И в тесноте, и в обиде

Редкий актюбинец не знает, что такое общественный транспорт. И почти у каждого горожанина найдется что сказать по поводу работы

перевозчиков – и приятного, и не очень. Мы с коллегами решили проверить, к какому результату пришли службы транспорта после всех тендеров, преду-преждений, публикаций и увещеваний.

Нашей с фотокорреспондентом Асхатом Калжановым задачей было оценить проезд в транспорте по нескольким параметрам: время ожидания автобуса, комфорт и безопасность во время поездки, состояние автомашин, поведение кондуктора и водителя и, наконец, обеспечение билетами.

Первым делом решили проверить самый протяженный маршрут – 25-й. Ждать на остановке между двумя 25-ми пришлось 10 минут. А, поскольку на улице не май месяц, 10 минут показались как час.

– Спроси, когда будешь писать: нельзя ли в мороз почаще пускать автобусы? – посоветовал подмерзший Асхат. Так появился первый вопрос к перевозчикам.

Загрузившись в автобус, а время было не «час пик», мы спокойно уселись на свободные сиденья и поехали на Центральный рынок. Ехали очень хорошо, и через сорок минут оказались на месте. Ни водитель, ни кондуктор раздражения не вызвали. Правда, билетов нам не дали, хотя рулончик висел на двери.

Забегая вперед, сообщу, что из полутора тысяч, выданных бухгалтерией на задание по городу, предъявить в виде сдачи мы смогли бы только 200 тенге и два билетика. Их нам выдали в автобусе № 26. Остальные маршруты – что троллейбусные, что автобусные – обходились без обилечивания пассажиров. В «газельках» 12 маршрута, на которых я иногда езжу на работу, билетов даже и не видно. Так что случись ДТП или какая другая неприятность, мы бы не доказали, что вообще находились в транспорте.

Стоя на остановке «Акация», мы наблюдали, сколько времени автобусы затрачивают на набор пассажиров. Уложиться в график или набить салон – что в приоритете? Явно второе. А уже потом, с набитым салоном, лететь, подбирая и выкидывая пассажиров почти на ходу. Это я сама наблюдаю каждое утро, когда под крики «Тез! Тез! Көтерілейік! Шығамыз! Опаздываем!!!» сажусь в 26-й на «Привокзальной площади», вслух удивляясь – куда они вечно опаздывают? Под крики «тез-тез» автобус подлетает к автовокзалу, и тут становится ясно: спешили для того, чтобы на большой остановке постоять от души! Туда же и опаздывали, чтобы собрать урожай пассажиров, не дав это сделать дублирующему автобусу.

Так оно и оказалось. На «Акации» автобусы стоят по 4-5 минут, пока сзади не начнет подпирать собрат по маршруту. Если вдруг кто чужой начинает «перебегать» дорогу, шоферы решаются на перебранку, а в теплое время и на кулачный бой. Всем весело, а второй вопрос получился такой: на самом ли деле есть малые и большие остановки?

Добравшись («тез-тез») до автовокзала и не получив билетов, мы пересели на социальный маршрут. 18-й, старый «пазик», снаружи выглядел на троечку. Изнутри – еще печальнее. Особенно впечатляюще смотрелась скамейка, «опершаяся» на кусок ДСП. Имелись ли у скамейки родные ножки, видно не было. Попытка апашки-кондуктора заслониться от лютого сквозняка фанеркой около ног тоже была очень трогательной. Во всех автобусах, если обобщить, было зверски холодно. То есть, как выразился Асхат, сначала надо ждать 10-15 минут на остановке, потом полчаса мерзнуть внутри автобуса, чтобы снова выйти на ледяной ветер. Есть ли в автобусах печки, и если есть, почему их не включают? Это был очередной вопрос.

– А у вас автобус собственный или «автопарковский»? – спросила я.

– «Автопарка», – ответила мне апашка.

– А чего ж он такой страшненький?

– Қайдағы страшненький, – заступилась апашка за автобус. Но потом погрустнела: Ақша жетпейтін шығар…

Снова необилеченные, мы вышли на «Доме ветеранов» и пошли испытывать автобус маршрута 8А. Посмотрев вдогонку только что ушедшему, мы засекли время: следующий пришел через 13 минут. «Это еще быстро, – утешила нас дама на остановке, – однажды мы сорок минут ждали на морозе».

Ехать в 8А нам понравилось больше всего. Хоть он и был такой же промозглый, как и все остальные, хоть и не досталось нам ни одного билета, зато какая там была приветливая кондукторша! У нее хватало терпения, проезжая по Тургенева, высовываться из автобуса и всем стоящим на остановке ласково объяснять, что 16-й здесь больше не ходит… Хотя могла бы молча ехать мимо. Очарование от доброй кондукторши улетучилось в один миг, и произошло это так. На остановке «Хлебокомбинат» женщина отправилась за сигаретами для водителя. А когда принесла их, то старую пачку запросто выкинула из салона на землю. Я зашлась в беззвучном смехе, а Асхат прокомментировал: «Как два байта отослать…».

Возле мечети «Нұр Ғасыр» мы снова пересели в 26-й и покатились в направлении областного акимата. Нарочно встав поближе к водителю, я следила, с какой скоростью автобус проедет промежуток между мечетью и Саздой. Водитель утопил педаль газа в пол, пассажиры привычно вцепились в поручни, а стрелка спидометра поднялась выше отметки «60». На том и стоим!

Долго ехать как на бешеной лошади не хотелось, мы вышли на «Океане». Оставшиеся деньги с Асхатом принялись прокатывать, чтобы хотя бы заполучить билетик и погреться. Но тщетно: печка худо-бедно дула теплом в ноги только в троллейбусе. Мы плющились в «Газели», повиснув над сидящими, поскальзывались на полу обледеневших «шаолиней», чуть не потеряли рукав моей шубы, когда автобус дернуло особенно крепко. А билеты, как уже было сказано, нам дали только в 26-м, предварительно пошвыряв нас по салону.

Прокатав тысячу триста тенге, мы пришли к выводу, что в лучшую сторону изменилось немногое: маршрутов стало больше, охват улиц увеличился. Остальное осталось на месте: те же гонки на «шаолинях», та же трамбовка людей, тот же дубовый мороз в социальных автобусах, те же «газели», в которых едет спрессованная пассажиромасса, тот же приоритет одних остановок над другими. И мало где без напоминания выдают билеты.

Вечером, в очередной раз забрав ребенка из садика, я села с ним в 26-й. Только закрылась дверь, как автобус так рванулся вперед, словно его укусили. Я едва успела подхватить сына, чтобы он не упал на пол, зато сама свалилась на колени к сидящей позади меня женщине. После дня езды в общественном транспорте, да чтобы меня за мои же деньги роняли в автобусе – это была уже последняя капля.

«Да что вы так с места рвете, вы же живых людей возите!!!» – возмутилась я, пока сын расплачивался за проезд. Водитель ничего не ответил, только ухмыльнулся и так же лихо подкатил к остановке «Планетарий». Выйдя, я глянула на номер: 585 СА. Обычно, если позвонишь в «Автопарк» и пожалуешься на поведение водителя, в ответ можно услышать: «Номер, номер записывайте!». Ну вот он, номер. Изменится ли что-нибудь?

 

Придется померзнуть!

 

Накопившиеся вопросы «АВ» адресовал директору

ТОО «Автопарк» Канату Калиеву

 

– Не планируется ли сократить интервал движения автобусов, проезжающих по отдаленным районам города, на время холодов?

– Нет, потому что данное действие потребует увеличения количества единиц транспорта, что пока невозможно. Необходимо также учитывать, что в мороз может замерзнуть дизтопливо, а поломки случаются в любую погоду. К тому же не во всех отдаленных районах города созданы достаточные условия для движения общественного транспорта. Со своей стороны мы стараемся не нарушать существующий график.

– Есть ли фиксированное время стоянки автобусов на остановках, и от чего зависит это время?

– Время стоянки является фиксированным, и зависит от пассажиропотока и интервала движения на данном маршруте.

– Когда планируется заменить старые автобусы на социальных маршрутах?

– Старые автобусы практически не эксплуатируются. Те, которые выезжают на маршрут, каждые полгода проходят техосмотр. Каждые два-три года мы стараемся обновлять существующий парк автобусов. На улицах города практически не осталось «газелей» или других автобусов малой вместительности и низкой комфортности.

– Есть ли возможность включать обогрев в автобусах?

– В данный момент в автобусах функционируют штатные обогреватели салона (если они предусмотрены изготовителем). Однако из-за частых остановок и сильных холодов салоны не могут достаточно прогреться. Установка дополнительных систем обогрева невозможна из-за действующего запрета на проведение конструктивных изменений в автобусах.

– Входит ли в обязанности кондуктора контроль поведения пассажиров?

– Нет, каждый пассажир едет со своим настроением. Однако в случае возникновения внештатных ситуаций сведения сразу же передаются в службы реагирования.

– Кто контролирует реализацию талонов, и почему талоны выдаются не всегда?

– Это обязанность контролеров. Билеты в обязательном порядке должны выдаваться каждому пассажиру. Однако по различным причинам пассажиры могут отказываться от обилечивания. Также не исключено, что билеты, выданные кондуктору, могут попросту закончиться на рейсе.

– Имеют ли водители право курить, говорить по мобильному телефону за рулем и включать громкую музыку?

– На рабочем месте водители автобусов, как и водители других автотранспортных средств, не имеют права пользоваться телефонами, курить и включать громкую музыку. Не исключаем, что единицы водителей пренебрегают установленными правилами. К таким будут применяться меры взыскания.

– Как часто диспетчерская «Автопарка» принимает жалобы на поведение кондукторов или водителей?

– Как показывает практика, обращения горожан поступают ежедневно. Но хочется отметить, что наряду с жалобами поступают и слова благодарности, а также предложения по улучшению оказываемых нами услуг.

 

Как видно из развернутых ответов, холод придется потерпеть до весны. Зато совершенно точно мы можем требовать билетов, комфортной посадки и высадки не на ходу, вежливости, тишины и безопасности во время поездки. А если что не так, записывайте номер и звоните в диспетчерскую, чтобы высказаться. Высказать можно не только претензии, но и благодарность, так как похвала – тоже отличный стимул для перевозчиков добросовестно выполнять свою работу.

 

Билет

как доказательство

Батырхан ДАБЫЛ, начальник межрегиональной инспекции транспортного контроля «Батыс» по Актюбинской и Западно-Казахстанской областям:

– Мы контролируем перевозки пассажиров и багажа автобусами и микроавтобусами на регулярной и нерегулярной основе. Плановые проверки проводим раз в год, а внеплановые – по заявлениям или обращениям граждан и государственных органов. Все виды пассажирских перевозок за исключением городских, пригородных и внутрирайонных, лицензируются нами. Мы можем инициировать проверку предприятий в случаях, если дело приобрело широкий общественный резонанс.

Нарушения со стороны перевозчиков, конечно, есть, но однозначно, что сейчас ситуация намного лучше, чем раньше. Проезд в общественном транспорте стал намного безопаснее. Вы сами видите, что во всех городских маршрутах пассажиры получают билеты. На протяжении нескольких лет мы выдавали предписания, привлекали к ответственности, подавали в суды. Мы добились того, что, в конце концов, перевозчики осознали, что нужно выдавать билеты. Для чего они нужны? К примеру, если гражданин пострадал в результате дорожно-транспортного происшествия на определенном маршруте, то доказательством будет служить талон. В 2003-2004 годах бывали случаи, когда пассажиры общественного транспорта получали травмы в результате аварии, но не могли получить компенсацию, так как не представили суду доказательства их пребывания в конкретном автобусе. Это дело у нас на особом контроле.

Пассажирские автобусы должны раз в полгода проходить технический осмотр. Напрямую мы не контролируем техническое состояние каждого транспортного средства, но проверяем центры техобслуживания. Сейчас их работа поставлена таким образом, что каждое пассажирское транспортное средство, проходящее осмотр, в обязательном порядке фиксируется на видео. В компьютер заносятся все его данные, включая и номер.

Если у граждан есть претензии, то они вправе обратиться к нам с письменным заявлением, позвонить по телефону доверия или выслать смс-сообщение на специальный номер.

 

Телефоны доверия: 54-29-03, 55-14-57.

Телефон для СМС-сообщений: 8-701-575-77-71.

 

Нерадивым водителям грозит наказание

Бекболат НУРАШЕВ, заведующий сектором ГУ «Отдел ЖКХ, пассажирского транспорта и автомобильных дорог г. Актобе»:

– 14 декабря 2011 года мы провели тендер. В нем приняли участие только два ТОО – «Автопарк» и «Троллейбусный парк». Других заявок не поступало. По сравнению с прошлым тендером изменения налицо. Сейчас «Автопарк» обслуживает 30 маршрутов, а «Троллейбусный парк» – 20. Хотя еще недавно соотношение было 46 против 4 соответственно. Кроме того, добавились новые маршруты 5-й и 49-й. На абсолютном большинстве линий уже работают автобусы средней и большой вместимости, идет поэтапная замена «Газелей» и прочих микроавтобусов. Следующий тендер состоится в конце 2014 года.

График интервала движения составляют сами перевозчики, но в любом случае они его согласовывают с нами. Наш отдел контролирует работу этих предприятий. По всем возникающим вопросам граждане могут звонить к нам или в диспетчерские службы перевозчиков. Большинство претензий актюбинцев приходятся на так называемые «часы пик». Именно в эти моменты из-за пробок и заторов чаще всего нарушается интервал движения, отчего у пассажиров возникают определенные неудобства. Они подолгу ждут автобусы, которые и так битком забиты. Мы знаем об этих моментах и стараемся регулировать их. К примеру, можем вводить дополнительные автобусы.

В зимнее время года актуален вопрос обогрева транспортного средства. По закону ни мы, ни перевозчик, ни водитель автобуса не имеем права устанавливать дополнительные обогреватели, печки. Это может сделать только завод-изготовитель или при его непосредственном контроле.

Также замечу, что водителям категорически запрещается во время вождения разговаривать по сотовому телефону или курить. Это серьезное нарушение, и в случае выявления подобных фактов руководство перевозчика обязано принять меры по отношению к таким лицам.

В ближайшее время цены на проезд повышаться не будут. Но реальная цена на проезд, при которой перевозчик работает без убытков, составляет 71 тенге. Разница между этой суммой и сегодняшней стоимостью проезда, а также обеспечение бесплатной перевозки социально уязвимых категорий граждан компенсируется государством. За 2011 год ТОО «Автопарк» получило около 700 миллионов тенге бюджетных дотаций, а ТОО «Троллейбусный парк» около 5 миллионов.

Телефон доверия отдела: 53-20-04.

 

Как доехали?

 

Вит Бишановски, 30 лет:

– Общественный транспорт в Актобе уже давно получил статус антиобщественного. У меня, как у человека, который часто прибегает к его услугам, возникает ряд вопросов:

До которого часа ходит транспорт? В 21-00 уже бывает сложно уехать, нельзя ли продлить движение до 23-30, как это сделали, например, в Уральске?

Почему контролеры не ходят по салону, а создают дополнительные проблемы, давку?

Почему не во всех автобусах открывают заднюю дверь?

 

Айткуль, 28 лет:

– Так как своей машины нет, я каждый день езжу на автобусе. На интервал жалоб нет, дольше 2-3 минут не жду. Сервис, конечно, не ахти. Раньше я возмущалась, а теперь просто молчу – не хочется портить себе настроение с утра. Хочу спросить: куда они постоянно гонят? Носятся в основном маршрутки. Не успеешь зайти – она уже мчится! Очень страшно, конечно. Еще меня интересует, почему водители разговаривают за рулем по мобильнику? Долго разговаривают, обсуждают, кто за ними едет и как кого надо обогнать. Это что – родео? Ведь за их спинами салон, полный пассажиров.

 

Аскар, 38 лет:

– Я хочу указать на то, что автобусы, которые ездят в район ГМЗ, стали раньше сходить с маршрута. Как-то это совпало с переходом этих маршрутов в ведение троллейбусного парка. И еще убрали остановку «Карета». Теперь инвалиды из общества слепых вынуждены ходить на автобус аж на «пятак» или на остановку «Поликлиника».

 

Панаш апай, 59 лет:

– Я езжу редко, хотя у меня есть право бесплатного проезда. В общем меня все устраивает, все же не так страшно, как раньше. Только вот поздно вечером уже не могу уехать домой на Курмыш. И еще обидно, когда молодые и здоровые пассажиры место никому не уступают, а «масломеры» молчат или даже вместе с ними веселятся.

Над Главной темой работали

Шолпан ТУЛЕУЛОВА и Асхат КАЛЖАНОВ