Там, где медом намазано

Жаркое и засушливое лето, нашествие лугового мотылька, повышение цен на ГСМ и многие другие причины подвигли местного производителя меда поднять на него цену на 20-30%. Пчеловоды в этом году соберут в лучшем случае только половину лакомства по сравнению с прошлым годом.

А вот они условия, а вот она среда!..

Прошлый год для актюбинских пчеловодов выдался неплохим. По информации областного управления сельского хозяйства, им в целом удалось получить более 50 тонн вкусного и целебного продукта. Этот сезон выдался не столь удачным.
Мартучанка Надежда Усова занимается пчеловодством уже 12 лет. Опыта ей не занимать. С мая по сентябрь с мужем и сыном перевозит павильоны по цветущей степи, чтобы пчелы трудолюбиво собирали нектар и превращали его во вкусный мед.

– Надежда, в этом году из-за погодных условий, нашествия мотылька, из-за чего пришлось обрабатывать поля
химикатами, наверное,
результаты будут не самыми хорошими? Цены на мед
поднимутся?

– Они уже поднялись. В первую очередь на это повлияла очень жаркая погода – выделение нектара было маленьким. Это несмотря на то, что мы объезжали поля цветущего донника. Кстати, он массово цветет один раз в три года. Было море шалфея, но из-за жары нектар просто испарялся.

 – И как сильно она поднялась?

– На протяжении 10 лет у нас цена была неизменной. Даже с начала пандемии, когда врачи настоятельно советовали употреблять мед, чтобы укреплять иммунитет, мы не кощунствовали и не поднимали цены, как это делали аптечные сети.

 – Если не секрет, по какой цене реализовывали?

– 3 000 тенге за килограмм, как и до пандемии.

 – А теперь?

– 4 000 тенге за килограмм. Но повышение связано не только с погодными условиями. Поднялись цены на пчел на 25%. Если в прошлом году одну пчелосемью мы покупали за 16 000, то в этом уже за 20 000 тенге. И раньше было повышение цены, но не настолько. Пчелосемья – это матка и четыре рамки с пчелами. Подорожал бензин. Когда ты постоянно переезжаешь с поля на поле, то несешь ощутимые затраты только для того, чтобы обеспечить необходимый взяток (количество нектара и пыльцы, собираемое пчелиной семьей за определенный период времени. – Прим. авт.). Поэтому пришлось поднять цену на мед. Это не прихоть, а необходимость. Все вокруг дорожает из года в год. Мы на это не обращали внимание столько лет, пока по-другому уже нельзя было поступить из-за возросших расходов.

– А как ситуация с луговым мотыльком повлияла на сбор?

– Протравку начали делать к моменту цветения. Нам пришлось съехать с полей, чтобы сохранить пчел. Вернулись, когда стало безопасно. Но сместились сроки получения взятка. Мы же опять пытались найти хоть какое-то другое поле с растениями, дающими выделение нектара. Домой не уезжали, а перешли на дикий подсолнух.

В гармонии с природой

– Как вы думаете, стоит ждать дальнейшего подорожания?

– Думаю, что нет. У каждого пчеловода свои клиенты. Мне, например, не хочется, чтобы из-за сильной дороговизны нашего меда мои клиенты кушали какой-то некачественный, но более дешевый продукт. Стоит отметить, что культура потребления меда у нас невысокая. Его кушают тогда, когда заболевают. Почему-то предпочитают употреблять биодобавки, витаминные комплексы, не задумываясь над тем, что в меде есть все необходимые макро- и микроэлементы. А если употреблять 50 граммов в день этот сладкий и вкусный продукт или хотя бы пару чайных ложек, то организму это пойдет только на пользу. Вот поэтому я и дорожу каждым своим клиентом. Я не хочу, чтобы они покупали какой-то привозной продукт непонятного происхождения. Вполне возможно, что продают даже китайский мед, выдавая его за горно-алтайский. Сейчас столько фальсификата на рынке.

 – Какой мед собирают в Мартукском районе?

– Сбор меда начинается в мае. Сначала зацветают плодовые деревья, кустарники в самом райцентре. Только начинается развитие пчелосемей. Они собирают нектар для себя. Но я оставляю сотовый мед и им его еще подкладываю. Пчелы должны быть уверены, что в гнезде есть достаточное количество меда для развития. Затем мы выезжаем в поля. Начинает цвести чилига, волчья ягода. Потом настает черед цветения дикорастущих трав: молочая татарского, донника, шалфея, полевого бодяка. В общем, степное разнотравье. Едем ближе к лесу – там другие медоносные растения произрастают. Например, полевой горошек, солодка, мята. Кстати, даже многие сорные травы выделяют столь ценный нектар. У нас есть где стоять, но у каждого пчеловода свои места.

 – А когда собирается последний мед?

– Сроки могут варьироваться в зависимости от погодных условий. Сейчас мы стоим уже на культурном подсолнухе. Это последнее медоносное растение в году. Если погода теплая, то даже в сентябре еще есть взяток. Но, как правило, уже в середине первого осеннего месяца мы возвращаемся домой.

 – В этом году насколько меньше собрали?

– Не могу пока сказать по подсол­нуху. Может, еще будет хорошая погода и будет медосбор. Есть с чего брать – у нас не такие огромные пасеки, а поля большие. Мы еще надеемся на хороший результат. А по цветочному меду могу сказать, что в этом году мы накачали лишь третью часть от того, что собирали всегда.

Кушайте местное!

– Согласны ли вы с таким мнением, что лучше всего употреблять в пищу продукты, произведенные или выращенные в местности, где проживаете сами? Есть даже такой термин, как локаворство.

– Абсолютно согласна.

 – Каково ваше отношение к привозному меду?

– Я к нему отношусь с большим недоверием. Как правило, его продают перекупщики, которые не отвечают за качество. Я же за свою продукцию отвечаю – это мои лицо и совесть. Говорю клиентам, что они могут сдать мед на анализ в любую лабораторию, сейчас это не проблема. А откуда продукция из-за рубежа, непонятно. Через сколько рук прошла, неизвестно. Этот мед может быть с антибиотиками, насколько он натурален – тоже вопрос. Так называемая покупка кота в мешке. В нашей области достаточно пчеловодов, которые могут обеспечить актюбинский рынок натуральным медом. Зачем же приобретать товар сомнительного качества?

 – Цена на мед является показателем? Качественный продукт не может стоить дешево?

– Конечно, и еще каким! Добросовестный пчеловод очень много вкладывает, чтобы получить качественный продукт. Мы стараемся, чтобы наши пчелы зимовали правильно. Нельзя кощунственно относиться к этим трудолюбивым насекомым, которые кормят тебя. Содержать пчел в зиму – непростое и довольно затратное дело.

 – Кстати, а как зимуют ваши пчелы?

– На зиму я им в пищу оставляю только цветочный мед, никакого сахарного сиропа. У них тогда и процесс ферментации, и нормальное развитие пчелосемей будет происходить как положено. Это естественное питание. Нужно все делать в гармонии с природой. 25 килограммов меда оставляю. Если пересчитать его на цену, получается 75 000-100 000 тенге. А пчелосемья стоит 20 000 тенге. То есть выгоднее весной купить новых пчел. Но тот, кто губит пчелу, уже не пчеловод.

Как отличить настоящий мед от искусственного

Если мед накручивать на ложку, он должен ложиться ровными складками. Фальшивый продукт быстро льется с ложки или разлетается брызгами.

Мед без запаха — поддельный. Очевидными признаками некачественного продукта также являются белая пенка и светлые прожилки.

Жидким качественный мед бывает только в течение месяца после сбора. Исключение — сбор из акации и вереска. Все остальные сорта со временем кристаллизуются — это естественный процесс вопреки расхожему мнению.

Кстати, перекупщики часто подогревают мед, чтобы выдать его за свежий и продать подороже, но при разогревании мед теряет полезные свойства.

А башкирский ли продукт у нас на прилавках?

Пчеловод никогда не продаст свой продукт дешево.
Пчеловод Александр Горелов также констатирует факт, что в этом году медосбор самый низкий за последние лет десять. Причина тому – жаркая погода и луговой мотылек.
– Подсолнух начали обрабатывать от мотылька, когда он только зацвел. Больше двух недель у нас была вынужденная пауза. Выросли цены абсолютно на все. Что-то подорожало на 50, а что-то и на все 100%. Пришлось и нам поднять цены на мед до 3 500 тенге за килограмм, говорит пчеловод.
А вот что Александр Горелов говорит по поводу башкирского меда на нашем рынке.
– Я разговаривал с пчеловодами Башкирии. По цене их мед и наш примерно одинаков. Однако в Актобе он реализуется в полтора-два раза дешевле местного. Пчеловод на пасеке не продаст свой мед дешево. А его везут за тысячу километров, пересекая границу, и продают дешевле. Как такое может быть? Сразу же возникает вопрос качества, – говорит он.
Александр Горелов в сладком бизнесе уже 10 лет. Как и у многих пчеловодов, у него свои клиенты. Вместе с ним работает дочь Анастасия, которая параллельно реализует мед в торговой точке областного центра. А вот чтобы получать больше сладкого продукта, то есть увеличить взяток нектара, необходимо сеять медоносные травы, считает он.
– Мы уже продумываем этот вопрос. Необходимо сеять медоносы, чтобы получать взяток в середине лета и в сентябре. Чтобы пчела зимовала не на подсолнухе, а на каком-то цветочном позднем медоносе, – констатирует Александр Горелов.
Кстати, возвращаясь к теме привозного меда. По словам пчеловодов, башкирский мед очень ценится не только в самом Башкортостане, но и пользуется огромной популярностью в Москве. И практически весь за очень хорошие деньги уходит в Белокаменную. Порой уфимцам и жителям республики приходится самим покупать привозной мед. Здесь, как говорится, без комментариев.

Пчеловоды всех районов, объединяйтесь!

40 производителей меда области входит в сельскохозяйственный производственный кооператив.
Как рассказали в областном управлении сельского хозяйства, СПК «Пчеловоды Актобе» создан в феврале 2017 года. В его состав входит 40 представителей частных хозяйств. Председателем СПК является Александр Сенацкий.
По словам заместителя руководителя облуправления сельского хозяйства Панабека Бимуратова, в СПК входят пчеловоды областного центра, Мартукского, Каргалинского, Мугалжарского и Кобдинского районов.
– В Актобе сосредоточено много хозяйств, которые в сезон сбора меда выезжают на поля. В 2019 и 2020 годах оказывали пчеловодам государственную поддержку в виде субсидий. Например, в прошлом году на покупку 700 пчелосемей было выделено 3,5 миллиона тенге. В этом году просубсидируем покупку 800 пчелосемей на сумму 4 миллиона тенге. В связи с поддержкой государства увеличивается как число пчеловодов, так и количество приобретаемых пчелосемей, – утверждает заместитель главного агрария области.
В прошлом году в регионе собрано свыше 50 тонн меда. В этом году еще результат не подсчитан, так как не собраны окончательные сведения сезона.

Над Главной темой работал Владимир БУРЬЯНОВ.
Фото из архива «АВ»

 

 

® За содержание рекламных материалов ответственность несет рекламодатель