Экология ремесла

Увлечение войлоком обратило внимание Асель Хайрулы к истинным ценностям казахов.

Асель Хайрула ныне алматинка, но она хорошо известна землякам не только работами с войлоком. Увлеклась им, когда готовилась защищать диплом. Студентке факультета художественного оформления и моделирования изделий легкой промышленности Алматинского технологического университета предложили свалять болеро из войлока. И уже одиннадцатый год она движется в одном направлении как художник, дизайнер и ремесленник.
Прошлой осенью на фестивале «Born Nomad Power Awards-2021» она заняла второе место в номинации «Креативная коллаборация». Одна из активисток некоммерческого движения Fashion Revolution в Казахстане свое выступление на региональном форуме посвятила теме «Ұлттық өнер үрпаққа аманат», особо близкой сельским жительницам, составившим основу аудитории. Приступая к сути выступления, выразила благодарность председателю областной ассоциации деловых женщин Кульшат Масалимовой за поддержку молодежи, искренний и бережный интерес к ремеслу как к культурному нематериальному наследию, что дает надежду на ожидаемые перемены в лучшем ключе современного номада.

Григорий Потанин, российский географ, этнограф:
«Казашки на голову выше всех прочих степнячек не только по красоте, но и по чистоплотности.
Дочери наших степей любили щеголять в белоснежных одеяниях и находили возможность чистотой поддерживать свое реноме «парижанок степи».
– Устойчивые практики традиционных ремесел Казахстана в экологической стабильности, что подразумевает ответственное использование природных ресурсов в долгосрочной перспективе, бережное отношение к природе и людям, – подчеркнула она.
Казахи в совершенстве владели навыками организации жилого пространства. Юрта – образец порядка и гармонии. Вещь изготавливалась только в том случае, если в ней была необходимость. Обращаясь к истории, напомнила: в натуральном хозяйстве скотоводов было налажено самое настоящее безотходное производство – яркое проявление высокой экологической культуры. В быте кочевников не было ничего лишнего. К примеру, из шкуры домашних животных шили одежду и обувь, мастерили конскую сбрую, создавали сосуды различного назначения, настенные панно, сундуки. Из кожи лошадей, коров и быков изготавливали ведра для дойки кобылиц, черпаки для полива, плетки (камшы), украшения и посуду. Из кости делали шкатулки, украшения для музыкальных инструментов, домашнюю утварь. На протяжении года собирали кости, а в конце лета начинали варить из них черное мыло, обладающее особыми дезинфицирующими свойствами. Шерсть шла на войлок, из него затем изготавливали одежду, предметы быта, большой ассортимент ковров: сырмақ, текемет, түскиіз, алаша и т.д. Из конского волоса – крепкие и долговечные арканы, из рогов – гребни (тарақ). И даже помет домашних животных шел в дело: овечий – на топливо, конский – на обмазку жилищ из дерна и самана.
– Войлок – самая древняя техника работы с шерстью, появилась она задолго до того, как человек научился вязать и ткать. Его получали из шерсти овец после стрижки, затем красили. В ход шли дикие травы, – возвратилась к любимой теме Асель.


Для дерева, шкуры, кожи использовали глину белого, желтого, зеленого, красного и черного цветов. Также охру, соки плодов белладонны, боярышника, черной смородины, земляники, черемухи, шиповника и других растений.
Значительное место в убранстве казахской юрты занимают настенные ковры: с ворсом и без, с орнаментом из тамбурного шва. Гипоаллергенные, устойчивые к высоким нагрузкам. Их краски не выцветают и не выгорают на протяжении практически всего срока эксплуатации.
В наследство от далеких предков остался нам обычай давать в приданое будущей невесте постель, выполненную в технике құрақ – из лоскутков старой одежды.


Интересен факт появления казахского женского платья с оборками. Как правило, дети растут быстро. Чтобы как можно дольше носилось платье, женщины пришивали к юбке широкий волан, так удлиняли изделие. Потом нашивали несколько рядов собранных оборок – желбезек. Оборками также украшали низ рукавов и воротник. В некоторых районах вместо оборки делали две-три складки.
– И в этом мы видим пример осознанной этнической моды Великой степи. Великие сыны своего народа утверждали, что самая лучшая – национальная одежда. Издревле казахские умельцы создавали своеобразную, самобытную, очень удобную одежду. Одежда нашего народа занимает достойное место в этнографических музеях мира и на всемирных выставках, – акцентировала дизайнер.
Сделала она небольшое отступление, рассказав о головном уборе невесты. Сколько было невест – столько и саукеле. Только главный принцип оставался единым для всех – высота. Порой она достигала 70 см и даже больше. Саукеле – единственная вещь, которая принадлежала лично невесте. Ведь приданое, которое она привозила с собой, становилось частью общего хозяйства. Само слово происходит от словосочетания – сау келе жатыр, в значении она не умерла, она жива и здорова. Существительное «келин» («невеста») от глагола «келу», то есть «прийти», «идти». В собранном виде получается: невеста отправилась в новый дом живой и здоровой.


Краткая лекция от художника заставила женщин по-новому взглянуть на обыденность, в которой сокрыто много смыслов. И один из них – в бережном отношении к окружающему миру, сохраняя народные традиции.
– Верность традициям высокого мастерства, пожалуй, самый устойчивый тренд в мире. Ремесло же для меня является стихийной матерью и оберегом при сотворении нательного проекта. Я убеждена, каждый из нас способен преобразовывать fashion-среду своим сознанием. Ремесло номадов кроет в себе все законы осознанности, устойчивости и экологичности, – заключила Асель Хайрула.
Жанат СИСЕКЕНОВА

Фото из личного архива Асель ХАЙРУЛЫ

® За содержание рекламных материалов ответственность несет рекламодатель