На всю оставшуюся жизнь

Окончание. Начало в № 118 от 14 октября 2021 года

В прошлом номере «АВ» мы начали рассказывать о судьбе Валентины Мыслиной. Родом из запорожских и уральских казаков, воспитанная в суровой сельской среде, она была удостоена высокой государственной награды, едва ей исполнилось 16 лет. В неполные 30 ее наградили орденом «Знак Почета».
В 44 года наша землячка стала одной из первых в СССР женщин-секретарей, возглавивших крупный район области.

Один день трудовой биографии

Кабинет первого секретаря Актюбинского райкома партии в селе Каргалинское был обставлен скромно. На стене обязательный портрет партийного лидера СССР, два стола буквой Т, ряд стульев с мягкой обивкой, неизменный шкаф-сейф, два телефона (один массивный — для прямой связи с «первым»), на тумбочке, сбоку, рация для связи с директорами совхозов и председателями колхозов.
Секретарь райкома, вот уже час пытавшаяся по-доброму поговорить со своим визави, сделала еще одну попытку.
— Ну, что делать будем? — требовательно спросила она у моложавого мужчины, сидевшего напротив.
Тот упорно отводил взгляд и молчал. Долгое сидение в кабинете у главы района давало о себе знать, он без конца вытирал цветастым платочком выступавшие на лбу бисеринки пота, но, упрямо сжав губы, всем своим видом выражал полное несогласие и обиду.
— Хорошо, давай начистоту, — с нажимом предложила она. — Как председатель ты не тянешь, колхоз из-за этого оказался в числе отстающих. Уйдешь по собственному?
— Нет, попробуете выгнать, люди за меня горой встанут, — выдавил тот из себя.
— Встанут, не сомневаюсь. Но ты же знаешь, кто это будет. Те, кто, пользуясь твоей мягкотелостью, колхозное добро тащит! — не выдержала она, повышая голос. — Ладно, завтра собирай сход, я приеду, поговорю с людьми.
Собрание затянулось, криков и шума в колхозном клубе было много. Особенно усердствовали те, кто неплохо пристроился на хлебных местах и тянул все, что плохо лежало. Большинство же молчало, тихо переговариваясь между собой, и это говорило о многом.
Когда женщина поняла, что люди, наконец, выговорились, встала из-за стола и подошла к первым рядам кресел.
— Мы приехали сюда не суд вершить, — твердо заявила она. — Как сами решите, так и будет. Но вы оглянитесь, сравните, как люди в других хозяйствах живут, и подумайте, почему у вас все так плохо?! Земля у вас плодородная, скотины на ферме достаточно, почему не живете так же? В чем же дело, руки у вас не из того места растут, что ли? Да в жизни не поверю, многих ведь хорошо знаю, бок о бок не один год работали.
Она говорила недолго и, что называется, рубила правду-матку в лицо. Притихшие сельчане, откровенно враждебно принявшие гостей из райкома, внимательно слушали. Через час собрание закончилось, колхозники подавляющим большинством голосов решили переизбрать председателя.
— Но я его не бросила, — возвращаясь воспоминаниями в те годы, делится Валентина Сергеевна. — Он же специалист очень грамотный и работящий, человек хороший был. Уговорила директора родного совхоза, чтобы на работу взял, жильем обеспечил, жену его устроил. Нельзя сотрудника ставить в безвыходное положение, не по-людски это. Не человека же убил, просто не на своем месте оказался. Принимать жесткие, неудобные для кого-то решения — одна из необходимых обязанностей руководителя, иначе развалишь всю работу. Но если я понимала, что человек всего лишь совершил ошибку, никогда не оставляла его один на один с бедой. Старалась устроить его жизнь, работу подыскивала, где он смог бы найти себя, чтобы семья не страдала.
Это был всего лишь один эпизод рабочих будней Валентины Мыслиной, в 1985 году назначенной руководить одним из самых больших районов области. А начиналась трудовая жизнь выпускницы оренбургского сельхозинститута в 1963 году в селе Курайли.


Перемены к лучшему

В селе ей понравилось. Настолько, что Валентина уже через год полюбила человека, вышла замуж и приняла решение остаться здесь. В 1964 году родилась дочь Лариса. Муж Виктор, так же, как и Валентина, приехавший в Курайли по распределению из Харькова, работал главным ветеринарным врачом совхоза. Они прожили душа в душу более 50 лет, мужа не стало в 2016 году. Сюда же, в Курайли, Валентина переманила и лучшую подругу Зою Вильцыну, с которой подружилась еще в институте.
— Жить было интересно, — делится ветеран. — Но тяжело.
Хлеб в магазинах в те годы выдавали по буханке на руки, не было муки, снабжение в селах было мизерное. Доходило до того, что Валентина, чтобы порадовать мужа пельменями, покупала вермишель, молола ее в мясорубке, получившаяся масса вполне заменяла муку.
На селе труд был в основном ручной и тяжелый. За каждой дояркой было закреплено не менее 20 коров, которых она должна была доить руками, кормить, выхаживать телят. Навоз убирали из коровников вилами и лопатами.
Жизнь стала меняться после 1966 года. Наконец обратили внимание на сельское хозяйство. В село пошла техника, началась механизация сельского хозяйства, поднялась оплата за сверхплановую продукцию, начали строить животноводческие комплексы. В 1971 году из Шымкента руководить областью направили Василия Ливенцова, который понимал толк в сельском хозяйстве и первым делом обратил внимание на орошаемое земледелие и мелиорацию. За несколько лет в регионе в разы повысилось поголовье скота, увеличились надои, земля стала давать хороший урожай.
Активная и энергичная Валентина все время была в первых рядах, ее просто невозможно было не заметить. В 1973 году ее избрали депутатом областного совета народных депутатов. За год до этого в числе других передовиков производства 30-летнего экономиста Валентину Мыслину наградили орденом «Знак Почета». Она стала одной из первых в области, кто решительно внедрял в совхозе хозрасчетный метод, новую организацию труда. Материальная заинтересованность стала мощнейшим стимулом для работников, за короткое время формирование легко вырвалось в лидеры по всем показателям. В то время Валентина уже работала не только главным экономистом совхоза, но и заместителем директора по производственной части.

Судить людям

Три раза ей предлагали возглавить то один, то другой совхоз области. Она упорно отказывалась.
— Уходить не хотелось, только недавно мы получили двухэтажный, благоустроенный сельский коттедж, да еще с приусадебным участком, — объясняет Валентина Сергеевна — Это была сказка. В городе еще не во всех квартирах была горячая вода и туалет, а в нашем совхозе эти блага цивилизации уже имелись.
Но в 1981 году они все же перебрались в город, супругу предложили работу в областном центре.
— Мне предложили работу в областном объединении созданного недавно министерства плодоовощной продукции, — вспоминает ветеран. — Не моя это была стихия, и Василий Андреевич Ливенцов, с которым мы часто встречались, видимо, это понял. «Вот что, Валентина, давай-ка, принимай Актюбинский райисполком. Ну какой из тебя торгаш?» — предложил ей руководитель области.
Она с радостью согласилась. Район, состоящий из восьми совхозов и двух колхозов с 34-тысячным населением, был немаленький. Это был продовольственный пояс областного центра, и значение ему придавалось огромное.
— Первым руководителем района был Виктор Тренин, которого затем сменил Иван Михайлович Мишин, — вспоминает Валентина Сергеевна. — Работы было невпроворот, с шести часов утра я была уже на ногах. И когда в 1985 году меня на пленуме избрали первым секретарем Актюбинского райкома партии, для меня мало что поменялось. Все та же напряженная работа, разъезды по хозяйствам, авралы.
Бесчисленные проверяющие из обкома партии ее не любили. Она, пожалуй, была единственным секретарем райкома, который наотрез отказался привечать щедрым застольем порой целые делегации ревизоров. Район стал одним из передовых в области, не случайно несколько раз его поля и хозяйства посещал первый секретарь ЦКПП Компартии Казахской ССР Динмухамед Кунаев, приезжавший в область с рабочим визитом.
— Он был очень скромен и всегда приветлив, — вспоминает бывший секретарь райкома. — Очень подробно интересовался жизнью простых тружеников.
Но с непосредственными руководителями Валентине Сергеевне сработаться получалось не всегда. Особенно с одним из последних, у них даже квартиры находились рядом, на одной лестничной площадке.
— Отношения с новым руководством не сложились сразу, часто приходилось выслушивать очень много нелицеприятной критики в свой адрес, и, что самое обидное, она была необъективной, — со вздохом признается Валентина Сергеевна. — Человек я по характеру прямой, могу так ответить на обидные слова, что мало не покажется. Но ругаться и склочничать — это не мое. В 1990 году я зашла на прием к главе региона и объявила, что ухожу.
До пенсии было рано, и Валентина Сергеевна еще поработала на разных должностях, пока в 1997 году окончательно не ушла на заслуженный отдых.
— Высокая должность — не безграничная власть, как некоторые руководители иногда это воспринимают, — после долгой паузы добавляет она под конец беседы. — Это большая ответственность. Всегда надо помнить, что каждый твой шаг, поступок никуда не исчезает, не забывается со временем. Я, слава Богу, не забывала об этом никогда, так уж меня воспитали. Ну, а много ли хорошего сделала в жизни, судить людям.
Санат РАШ

Фото из личного архива Валентины МЫСЛИНОЙ

® За содержание рекламных материалов ответственность несет рекламодатель