Верный путь

Талшын Кожахметова была в Актобе четыре года назад. В 2017 году по специальному приглашению она в течение девяти месяцев работала у нас. По ее словам, за это время многое изменилось в лучшую сторону | Фото ИАЦ «Ансар»

Известный столичный религиовед дал оценку работе местных теологов и религиозной обстановке в регионе в целом. За два дня пребывания в Актобе он успел принять участие во многих мероприятиях, побывал и в Хромтау.

Без поспешных выводов

Доцент кафедры религиоведения ЕНУ имени Л. Гумилева, кандидат философских наук Кеншилик Тышхан является членом республиканской информационно-пропагандисткой группы по линии министерства информации и общественного развития. В ее состав вошли руководитель сектора «Әйел-қыздар» ДУМК по Усть-Каменогорску Талшын Кожахметова, а также два специалиста из Актобе: руководитель ИАЦ «Ансар» при управлении по делам религий Нурсултан Жаншин и директор одноименного реабилитационного фонда Мейр­бек Калманов.
Двухдневная разъяснительная и профилактическая работа в рамках проекта «Халық қауіпсіздігін қамтамасыз ету» велась в Хромтау и Актобе. За это время специалисты выступили перед работниками промышленных предприятий, которые строго придерживаются религиозных канонов. Были организованы встречи с педагогами, сотрудниками служб безопасности, интеллигенцией. Также в центре «Ансар» обсудили актуальные вопросы. Были и адресные беседы. К примеру, в Хромтау организовали спартакиаду, где правоверные играли в мини-футбол, а после состоялся диалог с местным жамагатом. Всего проведено 20 мероприятий с участием 600 человек.
Кстати, это не первый приезд такого узкого специалиста, как Кеншилик Тышхан. По его оценкам, переход мероприятий в режим онлайн во время пандемии немного ослабил работу по дерадикализации в целом по стране. Однако в Актюбинской области специалисты выполняют свои обязанности и достигли определенных результатов.
— Конечно, по сравнению с 2015-2016 годами наблюдается стабильность. Возможно, это плоды систематической работы специалистов, а также разделение самих радикальных групп, — отметил Кеншилик Тышхан. — Среди них все больше и больше людей, которые начали признавать существующую стабильную государственную систему и традиционную религию. Правда, это вовсе не означает, что они полностью перешли на сторону традиционной религии и нам более не грозит никакая опасность. Реабилитационную работу прекращать нельзя, поскольку есть вероятность, что в онлайн-период, когда ослабли контроль и систематичность, между ними окрепли взаимодействие и сплоченность.
По мнению ученого, с нового учебного года вопрос ношения платков в школах вновь может стать актуальным. Ведь во время дистанционного обучения эта проблема отпала. Если помните, разногласия были заметны в Актюбинской и Атырауской областях.
— Если сослаться на предоставленные сведения местных специалистов и исполнительных органов, наблюдается сокращение числа приверженцев нетрадиционных религиозных течений, — дополнил спикер. — Хотя трудно вести точную статистику. Во всяком случае, у многих наблюдается «мягкость» во взглядах, они относятся с понимаем к традиционному ханафитскому мазхабу. В то же время мы относимся к этому с некоторой осторожностью. Нам неизвестно, насколько искренне эти люди выражают свое мнение. Трудно сделать выводы только из-за того, что некогда последователь деструктивного религиозного течения сейчас признает ханафитский мазхаб на словах. Поэтому не делаем поспешных выводов, что тот или иной человек отказался от прежних убеждений.
Кеншилик Тышхан отметил, что по сравнению с прошлыми годами наблюдается положительный сдвиг — большинство идет на диалог, охотно слушают, беседуют, открыто задают вопросы и обсуждают ряд проблем. Несколько лет назад никто не шел на контакт.
— Это тоже своего рода достижение, — говорит религиовед. — Возможно, это связано с определенными трудностями в личной жизни или результат систематической работы местных теологов. Есть, конечно, и сейчас агрессивно настроенные, которые упорно не идут на контакт, но их все меньше и меньше. Поэтому нельзя сказать, что проблемы решены, и ни в коем случае нельзя сворачивать реабилитационную работу.

Вынужденные признания?

Специалист известен также дерадикализацией осужденных, отбывающих наказание за нарушение закона в религиозной сфере. На этот раз в Актобе посещение исправительных учреждений в планы не входило. Хотя гость заявил, что невооруженным взглядом виден положительный настрой.
— Среди них наблюдается смягчение взглядов и уменьшение числа тех, кто принципиально стоит на своем или игнорирует нашу позицию, — пояснил религиовед. — Они встречаются, но их мало. Возможно, повлияло принудительное лишение свободы, и они отказываются от своих принципов, так как вынуждены идти на контакт с нами. Но в беседе с личностью не остается без внимания его психологическое состояние.
— Но опять-таки не делаем скоропостижных выводов, основываясь только на их эмоциях и восприятии, — подчеркнул Кеншилик Тышхан. — Бывают разные случаи. возможно, они сговорились, чтобы избавиться от теологов, специалистов. Все-таки мы более осведомлены и изучаем, насколько их ответы схожи, и знаем, в каком направлении далее следует работать. В штате исправительных учреждений есть теологи, и до встречи с осужденными мы заранее выясняем их взгляды. Наша задача — изучить все до мельчайших деталей.

Они были в Сирии

Кеншилик Тышхан был в числе тех, кто в течение 40 дней в реабилитационном центре Актау работал с вернувшимися на родину в рамках первого этапа операции «Жусан». Специалист беседовал с каждым из возвращенцев по отдельности. В тот момент он слышал и сожаления, и недоумения. Первые вопрошали: «Зачем поехали?», а вторые: «Зачем вернулись?». Теологи тесно сотрудничали с психологами. К примеру, тесты показали, что некоторые лгут о своем нынешнем состоянии. Встречались и те, кто открыто заявлял, что готов вернуться в Сирию, если образуется исламское государство. Они обвиняли себя или тамошних мусульман в распаде исламского государства. В то же время были и те, кто наотрез отказался от религиозной атрибутики и религии в целом. Они настолько были измучены и убедились, что нет никакого халифата, а действительность в рядах ДАИШ никак не соответствует понятию ислама.
— Большинство из них говорило, что стараются адаптироваться к жизни в светском государстве, что они нашли ответы на многие вопросы, — рассказывает Кеншилик Тышхан.
Но, по мнению специалиста, сейчас многие отошли от первоначальных взглядов, так как вернулись к родным, дети пошли в школу. Кстати, с ними он и сейчас держит связь. Некоторые до сих пор обращаются по проблемам трудоустройства или просят совет. Сейчас с гражданами, вернувшимися из Сирии, работают теологи и местные исполнительные органы, а также республиканский общественный фонд «Акниет».
— Власти на местах делают все возможное, чтобы они снова не подверглись наказанию со стороны государства и вернулись к обыденной жизни, — говорит собеседник. — Все они стоят на учете под бдительным контролем, некоторые трудоустроены или открыли бизнес. Не думаю, что за ними снимут наблюдение, даже если они полностью реабилитируются и станут полноценными гражданами. Как-никак за жертвами радикальной идеологии закрепилось клеймо «Они были в Сирии».
Абат КАРАТАЕВ

 

..............................................................®За содержание рекламных материалов ответственность несет рекламодатель................................................................