Уникальные открытия ученого Сапарбаева

Обладатель Государственной премии Республики Казахстан 2020 года в области науки и техники имени Аль-Фараби успешно применил клеточную терапию для лечения тяжелобольного коронавирусом пациента. Это не единственная уникальная разработка актюбинского ученого.

Сапарбаев Самат Сагатович
Родился 24 июля 1980 года в поселке КазЦИК Алматинской области. Трудовую деятельность начал в 2002 году медбратом городской клинической больницы № 2 города Новосибирска. Автор более 60 научных публикаций в области хирургии, регенеративной медицины, трансплантологии. В 2012 году удостоен звания «Отличник здравоохранения РК». На основе Международного рейтингового союза национальных бизнес-рейтингов награжден Национальным сертификатом «Специалист года-2015».
Научную деятельность Самат Сапарбаев начал в 2006 году с должности научного сотрудника Казахской государственной медицинской академии города Астаны. Сейчас кандидат медицинских наук является проректором по стратегическому развитию и международному сотрудничеству ЗКМУ имени Марата Оспанова. За его плечами более 8 000 операций по трансплантации клеток.
На днях стало известно, что ученый стал обладателем Госпремии в области науки и техники имени Аль-Фараби за разработку инноваций в клинической медицине по клеточным технологиям.
– Эта работа является итогом многолетнего опыта научного коллектива по применению стволовых клеток в клинической практике, – подчеркивает Самат Сапарбаев.
– Медицина и наука в этом направлении были вашим осознанным выбором?
– Еще в детстве фильм «Знахарь» оставил в моем сердце неизгладимое впечатление, после чего принял решение стать врачом. Во всех играх: войнушках и казаках-разбойниках обязательно был врачом. Бегал с лопухом и подорожником и лечил всех. Когда пришло время делать выбор профессии, то по наставлению родителей должен был поступить в казахстанско-российский университет на факультет туризма и менеджмента на специальность «гостиничное дело». Это направление в то время хорошо развивалось, а вуз только вошел на рынок, но по иронии судьбы я проспал три остановки и так и не стал студентом этого учебного заведения. После чего остановил свой выбор на медуниверситете имени Асфендиярова. В тайне от всех сдал туда документы, прошел экзамены и поступил.
– Расскажите о первых шагах в науке. Ведь вы начинали научную деятельность в 2006 году в столичном медуниверситете.
– На тот момент ректором вуза был Жаксылык Альмурзаевич Доскалиев. Я был принят на испытательный срок лаборантом. И с этого момента начал заниматься научной деятельностью. Базировались мы в национальном научном медицинском центре. С 2006 по 2010 годы научным коллективом было проведено много экспериментальных работ. В 2010 году завершили работы, экспериментально подтвердив, что побочных эффектов от клеточной терапии и разработанных нами препаратов нет. В том же году совместно разработали клинический протокол для применения стволовых клеток в клинической практике. В этом году впервые в Казахстане принят протокол для лечения пациентов, а мы впервые в Средней Азии сформировали центр клеточных технологий с банком стволовых и фетальных клеток искусственных тканей. По истечении времени начали брать госзаказы. В работе, которая была подана на получение Госпремии, расписаны как экспериментальные, так и клинические основы применения стволовых клеток.
– Какие сейчас интересные тенденции в медицинской науке в мировой практике? Я читала про некие биочипы, которые собираются внедрять для того, чтобы на ранней стадии выявлять онкозаболевания.
– О медицинской науке можно говорить очень долго. Направлений множество, и одно из них, о котором вы говорите, медицинская кибернетика. Оно стремительно развивается, лидером в этой технологии является Китай, потому что консолидировал у себя все технологии мира. Поставили дешевые фабрики, и собирают различную продукцию вплоть до боллинга. Но ведь при этом заимствуются технологии, и на их основе создаются новые. Поэтому они идут вперед. Посмотрите, какие сейчас китайские медицинские холодильники. По функциям они переплюнули европейские образцы.
– А если говорить о клеточной технологии?
– Если говорить о клеточной технологии, то на сегодня такого опыта в этом направлении как у нас, на евразийском континенте больше нет. Казахстан может этим гордиться. Созданы уникальные препараты, проблема лишь в нехватке материала. У меня в разработке, например, есть один препарат, который позволяет перенести коронавирус в легкой форме. Также он позволяет откорректировать иммунные атаки, вплоть до ВИЧ-инфекции, провести иммунотерапию при онкологических заболеваниях, повысить иммунный ответ или атаку на опухоль пациента. Частично мы его применяем, но у нас очень мало материала (имеются ввиду донорские клетки), поэтому препарат не можем раздать всем, кто в нем нуждается. С марта, как началась пандемия, я пользуюсь эти препаратом. С его помощью у нас получилось вытащить несколько пациентов с коронавирусом, которые были уже на интубации с глубоким поражением легких. У меня получилось откорректировать иммунитет, чтобы атаковать опухоль печени у пациента и сформировать иммунитет при инфекционном заболевании. Если дальше пойдет так же, то, думаю, что мы будем свидетелями еще одного уникального открытия, которым можно гордиться.
– В плане коронавируса уникальность препарата в том, что применяется на стадии, когда уже легкие сильно поражены? Есть ли такой опыт в мировой практике?
– Нигде в мире больше такой препарат не применяют. Мы использовали на пациенте, который был интубирован, абсолютно не мог уже дышать самостоятельно. Применяли данную терапию, в результате вывели пациента из того состояния, когда он был кислородозависимым. Человек стал дышать самостоятельно, выписался домой. Если нам удастся разрешить вопрос с дефицитом материала, будем активно применять это в первую очередь в онкологии и в условиях пандемии.
– Какие актуальные проблемы, на ваш взгляд, имеются в отечественной науке? В их числе часто называется утечка кадров и слабое финансирование.
– Считаю, что финансирование сейчас в науке неплохое. Буквально несколько лет назад была повышена доля выделяемых финансов из ВВП, и, в принципе, дело идет неплохо. Думаю, что, как вы отметили, первостепенной проблемой является утечка кадров и нежелание молодежи заниматься наукой. Это действительно большая проблема. Объясню почему. Из года в год специалисты не могут получить долгожданных званий. Допустим, чтобы опубликовать одну статью в хорошем журнале, в среднем нужен год. Чтобы она набрала рейтинг, необходимо еще месяцев шесть, в общей сложности получается полтора года. По требованию должно быть три таких статьи. Видя это, молодые ученые не проявляют особого интереса, считая такой путь, как принято говорить, крысиными бегами. Я думаю, надо прекратить стремиться делать лучше, чем где-то. Мне кажется, надо ориентироваться на то, что нашим под силу.
– Несмотря на то, что клеточная терапия является одним из перспективных направлений современной медицины, клинические данные о применении стволовых клеток противоречивы. Что вы скажете по этому поводу?
– Расскажу об одном случае. Я состоял в европейской школе гематологов. Начиная как-то доклад о нашем опыте клинического применения стволовых клеток, сказал, что у нас на тот момент было произведено четыре тысячи трансплантаций клеток. Меня попросили тут же сесть на свое место. Я сначала не понял почему. Как мне потом объяснили представители школы, ученые в Европе не должны знать о таком большом применении стволовых клеток, потому что этого не позволяет этика. Соответственно, данное направление там сдерживается. Значит, у них нет большого количества исследовательского материала. А Казахстан в этой сфере ушел далеко вперед.
– Хотели бы что-то добавить от себя?
– Хотел бы призвать молодых не бояться идти в науку. Да, это тернистый путь, порою неблагодарный. Не секрет, когда молодой ученый что-то пытается внедрить, как правило, сталкивается с бюрократией. Например, говорят, дай протокол, что где-то в мире применяют такую практику. Но таких трудностей не нужно бояться. Хочу пожелать молодым вагон энтузиазма, состав желаний и самое главное – паровоз идей. На самом деле у нас хорошие тенденции в стране, и, думаю, в дальнейшем будет еще лучше.
Алиса МАРИНЕЦ

Фото из личного архива Самата САПАРБАЕВА

+1
® За содержание рекламных материалов ответственность несет рекламодатель