Верный клятве Гиппократа

Ушел из жизни сельский врач Владимир Самаров. Неделю не дожил до своего 73-летия. Почти 50 лет проработал в амбулатории села Караколь Мугалжарского района. Сколько жизней спас, скольким подарил здоровье! А когда сам слег с высокой температурой и одышкой, вылечить его не смог никто.
Какой след оставил после себя этот человек? Достойно воспитал вместе с супругой сыновей Владимира и Андрея, дочерей Ольгу и Светлану. Отмечен сотней благодарственных писем, похвальных грамот, юбилейными медалями, медалью «За верность клятве Гиппократа». Своим ежедневным трудом на благо земляков снискал высокий авторитет и уважение. Весь поселок, да и весь район скорбит вместе с семьей Самаровых.
«Это Человек с большой буквы, настоящий аксакал нашего села, очень жаль, что мы теряем таких великих людей. Владимир Георгиевич и словом, и делом, всей душой помогал, советовал, по-настоящему переживал за свой родной аул, за каждого человека. Таких, как он, уже не будет. Сколько лет он помогал моему отцу во время его болезни. Находил выход, казалось бы, уже в безвыходных ситуациях. Морально поддерживал, хотя как врач уже давно знал исход», – отзывается о нем Назгуль Байкадамова. «Эх, дядя Володя, Владимир Георгиевич! Росла рядом с ним. По его примеру стала врачом. Пусть земля будет пухом!» (Венера Калбаева). «Врач от Бога и прекрасный человек. Таких врачей, наверное, больше не будет. Верой и правдой служил он своему делу. Земляки не забудут его. Светлая память. Такие врачи достойны, чтобы их хотя бы посмертно наградили самой высшей наградой страны» (Алтын Сегизбаева). «Семья Нурумовых скорбит и соболезнует родным и близким. Он был и останется для нас прекрасным человеком и врачом от Бога! Он был неотъемлемой частью жизни поселка, и эта утрата невосполнима, ведь в лице Владимира Георгиевича Оркаш потерял врача, друга, хорошего соседа, коллегу и Человека с большой буквы». «Семья Жалмагамбетовых скорбит и соболезнует родным и близким Владимира Георгиевича. Ведь благодаря ему мой брат Адилхан остался жив в страшной аварии. Светлая память, пусть земля будет пухом нашему любимому доктору». «Грамотный, интеллигентный, человечный! И меня лечил в далекие 70-е, всю нашу семью. Таким людям надо памятники ставить! Для каждого из нас он был просто волшебником» (Саржан Каратаева). «С его уходом мы потеряли частичку себя. Он так много своей души оставил во всех нас. Пока мы живы, будем помнить нашего милого доктора» (Семья Кашкеновых). «Мы жили в Калинине, о нем слышала, но не видела. А познакомились уже как коллеги в Мугалжарской районной больнице. Удивилась его памяти, живости ума, любознательности и, конечно же, профессионализму» (Куляй Кожамуратова). Это только малая часть добрых, искренних слов о сельском враче Самарове. Потеряв своего доктора, поселок осиротел.
Медсестра Каракольской врачебной амбулатории Мария Туребекова рассказывает:
– Заболел Владимир Георгиевич 17 июня. Двустороняя пневмония. 22-го он поехал в Кандыагаш, в райбольницу. Не долечившись, отпросился домой, потому что жена у него заболела. Приехал в понедельник, 6 июля. Мы ставили ему уколы, капельницы. Температура не спадала, была одышка. По заключению врачей, у него случилась легочная тромбоэмболия. Для нас, медсестер, он был хорошим учителем. Таких людей сейчас мало: порядочный, интеллигентный, врач от Бога. Мы все очень любили нашего доктора.
Жена Владимира Георгиевича со слезами на глазах все время повторяет:
– Это для нас такая утрата! Как я без него теперь? Я же была за ним, как за каменной стеной.
Она говорит, что единственный раз о ее муже написали в областной газете. Это был «Актюбинский вестник» («Доктор Спасение» от 15 июня 2017 года). Этот номер хранится среди семейных альбомов как признание заслуг скромного, немногословного профессионала.
– Когда мы шли по поселку, он нередко говорил: «Этот мой ребенок. И этот тоже мой». Он же в молодые годы часто принимал роды. О своей работе рассказывал мало. Дома я его почти не видела, иногда обижалась: «Живи уже в своей амбулатории». Быть сельским врачом – это адский труд. Он сердцем переживал за каждого, до последнего дня рвался на работу, – снова плачет Татьяна Анатольевна.
– На похороны собралось много народу, все помогли, спасибо сельчанам. Соседям моим, Жомарту и Альпие, земной поклон, я перед ними в неоплатном долгу. С первой минуты были рядом со мной.
– Очень тяжело представить, что папы уже нет рядом с нами! – говорит Светлана Самарова. – Это был добрейшей души человек. Для нас был не только папой, но и наставником, учителем. Детям и внукам привил такие черты, как честность, доброта, любовь к ближним, природе, охоте, агрономии. Для нас это была ходячая энциклопедия, он мог ответить на любой вопрос. Сколько его помним, всегда читал книги. Отдыхал очень мало, практически всю жизнь находился в движении. Он жил только для других. В любое время дня и ночи, снег ли, дождь, спасал жизни людей, забывая о себе и не обращая внимания на свои болезни. Так произошло и в конце жизненного пути.
Работая медсестрой в Оренбурге, Светлана Владимировна во время отпуска помогала коллегам в реанимации одной из крупнейших больниц Москвы. Сама недавно перенесла заболевание КВИ, пролечилась. Каждый день созванивалась с отцом, рассказывала ему о своих симптомах. У него были похожие.
– Лекарств, которые я папе рекомендовала по опыту наших врачей, не было в районной аптеке. Рентген показал, что у него обширная двусторонняя пневмония с негомогенными уплотнениями легочной ткани по типу матового стекла. Поражение достигало 95 процентов! Он сам говорил, что его ест коронавирус, а папа никогда не ошибался в диагнозах. Я не могу понять, почему врачи райбольницы за те две недели, что он лежал у них, не поставили этот диагноз? Не применили кислород, аппарат ИВЛ, не начали вовремя лечение? Почему дают заключение «легочная тромбоэмболия», когда по всем симптомам это КВИ?
Он ушел из жизни после длительной лихорадки, с глубокой одышкой, сильными болями. Думаю, папа знал, что это его последние дни, чувствовал, но до конца переживал за свою большую семью, давал нам наставления. Всем односельчанам большое спасибо за поддержку, за теплые слова, – не может сдержать эмоций Светлана Самарова.
… Три года назад, когда мы брали интервью у Владимира Георгиевича, он сказал о своей профессии: «Это наш крест. И мы будем нести его, пока хватит сил». Как и Самаров, многие медработники нашей области, в том числе сельских амбулаторий и фельдшерских пунктов, стоят на страже здоровья своих земляков. Как и Самаров, они не жалеют себя, забывают о своих болях и недугах. Верится, что государство оценит их труд по заслугам и честно признает, что врачи тоже заражаются коронавирусом и умирают не от пневмонии, не от тромбоэмболии, а в мучительных страданиях, задыхаясь от поражения легких COVID-19.
Гульсым НАЗАРБАЕВА

Фото из архива «АВ»

6+
® За содержание рекламных материалов ответственность несет рекламодатель