«Я плакала каждый день»: неизгладимый след школьной травли

«Ты тупая», «дрыщ», «мы не будем с тобой дружить», «ты лох, никому не нужен», — слова, которые могут уничтожить ребенка, как бомба замедленного действия. Реальные истории доказывают, что эпидемия под названием «буллинг» продолжает пожирать школьников.

Для буллинга не нужны причины

Буллинг — сложная и табуированная тема в нашем обществе. Особенно для тех, кто с ней сталкивался в любом его проявлении. Практически каждый ребенок так или иначе был связан с травлей. И нет значения — отличник ты или двоечник, худой или полный, крутой или нет. Буллеры найдут болевую точку у любого человека.
— С печалью вспоминаю о тех днях. Больно, что дети бывают такими жестокими. С трех до двенадцати лет я носила очки и всю начальную школу часто слышала неприятные слова в свой адрес от сверстников: «очкарик», «четырехглазая». А еще у меня косоглазие, из-за этого тоже были такие насмешки: «косая», «одноглазка». Я человек ранимый и все близко принимала к сердцу, но отчасти понимала: мне необходимо носить очки, чтобы не усугубить минус зрения. Также с детства я очень худая, и к вышеуказанным словам добавлялись: «дрыщ», «доска» и другие обидные эпитеты, — делится своей историей жертва буллинга актюбинка Аружан. — Мои родители в разводе, это тоже отразилось на отношении других ко мне. Некоторые умудрялись задеть вопросом: «Тебя твой папа не любит, да?». Не хочу сейчас даже вспоминать, что чувствовала я в детстве.
Пыталась справляться с буллингом сама, не обращая внимания на издевки. Я не хотела, чтобы и без того уставшая после работы мама расстраивалась и переживала по этому поводу. К 6 классу ситуация улучшилась, так как ношение очков стало уже не таким постыдным действием, появился тренд на очки-нулевки, и в целом большое количество школьников и даже взрослых носило очки.
В старших классах, когда вместе с издевательствами одноклассников начинается сложный подростковый период, это вообще комбо.
Как говорят психологи, первый тревожный звонок того, что ребенок подвергается травле — нежелание идти в школу. В этом случае нужно выяснить, почему он не хочет идти и что ему не нравится.
Второй момент — не допустить травли. Для этого необходимо с детства откровенно разговаривать с ребенком, научить его противостоять внешним угрозам, договариваться с окружающими, отстаивать свою точку зрения, говорить «нет». Это очень долгая и тяжелая работа. Однако это будет иметь успех, когда ребенок будет видеть, что родители его поддерживают, любят в любом случае, и когда он не будет слышать от родителей: «не говори ерунды», «не расстраивай меня». Если ребенок будет понимать, что его рассказы расстраивают родителей, вызывают негативные эмоции или не интересуют их, он просто перестанет говорить об этом и начнет терпеть либо искать другие пути решения, вплоть до суицида. Это все следствие того, что родители не оказывают своевременную всестороннюю поддержку своему ребенку.

Учитель — вторая мама?

Помимо травли среди школьников, часто встречается и учительская, которая намного болезненнее и хуже отражается на детях. Агрессорами и участниками буллинга считаются даже те, кто проявляет равнодушие. Чаще всего агрессор — это не только тот, кто играет главную роль и притесняет жертву, но и тот, кто равнодушно наблюдает. В том числе и педагоги. Видя, как издеваются над ребенком, некоторые считают это нормальным либо используют силу агрессора и добивают жертву. Учителя оказывают психологический буллинг, когда они ученика унижают, кричат на него при других и доводят до слез. Бывают такие случаи, когда, увидев, что школьник пострадал, они говорят, что он сам в этом виноват, не надо было так себя вести. Из-за этого ребенок думает, что это нормально, и продолжает молчать.
— До 6-го класса я училась в районе. Когда пошла в седьмой, наша семья переехала в город. Адаптационный период, другая среда, подростковый период — все это дало свои не самые лучшие плоды. Если большинство детей в таком возрасте сталкивалось с буллингом со стороны учеников, то в моем случае давление было от учителей. Уровень образования районного центра и города, тем более гимназии, все равно разный. В первое время я не могла привыкнуть к этому.
Девочка, которая на протяжении шести лет училась на круглые пятерки, была любимицей учителей, старостой, в новой школе становится хорошисткой, по некоторым предметам получает «тройки». Для меня учеба и оценки были всегда на первом месте, из-за этого я очень стрессовала. Учителя, вместо того, чтобы поддержать новенькую, направлять и давать какие-то советы, еще больше давили. Помню, как-то после собрания папа пришел домой и начал проверять мои тетради. Потом стал упрекать и ругать меня за плохие оценки, говорил, что я не учусь. Это для меня было ударом. Выяснилось, что классная руководительница при всех сказала папе, что его дочь не учится и надо бы проверять ее дневник, следить за учебой. В нашей школе в основном учились дети из состоятельных семей. Тех, кто не соответствовал статусу, можно сказать, презирали. В основном такое отношение чувствовалось со стороны учителей.
В первый год я чуть ли не каждый день плакала вечерами. Родителям, конечно же, о своих проблемах не говорила. 13-летняя — я не понимала, почему некоторые учителя так ко мне относились. При любом удобном случае пытались задеть, даже если не открыто, но это было видно невооруженным глазом. Из-за этого у меня появлялись комплексы, думала: «Может, со мной что-то не так? Значит, мои знания не соответствуют этой школе», — вспоминает Медина.

Поверить ребенку и выслушать его

Как быть, если ребенок столкнулся с такими проблемами? Кто и почему становится агрессором? Можно ли уменьшить случаи буллинга? На эти и другие вопросы отвечает семейный психолог Айгуль Орынбасар.
— Меня часто спрашивают, как быть в такой ситуации. Во-первых, буллинг нужно обнаружить. Потому что в нашем обществе это тщательно скрывается. Сами дети, боясь реакции родителей, не рассказывают им об этом. Необходимо правильно реагировать на жалобы детей, потому что часто бывают такие случаи, когда ребенок рассказывает о травле родителям, а они отвечают: «Не придумывай», «Конечно, ты же такой слабак, поэтому они над тобой издеваются», «Ну, дай им сдачи». Так категорически нельзя делать. Родители после жалоб детей обращаются к учителям, педагоги интерпретируют это по-своему. Самая первая помощь, которую может оказать родитель — поверить своему ребенку, обратить внимание на его поведение.

Насилие в родном доме

— Дети не доверяют своим родителям, не могут им рассказать ничего и по причине того, что сами родители скрывают такие ситуации. Поэтому обращений по буллингу мало. Дети, которые приходили ко мне с разными проблемами, в ходе терапии и бесед рассказывали о буллинге со стороны родителей, — продолжает психолог. — Происходила травля родителей по отношению к собственным детям. Травлей можно назвать постоянные осуждения и критику. Это унижение детей, обесценивание их достижений, увлечений. Бывает подобное отношение со стороны братьев и сестер. Они могут применять даже физические наказания для младших. Чтобы такого не было, нужно искренне уделять внимание детям, интересоваться их делами, проблемами. Необходимо проявлять по отношению к детям эмоциональное тепло.

Кто и почему становится агрессором-буллером?

Психологические исследования доказали, что агрессорами становятся дети из дисбалансированных семей, говорит Айгуль Орынбасар.
— Во-первых, это дети, которые наблюдают насилие со стороны отца либо матери, психологическое насилие по отношению к отцу, физическое насилие к детям или матери. В общем, наблюдатели насилия.
Вторая категория — дети из тех семей, где нет эмоционального тепла, где не принято открыто выражать свои эмоции, поддерживать. Где родители не уделяют внимание ребенку, не заинтересованы в нем. Они только формально о нем заботятся, но не спрашивают о том, чем ему можно помочь, не проявляют интереса к его увлечениям.
Третья категория — это семьи, где детей учат решать любые вопросы агрессией и физическим путем. Таким образом, за счет буллинга некоторые самоутверждаются, некоторые показывают свою самостоятельность и значимость. В любом случае это все вытекает из семьи.

Объединиться против жестокости

— Тема буллинга — боль нашего общества. В школах, колледжах нет ни специальных программ, ни проектов, ни методик по профилактике буллинга. Например, в России разработан известный проект «Травли нет», открыты специальные центры толерантности. В западных странах есть программы, созданные по антибуллингу, они борются с этой проблемой. У нас, к сожалению, ничего такого нет, — продолжает специалист. — Знаю только, что в школах в старших классах проводятся встречи с инспектором и несколько бесед с психологом. И уже потом, когда постфактум случается какая-нибудь трагедия либо выявляется открытая травля, которую невозможно не заметить, только в том случае берутся за эту проблему. Профилактики нет. Я думаю, что нам нужна специальная программа, которая учила бы детей ладить друг с другом. Считается, что буллинг проявляется там, где нет единой цели. В каждом учебном заведении нужен компетентный специалист, который будет работать с детьми: сплачивать их, учить стоять друг за друга, чтобы не было равнодушных к жестокости. В травле многое зависит от наблюдателей, а не от жертвы или буллера. Потому что именно сторонние наблюдатели могут повлиять на исход событий.
По телефону доверия 8 (7132) 55-17-92 можно позвонить в управление образования области и рассказать о своих проблемах.
Если вы столкнулись с буллингом, вас проконсультируют специалисты, в том числе психолог. Выход из сложной ситуации один – не молчать об этом.
Нурдана КАНИЕВА

® За содержание рекламных материалов ответственность несет рекламодатель