся. Почему выброс агрессии в твой адрес? Значит, в твоем лице есть какое-то высокомерие, неоправданная амбициозность. Ты себя так подал. И у собеседника вырабатывается ответная реакция: либо в отношении тебя защиту принимать, либо улыбнуться. А именно улыбки нам чаще всего и не хватает.
Алиса МАРИНЕЦ

Фото из открытых интернет-источников

0
® За содержание рекламных материалов ответственность несет рекламодатель