Выгодно ли растить хлеб?

Нынешний хлеб обошелся земледельцу на редкость дорого. Его уродилось намного меньше, чем предполагали крестьяне. Засушливый ли год тому виной, или, быть может, нет смысла выращивать зерно в условиях нашей области? Так или иначе, но урожай-2009 обнажил многие проблемы. Вопреки логике зерно упало в цене, а булка хлеба подорожала. Почему? Об этом и не только рассуждают крестьяне, специалисты сельского хозяйства, ветераны отрасли и руководители разных рангов, в нашей Главной теме.

Без научной основы нет эффекта

Помню выступление Главы государства Нурсултана Назарбаева в 2002 году, где он призывал более эффективно вести сельскохозяйственное производство. Тогда он говорил о том, что если хозяйства получают менее восьми центнеров с гектара, то нет необходимости им заниматься земледелием, и что такие хозяйства попросту не следует кредитовать. И это правильная мысль.

Ныне зерноводством занимаются все кому не лень. Никого не интересует  бонитет почвы, позволит ли он собрать хороший урожай. Сеют даже в районах, где хлеб не может расти – в Темирском, Уилском, Мугалжарском. Кредитуя хозяйства в этих районах, мы попросту выбрасываем деньги на ветер.

Все дело в том, что у нас сельским хозяйством на научной основе не занимаются, нет четкой специализации районов. По-настоящему не применяем агротехнику возделывания зерновых культур. Хозяйства засевают поля без предварительной обработки. Влагосберегающую технологию применяют лишь исключительно крупные хозяйства. А о семенах вообще речи нет. Сеют некондиционными семенами, кто чем горазд, у кого что есть на данный момент. Опытная станция перестала поставлять семена высоких репродукций.

Все это не только наши пороки. По всей республике так. Эта неорганизованность, собственно, и привела к такому неожиданному спаду цен. Естественно, если закуп зерна не организован должным образом, то ситуацию в руки берут монополисты. Иначе чем объяснить то, что происходит сегодня? Это уже смахивает на сговор. Монополисты, вероятно, стараются сбить цены, чтобы закупить побольше хлеба, переждать и подороже продать его потом.

Государство должно закупать хлеб. Стране всегда нужны резервный, экспортный, продовольственный и семенной фонды, поэтому зерно не может быть лишним.

Николай СОЛДАТЕНКО, ветеран сельскохозяйственного производства

На Бога надейся…

Выгодно ли заниматься зерноводством? На этот вопрос просто так ответить трудно. Да, зерноводство чрезвычайно хлопотное дело, но хлеб нужен и его надо выращивать. Министр сельского хозяйства республики в недавнем выступлении призывал сельхозпредприятия расширять посевные площади.

Вся наша беда кроется в культуре земледелия. Мы даже при минимальном количестве осадков можем получать хорошие урожаи, что доказали в этом году сельхозформирования Каргалинского, Хромтауского и Айтекебийского районов.

Все дело в том, что мы не занимаемся парами, а это одно из главных технологических цепей в земледелии. Паровое поле лучше накапливает влагу и очищает землю от сорняков. В советских хозяйствах руководителей, которые не занимались парами, не жаловали и попросту снимали с работы.

Посмотрите, какие у нас засоренные поля. А это результат того, что мы не используем в должной степени гербициды. Подавляющее большинство хозяйств сеют по стерне. Откуда быть после этого хорошему урожаю? А о зяби вообще забыли. Сельхозформирования, главным образом, мелкие крестьянские хозяйства, технологией посевов не занимаются вообще. Они работают наугад, надеясь на милость природы.

Зерноводство – это основа сельского хозяйства. Если проанализировать состояние дел в животноводстве, то можно увидеть, что оно пришло в упадок большей частью от того, что сдало позиции зерноводство.

Игорь ЦЫГАНКОВ, доктор сельскохозяйственных наук

Меньше волокиты

Правительство РК планирует отменить лицензирование экспорта. Об этом 9 ноября на правительственном часе в Мажилисе Парламента РК сообщил министр сельского хозяйства Казахстана Акылбек Куришбаев.

«Что касается лицензирования экспорта зерна, я думаю, эту норму надо отменить. Такую инициативу мы уже предложили Правительству, внесли соответствующий законопроект по отмене данного вида лицензирования», – проинформировал Акылбек Куришбаев.

В этой связи он отметил, что «премьер-министр на прошлой неделе подписал соответствующий проект постановления».

Глава Минсельхоза пояснил, что теперь для получения разрешения на экспорт зерна не требуется справка об отсутствии у экспортера долгов. Вместе с тем, по его информации, необязательно для экспорта зерна иметь опыт работы более одного года.

Все это сделано для того, чтобы «любой сельхозтоваропроизводитель, желающий экспортировать свое зерно, пришел в Минсельхоз в Комитет инспекции в АПК и в тот же день получил лицензию».

Пролонгации не будет!

18 500 и 16 517 тенге – хорошая цена за тонну зерна в условиях нынешней ситуации на мировом рынке, считает директор Актюбинского областного представительства АО «НК «Продкорпорация» Тагиберген Курманалин.

Всего нацкомпанией на  средства Национального фонда запланировано закупить 3 миллиона тонн зерна. По квоте у актюбинских хлеборобов будет приобретена 81 тысяча тонн пшеницы. Хранить такой объем госресурса доверено уполномоченным на то элеваторам – ТОО «Рамазан» (с. Мартук) и ТОО «Ақ бидай 2000» (г. Актобе). За хранение одной тонны в месяц зернохранилища будут брать 130 тенге. Устанавливая такую шкалу цен, государство, по словам Курманалина, провело хороший финансово-экономический мониторинг, по  результатам которого постаралось учесть все: низкую стоимость зерна на мировых рынках, большой урожай, полученный в соседней России и резкое падение экспортного спроса.

– 18 тысяч 500 тенге для плательщиков НДС и 16 тысяч 517 для тех, чья продукция не облагается налогом на добавленную стоимость, – вводит нас в курс дела Тагиберген Курманалин. – На сегодня нами уже закуплено 30 тысяч тонн. Из них 17 тысяч приобретены в нашей области, остальное – в Северо-Казахстанской. Естественно, эта работа будет продолжена до тех пор, пока не будут «закрыты» средства Нацфонда.

Собеседник напоминает, что весной по программе финансирования сезонных полевых работ двум сельхозтоваропроизводителям было выделено 126 миллионов 630 тысяч 600 тенге, вернуть которые они должны были товарным зерном.

Кроме этого, были профинансированы 19 сельхозтоваропроизводителей на общую сумму 875 миллионов 906 тысяч 210 тенге. Из них на нужды крестьянских хозяйств ушло 89 миллионов, ТОО и АО взяли 787 миллионов тенге. И эти средства должны быть возвращены, и они будут возвращены. Пролонгации не будет! Наше руководство в этом принципиальном вопросе придерживается очень жесткой позиции.

Директор представительства говорит, что в случае невозврата сельхозтоваро-производителями займа корпорация будет требовать исполнения обязательств с банков второго уровня (БВУ), под гарантии которых были выданы средства со ставкой вознаграждения в 8 процентов годовых.

На претензии фермеров о том, что корпорация прекратила прием зерна, Тагиберген Тулебаевич отвечает так.

– Двери продкорпорации всегда открыты для крестьян. Другое дело, что их не всегда устраивает наша цена. Объективности ради скажу, что действительно при закупе зерна мы отдаем приоритет тем, кто должен нам. Более того, мы пошли нашим дебиторам навстречу, проведя своего рода взаимозачет, освободив, таким образом, их залоги в БВУ.

– А заниматься производством зерна – это дело сугубо каждого, это своего рода бизнес, если хотите, – резюмирует он. – И каждый решает его по-своему.

До седьмого пота

Усман ЕРМУХАНОВ, глава крестьянского хозяйства «Нур»:

– Меня часто спрашивают: «Зачем ты сеешь зерновые, если каждый год засуха? Какой тебе от этого толк?». В самом деле, иногда хочется махнуть на все рукой и не связываться с хлебом, но не могу, привык, а еще все надеюсь, что наступят хорошие времена.

Я около десяти лет занимаюсь выращиванием хлеба. По-разному было. Например, до 2005 года я получал стабильно хороший урожай – по 10 центнеров с гектара. Правда, в эти годы засевал значительно меньше: в целом около 100 гектаров. В 2006 году увеличил посевную площадь, но вообще ничего не получил.

В эту весну посеял 820 гектаров, половину из них под пшеницу. Собрал  по меркам нынешнего года неплохой урожай, в среднем по 7-8 центнеров с гектара. Лишь 20 гектаров проса были списаны. Однако не рад я такой удаче: теперь не могу сбыть продукцию. Раньше намеренно не имел дело со спиртопроизводящими предприятиями, продавал зерно только ТОО «Рамазан» для выпечки хлеба. Думал, пусть мой труд идет на святое дело, теперь же мне не до принципов. Продкорпорация не купила ни одной тонны зерна, ТОО «Рамазан» тоже отказалось покупать, а сроки выплаты кредитов и налогов поджимают. Средства крайне необходимы, поэтому поехал на предприятие где производят алкогольную продукцию, а там говорят: «Денег нет – кризис, больше 15 тысяч за тонну дать не можем, за ячмень – 11 тысяч».

Не пойму, что происходит вокруг. Весной эти организации готовы были купить прошлогоднее зерно за 27 тысяч тенге за тонну, а новое не берут даже за 18 тысяч. Кстати, весной тоже был кризис, но цены оставались сносными. Почему такой беспредел с ценами? Почему стала возможной такая ситуация? Если государству не нужно наше зерно, то пусть оно позволит нам договариваться напрямую с зарубежными странами. Им хлеб всегда нужен и они за ценой не постоят. Сегодня мы, земледельцы, стали, по сути, заложниками собственного добра. Разного рода дилеры за бесценок скупают пропитанный нашим потом хлеб и перепродают его во много раз дороже. Если государство нуждается в хлебе, то оно должно серьезно дотировать зерноводство. Пусть продкорпорация покупает тонну зерна по 15 тысяч тенге, а еще 15 пусть дотирует государство. Тогда станет выгодно выращивать хлеб и заботиться о его качестве. И еще не будет необходимости в государственных субсидиях.

…По осени не только цыплят считают, но приходит пора рассчитываться с долгами. Их немало: ведь у меня небольшое крестьянское хозяйство. Техника старая, изношенная, приходится часто латать ее, а запчасти к ним недешево стоят. За посевную, сенокос и уборочную страду израсходовал свыше 15 тонн дизтоплива, более 600 литров масла. А сколько непредусмотренных расходов? Покроет ли выращенный мной хлеб эти расходы? Трудно сказать. Вот и задумываюсь: надо ли заниматься зерном?

Нельзя играть ценами

Куандык Алишев,
генеральный директор ТОО «Омирбек»:

– Земли в Актюбинской области много. Раньше, во времена Союза, у нас засевали более двух миллионов гектаров под зерновые, теперь в три раза меньше, но и это, я считаю, для нас много, поскольку большая часть наших земель пригодна только для пастбищ.

В идеале мы должны заниматься зерновыми только в Каргалинском, на севере Мартукского, в Хромтауском и Айтекебийском районах, где может расти хлеб. В бывшем Советском Союзе была беспрецедентная специализация и концентрация производства. Весь мир удивлялся тому, как мы могли добиться этого и завидовал нам. Мир теперь идет по проторенной нами дорожке, а мы разрушили то, что создали и пытаемся возродить прошлую систему: хотим объединить хозяйства и наладить переработку сельскохозяйственной продукции.

Я не согласен с теми, кто считает, что нам надо отказаться от зерноводства. Зерновые сеять надо, но больше для кормопроизводства. При этом надо учитывать, что мы находимся в условиях резкоконтинентального климата. У нас рискованное земледелие, а потому субсидии государства должны иметь целевые направления и стимулировать прежде всего переработку зерна. А что мы имеем сейчас? Давайте сравним: американцы на один гектар земли выделяют 200 долларов субсидий, мы же – 6 долларов. Этой суммы не хватает даже на посевные и уборочные работы, не говоря уже о переработке продукции, поэтому, думаю, государственная поддержка должна быть не менее 50-60 долларов на гектар. Тогда это может стимулировать переработку.

Производство зерна не должно быть частным делом того или иного земледельца, это должно стать заботой государства. На этот счет необходимо иметь твердый государственный заказ на хлеб и установленные на него цены не должны меняться ни при каких условиях.

Над Главной темой работали Муапих Баранкулов  и Ляззат ЕГИБАЕВА