Долг солдата

В конце декабря 1979 года ограниченный контингент советских войск пересек границу Демократической Республики Афганистан. Споры по поводу присутствия наших солдат в Афганистане ведутся и сегодня, невзирая на то, что военнослужащие СА, верные присяге, выполняли гражданский долг. Сегодняшний собеседник «АВ», воин-интернационалист Петр Оболонин, как большинство казахстанцев, попал в Афганистан, призвавшись на срочную службу.

– Меня призвали весной 1979 года Мартукским райвоенкоматом, – вспоминает уроженец Саржансая (бывшее село Нагорное). – Допризывники, как это было заведено, получали в ДОСААФ воинские специальности. Я выучился на водителя грузового транспорта и знал, что попаду в автороту. Но примерно через пару недель в пгт Гвардейский замполит Магасумов решил, что мы должны осваивать военную технику, и меня назначили водителем-механиком зенитно-самоходной установки 23/4. Потом была учебная часть в Отаре, распределение по войскам – меня отправили в Кушку. К той поре я подружился с Сакешем Аймагамбетовым из соседнего Каратогая и Борей Васильевым из Подмосковья.
В Кушке (ныне Серхетабад) начались армейские будни с отработкой навыков механика ЗСУ, ночными тревогами. В середине декабря 1979 года после боевой тревоги полк выдвинулся в запасной район в окрестностях Кушки и стоял там дней 10 в условиях, приближенных к боевым: стали, окопались, разбили лагерь, разобрали лагерь – уехали; снова стали, окопались, разбили лагерь, разобрали лагерь – уехали…
– В ночь с 27 на 28 декабря – подъем и полковое построение, – продолжил Петр Петрович. – Видим, лагерь пополнился воинами запаса: только с гражданки (учителя, рабочие – лет по 40), но с солидной армейской выправкой. На построении командование объявляет, что мы переходим границу дружественной ДРА с целью оказания интернациональной помощи. Мы, 18-летние, восприняли это с радостью: смена обстановки, другая страна, новые впечатления…
Впечатлений хватило с избытком, когда после пересечения реки Кушки из советской размеренности мальчишки попали в другой мир: яркие авто, невместившиеся пассажиры которых (все в чалмах!) сидят даже на крышах. Страха не было и после первого переполоха во время остановки для заправки.
– Мы молодые, офицеры наши молодые, и вдруг выстрелы! – рассказывает гость. – Шумиха поднялась! Выручили солдаты запаса командой «Ложись!». Конечно, сразу выдвинулась разведрота, но кто стрелял, так и не поняли. Постоянные беседы офицеров, сверхсрочников, внушение ими чувства локтя сделали свое дело: я и сейчас знаю, что такое, когда ты не один. Кстати, сверхсрочники были с нами до мая 1980 года, и это было мудрое решение со стороны командования СА: они нас обучили тому, чему могут научить только старшие братья.
Первой точкой дислокации приданой зенитной батареи Кушкинского мотострелкового полка был аэродром в окрестностях Герата, потом задержались в Шинданде, а служебной обязанностью батареи была охрана путей следования советских войск и сопровождение колонн. Всего в батарее было четыре зенитки: две на рейде и две на дежурстве. В воинские обязанности Петра Оболонина входила маневренность зенитно-самоходной установки и управление рычагами во время боя. Всего же срок службы солдата в Афганистане составил 20 месяцев. Все это время 64 военнослужащих жили в палатках.
– Каждый наломал себе веток верблюжьей колючки, утоптал их, застелил плащ-палаткой – так и спали, укрывшись шинелью. В холодное время года палатку обогревала буржуйка. Поварами были парни из Узбекистана, – вспоминает ветеран-афганец. – Со временем соорудили примитивную баньку.
– Петр, как вы реагируете, когда слышите со стороны соотечественников нападки на тему «Мы вас туда не посылали! Вы убивали мирных жителей»?
– Никак не реагирую и даже не обижаюсь. Я выполнял гражданский долг, а уж где мы нужнее Родине, никто из призывников не выбирал. В моей молодости служить в армии почиталось за честь, неслуживший мужчина вызывал подозрение, и говорить с ним было не о чем. Я ж не случайно вспомнил сверхсрочников – это прямое подтверждение преемственности поколений, единых ценностей, на что должна быть направлена сегодняшняя идеологическая система. А ветераны-интернационалисты всегда на переднем крае этой работы. В экипаже нас было четверо: я – механик-водитель из Казахстана, начальник радиоприборного комплекса Раим Бегалиев из Таджикистана, оператор дальности Андрей Данилов из Мордовии и командир установки Гена Дочие из Абхазии – мы выполняли интернациональный долг, сохраняя верность присяге. Кто сегодня уверенно скажет, что было бы с миром, не откликнись Советский Союз на просьбу правительства Афганистана о военном присутствии? Еще я помню, что мы – внуки солдат, добывших Великую Победу, и важно вложить это в сознание последующих поколений казахстанцев, а не отбиваться от нападок.
Беседовала Татьяна ВИНОГРАДОВА

Фото Аслана МУСЕНОВА

® За содержание рекламных материалов ответственность несет рекламодатель