Девушка- невидимка

За год до того, как вспыхнуло крестьянское восстание под предводительством Емельяна Пугачева, казахи Среднего и Младшего жузов уже вели боевые действия против казачьих отрядов царской России, нападали на русские крепости.
После казни предводителя крестьянской армии Емельяна Пугачева знамя народного восстания подхватила 22-летняя казахская женщина, которую степная молва прозвала Невидимкой. Ее воины сражались и побеждали отряды регулярных царских войск. Только поняв, что ее предали те, кто по степным законам обязан был защищать свой народ, воительница вместе с остатками войска ушла в глубь степи, чтобы сохранить свой род.

Среди славных имен героев
В этом году исполняется 245 лет, как на Южном Урале и Поволжье вспыхнуло народное восстание под предводительством крестьянского царя Емельяна Пугачева. Самое активное участие в нем приняли тысячи казахов из Младшего и Среднего жузов, проживавших вдоль границы Российской империи.
Наша степь богата на историю, которая, без преувеличения, берет свое начало с незапамятных дотюркских времен, и недавняя сенсационная находка в Темирском районе захоронения золотого человека тому подтверждение. Еще больше наш край славен своими батырами. За последние годы в Актобе установлены памятники и мемориальные комплексы таким великим воинам и полководцам Степи, как батыры Кобыланды, Бокенбай, Есет Кокиулы и другие. На днях в Актобе появился памятник Жалантос бахадуру.
Народная память хранит немало славных имен казахских батыров, в разные времена сражавшихся за свободу народа. Это герои Западного края Исатай Тайманов, Махамбет Утемисов, Сырым Датов и многие другие. Тысячи казахских джигитов принимали активное участие в восстаниях против деспотизма царской России. Среди них и 22-летняя женщина-батыр, вступившая в борьбу с царским гнетом. За бесстрашие и неуловимость она была прозвана девушкой-невидимкой. Имя Сапуры Матенкызы из рода табын стало широко известно благодаря исследованиям доктора исторических наук, профессора, академика Российской академии естественных наук, международной славянской академии Найли Бекмахановой. Она автор многочисленных книг по истории, учебных пособий для школьников, ею написано более 150 статей на историческую тему.
В своей книге «Участие казахов Младшего и Среднего жузов в крестьянской войне 1773-1775 гг. под предводительством Е.И. Пугачева» историк-исследователь пишет о том, как зарождалось в наших краях восстание, поднятое Емельяном Пугачевым. Сейчас Найля Бекмаханова живет в Москве, но с радостью согласилась рассказать по телефону о некоторых эпизодах восстания и его героях.
– Был проделан титанический труд, – признается историк. – При написании книги мне пришлось провести в архивах сотни часов, чтобы по крупицам собрать правдивый материал, рассказывающий об участии казахов Младшего и Среднего жузов в восстании. Из сотен донесений, депеш царских военачальников постепенно стала вырисовываться подлинная картина того времени, трагические судьбы народа и людей.

Восстание
В 1772 году в Степь стали просачиваться слухи о брожениях на русской пограничной линии. Многие казахские роды, терпевшие притеснения от колониальной администрации, были не прочь воспользоваться этим для восстановления своих прав на пастбища, отобранные казаками. Участились набеги на крепости, потрава казачьих посевов, захват продовольственных обозов и стычки с приграничными отрядами.
Уже в сентябре 1773 года с нападения на Бударинский форпост началось пугачевское восстание. Приняв имя Петра III, он рассылал по Степи «манифесты», в которых обещал казахам свободу, земли, право «жить прежним обычаем и по прежней вере». Они послужили искрой для массового присоединения казахов к армии Пугачева, их хорошо вооруженные отряды начали осаду крепостей почти на всем протяжении казахско-русской границы. К середине октября казахи держали в постоянной осаде все укрепления от Оренбурга до Гурьева. В декабря 1773 года они появляются у Царицына и Астрахани, а к концу года полностью контролировали степь вдоль нижнего течения Жаика, блокировали крепости Горькой и Сибирской линий.
Часть казахской родовой верхушки сразу же поддержала восстание Пугачева. Хан Абылай начинает переписку с Пугачевым, отказывает в помощи царским карательным отрядам. Активное участие в организации нападений на русские отряды приняли султан Досалы и его сын Сейдалы. Хан Нуралы, совершенно потерявший из-за предательства авторитет среди казахов, поспешил откочевать подальше от охваченных войной районов, чтобы выждать.
В январе объединенные силы казахов и повстанцев взяли Гурьев и перерезали все коммуникации от Астрахани до Оренбурга. Значительные казахские силы участвовали в осаде Оренбурга. В середине мая 1774 года произошло столкновение казахов с карателями у Петропавловской крепости. Несмотря на сильный артиллерийский огонь, казахи заставили казаков отступить.
Это длилось недолго. Уход армии Пугачева к Казани крайне ослабил и осложнил действия отрядов Младшего и Среднего жузов.

Под видом Коктемира
Для подавления восстания Россия применила регулярные войска. Весной 1775 года русские войска начинают карательные действия против повстанцев. А вскоре схваченного казаками Емельяна Пугачева, заточив в железную клетку, конвоировали в Москву.
Но восстание на этом не завершилось, а вспыхнуло с новой силой.
В сентябре 1775 года в родах табын и тама Младшего жуза появился человек, имя которого очень скоро стало легендой. Степная молва называла его Коктемиром, или Невидимкой. Кочевал Невидимка в устье реки Хобды с двумя тысячами юрт. Жители Степи приписывали ему необыкновенные качества, видели в нем существо мифической силы и мощи.
– Яко тот Невидимка о четырех ногах, в Урде живет, говорит человечьим голосом, из Урды уходит, пропадает сутки по два и по три, а куды уходит, не знает, а когда идет обратно, будто ревет по-скотски, как корова, а когда в Урде бывает, все бунчит, а видеть никто не может. Только одна женка, которая находится при нем, разводит огонь, она видит и пересказывает, что ходит на четырех ногах, на всех ногах сапоги, а называет себя бусым быком, голова человечья, носит шапку, а рога быковые, спина вся железная, – так со слов степных жителей описывали Невидимку русские купцы, бывавшие по торговым делам в степи.
Правда же была в том, что под видом Невидимки-Коктемира во главе новой волны восстания встала двадцатидвухлетняя Сапура Матенкызы из рода табын. При поддержке своего мужа и султана Досалы она создала легенду о человеке-невидимке – Коктемире, который якобы живет в ее доме и призывает казахов продолжить сопротивление. Сапура от имени Коктемира, считавшегося святым, обещала скорое возвращение «нового государя», Пугачева, и начала собирать в своей ставке войска.
Весной 1776 года отряды Сейдалы султана совершили ряд походов против башкир, участвовавших в карательных экспедициях против казахов. Отряды численностью до 10 тысяч человек начали концентрироваться между Гурьевом и Кулагинской крепостью для большого похода в Россию. Были совершены нападения на Верхнеуральскую, Таналыцкую, Орскую крепости, Илецкую защиту и Оренбург. Напуганная действиями казахов местная администрация затребовала новые вой­ска из центральных губерний. На помощь пришли отряды регулярной армии. Отряды повстанцев не раз принимали бой с ними и одерживали победу. Но силы были неравными. Против регулярных частей, имевших в арсенале пушки, сражаться было невозможно. Это очень скоро поняли многие казахские старшины, и, как и следовало ожидать, при первой же возможности они, подкупленные к тому же колониальным аппаратом, отошли от освободительного движения. А в феврале 1776 года на сторону России перешел ближайший сподвижник женщины-предводителя султан Досалы. Это внесло раскол и растерянность в ряды восставших. Летом Сапура и поддерживавшие ее роды, опасаясь новых репрессий, откочевали в глубь степей, к реке Кыил.
Как ни странно, царское правительство не послало в аулы родов тама и табын, которые являлись костяком восстания, карательные отряды. Не были также наказаны и представители феодальной верхушки, принимавшие участие в движении.
– В восстании во главе с Пугачевым, а затем под предводительством девушки-невидимки Сапуры активное участие принимали казахи родов табын, тама, байбакты, жагалбайлы, чикли, шомекей, шекты, кердери, – перечисляет историк Найля Бекмаханова. – Если бы не предательство султана Досалы, казахских старшин и хана Нуралы, открыто примкнувшего к царским властям и принимавшего участие в разгромах казахских аулов, восстание было бы продолжено.
Движение Невидимки стало последним выступлением казахов, связанным с крестьянской войной под предводительством Пугачева. Сама предводитель восстания Сапура, по некоторым сведениям, скрываясь от преследователей, ушла вместе со своим родом в степи. Известно также, что женщина-батыр похоронена в родном краю, на одной из излучин реки Хобда.

Санат РАШ