Дважды войти в одну реку

Не согласны с перефразированным выражением? Но ведь судьба порой возвращает человека в те же места и реки из далекого прошлого, словно память навсегда хочет закрепить то хорошее, что там было.

В редакцию «АВ» обратился геолог-геохимик Игорь Емельянович Костик, для которого Актюбинск советских времен стал второй родиной. Об этом он написал в своем стихотворении:
«…Когда молодым я приехал из Львова
В знакомый мне с детства Актюбинск родной,
Мне было за двадцать.
Я был бесшабашным
И рвался познать ваши тайны с кайлой».
Публикуем его письмо без изменений, вставляя строки из его «Баллады о Мугоджарах».
«Я родился в 1933 году неподалеку от Тернополя, что на Западной Украине. Отец был арестован по политической статье и отправлен в тюрьму, а в 1940 году наша семья в составе шести человек (мама с тремя детьми и родители отца) была переселена в город Темир Актюбинской области. С началом войны нас переселили в глубинку, где мы выжили благодаря моей великой труженице матери и взаимовыручке украинских ссыльных. После войны приехал отец. Нас не покидала мысль о возвращении на Украину, и пока шло оформление документов на выезд, я учился в 8 классе Актюбинской средней школы № 2. В конце 1948-го мы вернулись в Тернопольскую область, где я окончил учебу. В 1952 году поступил во Львовский университет, сначала на географический факультет, поскольку хотел стать путешественником, на втором курсе перевелся на геологический. И словно по иронии судьбы или волею случая получил направление в Западно-Казахстанское территориальное геологическое правление (ЗКТГУ) в уже знакомый мне Актюбинск, город на Белом холме.
По приезде меня направили старшим коллектором в поисково-съемочный отряд Борсыксайской круглогодичной партии, занимающейся разведкой Борсыксайского редкометально-редкоземельного месторождения. Отряд базировался в зимовке Есенгул, в 20 км вверх по течению реки Шолак-Кайракты. Работой нашей остались довольны, и уже в 1958 году меня назначили начальником Каиндинской поисково-съемочной партии, в задачу которой входило проведение работ в южной части Мугоджар.
Мугоджары — отроги седого Урала.
Как много вы значите в жизни моей.
С 1958 по 1961 год нашей командой было охвачено изучение более 6,5 тысячи кв. км, начиная с юга от реки Орта-Карасай до широтного течения реки Иргиз на северо-востоке Мугоджар. В конце 1961 года, после успешного сезона, в результате которого нами было выявлено крупное по размерам первое в Мугоджарах бериллиевоносное пегматитовое поле с тантал-ниобиевой минерализацией, меня назначили главным геологом Каргалинской геологоразведочной экспедиции, которая проводила комплекс геологоразведочных и гидрогеологических работ на территории Мугоджар и их периферии. За время работы в экспедиции я помог вырастить многих молодых специалистов. С теплотой вспоминаю учеников, всех геологов экспедиции и управления, с которыми работал в тех краях.
Хромиты, и никель, и медные руды —
Не счесть всех металлов, что дали взвести
заводы и фабрики наши повсюду.
АЗХС и завод ферросплавов,
Им долго еще вашу славу нести!
Мы одними из первых внедряли новые формы и методы геологоразведочных работ: групповую съемку, глубинное геологическое картирование, рентгенорадиометрические методы, радарную аэросъемку и др. Групповая геологическая съемка в западной части Тургайского прогиба (в пределах Актюбинской области) позволила выявить перспективы для открытия месторождений железа и россыпных циркониево-титановых руд, за что коллектив был удостоен серебряных и бронзовых медалей ВДНХ СССР.
Позже я написал более 20 научных публикаций по различным вопросам геологии и полезных ископаемых Мугоджар.
В целом проработал на актюбинщине с августа 1957-го по март 1987 года. Будучи на заслуженном отдыхе, поддерживаю связь с родным городом Казахстана.
Сейчас мне без двух девяносто, и в том
Гложет туга, что мне никогда
Уже не вступить в ваш чертог с молотком».
Подготовила Нургуль АРИНОВА

Фото из архива «АВ»

® За содержание рекламных материалов ответственность несет рекламодатель