В поисках воды

Годовой водосток рек нашей области уменьшился почти в десять раз. Невооруженным глазом видно, что водоемы с каждым годом мелеют. Многие оставили после себя пересохшие русла, а наиболее крупные превращаются в ручьи. В этом печальном списке и три крупнейших водохранилища Актобе. Близка ли ситуация к катастрофической или все вернется на круги своя?
Какие последствия от засухи мы можем получить? Нужно ли властям предпринимать срочные действия или природа сама все расставит по местам? Ответы на эти вопросы читайте в Главной теме.

В бассейне Каспия

Цифры, приведенные специалистами Жайык-каспийской бассейновой инспекции, ужасают. На основе показаний филиала РГП «Казгидромет» по Актюбинской области стало известно, что только за последние годы общий объем вод понизился с 2,2 миллиарда до 265 миллионов кубометров. Это данные за 2020 год. В этом году большая вода вроде пришла, но можно предположить, что ситуация сильно не изменится.

Чтобы понять трагичность обстоятельств, нужно вспомнить, откуда реки берут свое начало. Из учебников географии мы знаем, что такие места называются истоками. Многие наши крупные водоемы берут общее начало из гористой местности. Как известно, у нас имеются только Мугоджарские горы, южный отрог Уральских гор, их окрестности дают жизнь многим водоемам.

Реки, включая притоки, имеют в большей степени снеговую подпитку, поэтому подвержены сезонным колебаниям. Особенно когда осадков выпадает меньше нормы. Есть, правда, параллельно идущие подземные источники, но их процент значительно ниже.

У каждой реки, помимо начала, есть конец, то есть устье. Интересно, что река Эмба, по словам специалистов Казгидромета, должна впадать напрямую в Каспий, а река Уил – в сеть бессточных озер Атырауской области. Но по факту ни Эмба, ни Уил до своих многоводных собратьев не доходят, растекаясь в широких казахских степях.

Климат или человеческий фактор?

– Первая и главная причина пересыхания наших рек – это природный фактор. Основа их пополнения летом – дождь, весной – талые воды, плюс подземные источники. Уберите хотя бы один из этих факторов, и полноводность рек значительно уменьшится. Основной причиной маловодья мы считаем уменьшение количества атмосферных осадков вследствие изменения климата, – говорит главный специалист РГУ «Жайык-Каспийская бассейновая инспекция по регулированию использования и охране водных ресурсов» Аскар Жумабеков.

Что касается человеческого фактора, то в одном из прошлых номеров «АВ» мы указывали, что рукотворные плотины и дамбы на притоках крупных рек пресекают к ним доступ воды. По данным филиала РГП «Казводхоз», на территории области десятки плотин, в том числе заброшенных. Если убрать все плотины, утверждают специалисты, то уровень воды в основных реках вырастет примерно на 10-20 процентов.

Но с этим мнением не согласен бывший сотрудник инспекции, инженер-гидротехник Кобдаш Бултеев. Он считает, что от разрушения плотин пользы мало:

– Главная причина маловодья – изменение климата. Вы же сами видите, что вода намного больше, чем раньше, уходит в землю. Земля не успевает увлажняться, осадков стало меньше. В области нет ледников, которые бы таяли и постоянно подпитывали реки. Даже такая крупная река, как Волга, уменьшилась, что говорить о наших речушках. Разрушение плотин никакой пользы не принесет, это капля в море. Еще раз говорю – это чисто природный фактор.

Мнение гидрологов

Вторит Бултееву и ведущий инженер-гидролог местного филиала Казгидромета Гульзада Алтиева. Главной причиной падения уровня воды она считает сокращение осадков:

– Структура наших рек такова, что они имеют в основном подпитку от осадков. Их количество уменьшилось. Средний уровень воды, допустим, был 100 сантиметров, сегодня он составляет всего 20-30 сантиметров над уровнем Балтийского моря.

Иными словами, если летом и зимой выпадает мало осадков, то земля становится более сухой, впитывая много воды. Если же земля постоянно увлажненная, то и влагу она держит. Соответственно, нет дополнительного расхода, вода продолжает течь по руслу реки.

Кстати, в нашумевшем расширении русел рек в 2018-2019 годах, по словам Гульзады Базарбаевны, была допущена ошибка. Русла нужно было не расширять, выкорчевывая краснокнижные деревья, а углуб­лять.

– Тогда и пользы было бы намного больше. А так Илек ручьем растекся по расширенному руслу реки, – отметила инженер-гидролог.

Правда, стоит подчеркнуть, что расширители русел рек работали только в Актобе – к изменению уровня водоемов вне областного центра они никакого отношения не имеют.

Исследовать проблему

Теперь встает главный вопрос: что делать? По общему мнению, в данной ситуации необходимо строить новые водохранилища и максимально сохранять воду.

– Каждой весной растекаются паводки. В этот момент нужно максимально сохранять воду. У нас все крупные рукотворные водоемы были построены еще в советское время. Я не знаю, что бы мы без них делали. Необходимо строить новые водохранилища, в данный момент это единственный выход, – продолжает тему главный специалист Жайык-Каспийской бассейновой инспекции Аскар Жумабеков.

Он также не сомневается в том, что далеко не лишним будет проведение научно-исследовательских и изыскательных работ в этом направлении. К примеру, объемный гидрографический альманах под названием «Ресурсы поверхностных вод СССР», том 12, выпуск 3, полностью посвящен водоемам Актюбинской области.

– В нем можно увидеть детальное описание каждой реки. Получается, что с 1966 года такие масштабные научные работы не проводились, хотя прошло почти 60 лет. За это время наверняка есть изменения, поэтому нужно проводить новые скрупулезные исследования, – говорит Жумабеков.

В необходимости сохранения воды видит целесообразность и Кобдаш Бултеев:

– Три крупных водохранилища области построены в советское время. Они свою функцию исправно выполняют, но следует строить новые хранилища, иначе паводковая вода будет уходить в сухую землю. Ничего другого мы не сможем сделать. Или остается ждать благоприятных погодных условий.

Реки не пересохнут

Ничего другого не делать, кроме как ждать милости природы, советует и Гульзада Алтиева:

– Можно с экоактивистами раскапывать родники, говорят, даже карта родников у них имеется. Но основной фактор — это, конечно, природа. Она сама все отрегулирует.

На прямой вопрос о том, пересохнут ли окончательно наши реки, она говорит утвердительное «нет»:

– Реки не пересохнут, хоть малейший сток всегда будет. Надеюсь, что природа все восстановит.

Не стоит ждать чудес, даже от сильного половодья реки наполнятся водой ненадолго. Здесь большое значение имеют летние осадки с июля по октябрь. Вот с этим как раз серьезные проблемы. Паводковая вода может поднять уровень реки на несколько метров. Собственно говоря, это и произошло в 2021 году, когда любители природы ежечасно замеряли глубину Илека и Каргалы. Восторженные отзывы приходили также из районов области, где большая вода мгновенно наполнила водоемы.

Но с приходом наиболее засушливого времени года и, соответственно, увеличением температуры воздуха реки начали естественным образом мелеть. Нет прежнего притока, значительно увеличивается испарение, земля больше вбирает в себя влагу. Отсутствие, точнее, уменьшение количества осадков значительно усугубляет процесс.

К слову, Гульзада Алтиева считает, что среднее повышение температуры воздуха всего на один градус по Цельсию, так называемое глобальное потепление, может спровоцировать серьезные изменения.

В Актюбинской области имеется огромный запас подземной пресной воды. Месторождение Кокжиде способно давать 196,5 тысячи кубометров живительной влаги в сутки. Сейчас одна из городских фирм занимается переоценкой этих запасов и при помощи 3D технологий определяет контур и границы месторождения. Точные данные будут обработаны и обнародованы к концу нынешнего года.

Как не потерять Актюбинское водохранилище

Наверное, не имеет смысла объяснять, к каким тяжелым последствиям для экономики и социальной сферы приводит нехватка водных ресурсов. Последствием усыхания рек становится обмеление наших водохранилищ, из которых можно выделить три: Саздинское, Актюбинское и Каргалинское.

Для каждого из них час икс наступает весной, во время половодья. Именно тогда они набирают основную воду. Особенно критическое положение у Актюбинского моря, как часто называют одноименное водохранилище. По мнению ученых, оно уменьшилось в пять раз, что уже приводит к печальным последствиям. Доцент университета имени К. Жубанова Акылжан Телеуов считает, что, если не спасти его, городу может грозить экологическая катастрофа:
– Этот водоем имеет стратегическое значение. Он не только снабжает водой областной центр, но и выступает его защитой. Я имею в виду ограду от пыльных бурь. Вместе с коллегами мы тщательно изучили розу ветров. Выяснилось, что на 41 процент ветер дует с юга, от направления которого как раз-таки защищает водохранилище и лесополоса вдоль него. Именно с южной стороны идет суховей, а актюбинское море – самый настоящий барьер, который нужно сохранить.
Подспудно ученый видит и другую назревающую проблему. Если так будет продолжаться, то иловые отложения и рыба начнут разлагаться, гнить, на многие километры появится запах сероводорода. Нельзя, наверное, забывать и о том, что этот водоем в летние месяцы – популярное место отдыха актюбинцев, которого мы тоже можем лишиться. Из-за вони и грязной воды, не соответствующей санитарно-гигиеническим нормам, там уже невозможно будет купаться.
Причины сложившейся ситуации видятся в том, что все существующие притоки Илека не объединены в единую систему водосбора. Каждый из притоков раскидан на плесы, отчего вода не поступает в Илек. Из-за уменьшения потока воды приточная часть водохранилища зарастает и заболачивается. Как следствие, зарастают другие участки искусственного моря.
Ситуацию значительно усугубляют наши граждане, захламившие береговую зону водохранилища бытовым мусором. Его обилие приводит к появлению птиц – типичных обитателей свалок, вытесняющих другие виды пернатых. По всей прибрежной территории наблюдается свободный выпас скота. Более того, местные хозяйства устроили пашню вблизи лесополосы, отчего бассейн водохранилища заносится песками.
– Леса вокруг водоема регулируют ветровой режим, суховеи с юга влияют на микроклиматические параметры, увлажняя воздух, защищают водоем от движущихся песков, обрушения берегов и обеспечивают пополнение грунтовых вод, – рассказывает о значимости водохранилища и лесопосадок вдоль него Акылжан Телеуов.
При этом доцент считает возможным спасти и сохранить море для последующих поколений. Для этого необходимо сделать всего несколько шагов и принять соответствующие решения.

•Разработать план противоэрозионных мер и их реализацию.
•В лесополосах проводить посадку пород деревьев, которые лучше скрепляют почву. В ассортимент насаждений вводить главные, а также сопутствующие породы и кустарники.
•Вести борьбу с засоренностью многолетними сорными растениями в лесных насаждениях.
•Расширить защитную лесную полосу за счет новых посадок и рассмотреть возможность создания водоохранных зон шириной до 1 000 м.
•Лесные насаждения водохранилища рассматривать в качестве охраняемых территорий разнообразного назначения: ландшафтных, ботанических, природных парков, памятников природы.

– Водохранилище играет огромную роль в структурно-функциональной организации Актобе. Необходимо в государственном масштабе создать условия, благоприятствующие выравниванию экологического состояния водного объекта с использованием защитной роли лесов, – уверен ученый.

Альпийские луга и фламинго

Еще в 2009 году на Хан моласы (могила Абилкайыр хана) мы познакомились и разговорились с ученым из Оренбурга Вадимом Петрищевым. Доктор географических наук подробно описал ландшафт тургайской долины того времени. Как известно, место захоронения хана Младшего жуза как раз находится в этих местах (на границе Актюбинской и Костанайской областей).
По его словам, тогдашний пейзаж разительно отличался от нынешнего. Вместо степи со скудной растительностью здесь находилась зона, приближенная к лесостепной. Со множеством озер, гнездящимися на них экзотическими птицами вроде фламинго, обилием зеленой травы и кустарников. Картина отчасти напоминала живописные альпийские луга. Также он отметил, что в природе существует цикличность, когда все повторяется, привел цифру, которая может колебаться – раз в 400 лет – и называется малый ледниковый период.
– Сейчас мы испытываем цикл климатических изменений, живем в межледниковую эпоху. Если брать за условную точку отсчета 1300 год, начало XIV века, то год гибели Абилкайыр хана, а это примерно середина XVIII века, обозначалась окончанием малого ледникового периода, началом аридизации и иссушения климата степи. Тогда степь имела определенные черты лесостепи, водоемов было гораздо больше, чем сейчас, а растительность гуще. С каждым последующим десятилетием будут происходить определенные изменения в климате, количество осадков увеличится, растительность станет другой. Со временем климатические зоны сместятся вниз. Например, Зауралье станет по климату как Забайкалье.
А примерно в 2100 году начнется новый цикл. Таким образом, мы постепенно приближаемся к очередному глобальному ледниковому периоду, – говорит ведущий научный сотрудник Института степи Уральского отделения РАН.
Что касается сокращения атмосферных осадков в наших широтах, то их количество, по мнению ученого, напрямую зависит от циклонов и водных течений в Атлантическом океане.

Над Главной темой работал Асхат КАЛЖАНОВ
Фото из архива «АВ»

® За содержание рекламных материалов ответственность несет рекламодатель