Чабаны в дефиците

Животноводы региона и всей страны бьют тревогу. Вопрос, связанный с острым дефицитом чабанов, требует скорейшего разрешения. Если до пандемии работодатели надеялись снять проблему путем привлечения трудовых мигрантов из Узбекистана и Кыргызстана, в условиях сего дня эта альтернатива кажется нереальной. Впрочем, послушаем специалистов.

Только цифры

На 1 октября 2020 года в области:
КРС – более 540,1 тысячи голов;
МРС – 1 млн 381 000;
лошадей – более 159 000;
верблюдов – более 19 000.

Начать с себя
– За рубежом – в США и странах Старого Света – давно заведено, что фермеры делают все сами. К услугам сторонних рабочих прибегают, когда не успевают или увеличивается количество поголовья, объем работ, – рассказывает руководитель отдела животноводства облуправления сельского хозяйства Панабек Бимуратов. – У нас почему-то все с точностью до наоборот: главы считают, что они должны только руководить, а привлеченные, в частности, чабаны – работать.
Однако их труд не всегда достойно оплачивается. Потому, когда работодатели жалуются, мол, безработные не идут к ним даже за высокой зарплатой, лукавят, однозначно.
Но положительные примеры есть. В ТОО «Алтын Асель» Иргизского района, «АкТеп», крестьянских хозяйствах «Атамакен», «Атаконыс» и многих других создан целый комплекс мер по привлечению и защите тех, кто работает круглые сутки целый год в любую погоду.
На отгонных точках этих хозяйств животноводы спокойно пасут отары, потому как знают: их тяжелый труд будет хорошо оплачен, быт налажен, вся необходимая инфраструктура (свет, вода) подведена.
Раньше в казахских и не только семьях было много детей. И даже в этом вопросе наши предки были мудры. Много детей, значит, много рабочих рук, и обязательно хоть один из них продолжит дело отца. Отсюда преемственность поколений, сохранение традиций, секреты мастерства.
Со временем акценты поменялись, роль животноводства ушла на задний план, профессия стала непрестижной. И такая тенденция по остаточному принципу наблюдается не только у нас.
В эту приоритетную сейчас отрасль АПК благодаря реальной поддержке государства в виде субсидирования в том числе пришло новое поколение. У них отличный взгляд, другое отношение к делу, они знают чего хотят. И это хорошо. Но повторю еще раз, фермеры в своем сегменте должны работать сами.
К сожалению, реалии сего дня таковы, что многие жители аулов просто не хотят работать. Они довольствуются социальными выплатами и тем, что имеют с личного подворья.
Оттого вопрос квоты, вернее, ее выделения, для этой сферы жизненно важен. Почему-то есть квота для привлечения растениеводов и строителей, а для трактористов и животноводов – нет.

Нужны кардинальные меры
Кадырбай Ксупов, глава крестьянского хозяйства «Абылай» Алгинского района:
– Людей в сельском хозяйстве не хватает, причем катастрофически. Говорим, говорим, а воз и ныне там. Острый дефицит рабочих рук во всех сферах – от овцеводства до растениеводства. Из-за того, что некому было весной сажать овощи и бахчевые, осенью их цена взлетела в разы. Кто от этого выиграл? Проиграли все.
В аулах почти не осталось экономически активного населения. Работать некому, одни пенсионеры, кого нанимать? Если и приходят, то до первой зарплаты, потом, как правило, исчезают. Пашем сами, но не успеваем. А животных без присмотра не оставишь.
Потому полумерами не обойтись. Нужны кардинальные решения, только так можно исправить критическую ситуацию с кадрами. Почему так туго продвигается вопрос с получением квоты? Ведь каждый из нас создает новые рабочие места, пополняет казну. За каждого привлеченного мы будем платить единовременный налог.
Своему потенциальному работнику сразу предлагаю заключить договор на следующих условиях. Он берется пасти отару и от ста овцематок должен получить не менее 65 ягнят. Остальной приплод – его. Это приблизительно 20 ягнят. Сегодня на рынке их продают по 30 тысяч тенге, значит где-то 750 тысяч. В год это примерно 4 миллиона 200 тысяч.
Если трудиться на совесть и разумно относиться к деньгам, через 5-6 лет можно спокойно приобрести квартиру в Актобе.
При этом все расходы по ветеринарному и зоотехническому сопровождению, как и обеспечение грубыми, сочными кормами и зерном, беру на себя. Свой скот может держать бесплатно, естественно.
У меня есть животноводческая точка, куда проведено электричество. Если работник привезет семью, подключим газ, создадим все условия. Люди меня знают, своих слов я на ветер не бросаю.

Системный вопрос
По словам Панабека Бимуратова, этот и другие системные вопросы, такие как введение коэффициента к зарплате чабанов, снижение их пенсионного возраста, предоставление путевок на санаторно-курортное лечение, льготы при получении жилья, поступлении их детей в агротехнологические и ветеринарные ссузы и вузы, поднимались и раньше («Аул до востребования», «АВ» от 30.05.2019 г.) и не только у нас.
Например, коллега нашего собеседника, руководитель УСХ ВКО Владимир Гайламазян убежден: для развития и подъема авторитета этой традиционной для страны отрасли необходимо, чтобы овцеводы стали собственниками. Он предлагает «давать кредит и землю крестьянам, желающим выращивать овец».
– Об этом и не только шла речь в ходе встречи с министром сельского хозяйства в конце августа этого года («Дорожная карта для отрасли», «АВ» от 01.09.2020 г.). Тогда Сапархан Омаров заверил, что в программу развития АПК РК на 2020-2029 годы будут внесены соответствующие изменения с учетом замечаний и предложений производителей. Так что ждем и надеемся на улучшение, – говорит Панабек Бимуратов. – Потенциал, как заметил аким области Ондасын Уразалин, у нашего региона большой, земля и желание поднять экономику есть.
Но нужно понимать, что решение проблемы – вопрос не одного дня. Это не ресторан, который можно построить, тут же запустить и получать прибыль. Это живой, сложный процесс и целый взаимосвязанный комплекс вопросов.

Джайляу Сунгата Болатбаева
18-летний житель села Талдысай Мугалжарского района Сунгат Болатбаев не стал ждать, когда в его сети попадет золотая рыбка. Он осознанно и добровольно взял удочку, вернее, курук (посох с арканом) в руки и стал сам ковать свою судьбу и счастье.
Таким поступком он развеял общественное мнение о том, что нынешняя молодежь в основе своей относится к поколению NEET (люди в возрасте от 16 до 24 лет, которые после окончания школы не учатся и не работают).
Окончив в прошлом году среднюю школу, Сунгат не подался в город в поисках легкой доли и лучшей жизни. Он поступил как настоящий мужчина и сын. Решил помогать отцу и продолжить его дело.
Этот простой, казалось бы, на вид юноша удивил своим философским, несмотря на возраст, мировоззрением и зрелостью.
– Мой отец – опытный чабан, и я горжусь им. Он освоил все секреты, тонкости профессии и делится ими со мной, – рассказывает наш герой. – Учит грамотно использовать пастбища, защищать овец от хищников, рассказывает, как и что делать для увеличения поголовья. Мой наставник уже доверяет мне пасти овец, поить, стричь, купать, чистить помещения.
Сакман – отдельная история. В этот самый ответственный период нужно не просто выходить и поставить на ноги молодняк, но и увеличить поголовье отары.
Все это я видел с детства, но еще многому надо учиться. Уверен, мы никогда не откажемся от этого рода занятия, ведь это наш, народный, исконно казахский промысел. Сам великий Абай писал об этом в своих стихах…
Кто, если не мы? Аул – наша золотая колыбель, и мы просто обязаны сохранить его и дело наших предков.
Нурганым КЕСИККУЛ

Квота для пятой категории
– Акиматом области было направлено письмо в Министерство труда и социальной защиты населения РК о том, что потребность на 2021 год на квоту для привлечения сезонных работников, которые относятся к пятой категории, составляет двести человек. Тогда как в 2020-м Правительством была выделена квота на сто человек, – констатирует руководитель отдела по привлечению иностранной рабочей силы и по вопросам миграции населения облуправления координации занятости и социальных программ Роза Аленова.
Она отметила, что с 1 января 2021 года законодательство немного изменится, так как вышел приказ об утверждении перечня профессий для осуществления трудовой деятельности сезонных иностранных работников.
В него вошли такие специальности, как неквалифицированные рабочие в растениеводстве, животноводстве, садоводы и садовники, овощеводы и полеводы, рабочие по изготовлению табачной продукции, а также неквалифицированные рабочие в производстве смешанной растениеводческой и животноводческой продукции.
– Это позволит фермерам свободно привлекать сезонных работников по виду своей деятельности, – подчеркивает Роза Аленова. – Данные изменения помогут решить вопрос по срокам и цели пребывания трудовых мигрантов. Ранее решение вопроса усложнялось несовершенством НПА, в котором не было четкой формулировки понятия «сезонные работы» и их периода действия. Так, по законодательству иностранные сезонные работники имеют право находиться в РК до года, в то время как согласно письму УСХ к проведению сезонных работ относится период с 1 апреля по 31 октября.
В настоящее же время производственный цикл сезонных работ приобрел статус круглогодичного, в тех же теплицах или на отгонных точках работы ведутся все 12 месяцев. Об этом специалисты профильных ведомств знают («Квота для фермеров», «АВ» от 23.07.2019 г.), поэтому Правительство пересмотрело ряд законодательных актов на улучшение ситуации для сельхозпроизводителей.

Поголовье скота содержится в личных подсобных и 5 883 хозяйствах разных форм собственности. 648 из них овцеводческие, мясного направления.

Ляззат ЕГИБАЕВА

Фото автора

+1
® За содержание рекламных материалов ответственность несет рекламодатель