Мы не понаехали!

Каждый седьмой человек в мире является мигрантом. Многие меняют место жительства в поисках учебы или работы. На новом месте иностранный гражданин нередко испытывает финансовые сложности, встречает языковые барьеры, подвергается дискриминации, социальной изоляции. Для защиты уязвимых мигрантов в странах Центральной Азии реализуется проект по их интеграции и реинтеграции. В Казахстане проектом охвачено 100 уязвимых трудящихся мигрантов, десять из них – в Актюбинской области.

Проект «Усиление борьбы с торговлей людьми и защиты уязвимых мигрантов в Центральной Азии в контексте региональных и глобальных вызовов», реализуемый международной организацией по миграции при поддержке Министерства иностранных дел Норвегии, был презентован в Алматы. На двухдневный семинар собрались представители 30 НПО Казахстана, Узбекистана, Кыргызстана, Таджикистана и Туркменистана. Среди экспертов – представители регионального офиса МОМ в Вене: специалист в области трудовой мобильности и развития человеческих ресурсов Майкл Ньюсон и программный ассистент Мария Кьяра Тогнетти.
В своем вступительном слове глава офиса МОМ в Бишкеке Бермет Молдобаева отметила сложности, с которыми они столкнулись в первые годы работы в сфере поддержки мигрантов, в том числе жертв торговли людьми:
– С 1997 года нам потребовалось более пяти лет, чтобы проблема была признана на уровне государства. В начале 2000-х годов страны Центральной Азии постепенно стали присоединяться к Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности, принимать законодательные нормы по борьбе с торговлей людьми. Наиболее уязвимы в социальном плане трудовые мигранты. Не их вина, что они бросают семьи, детей, родные места и уезжают на чужбину в поисках работы. Их голос не слышен, они не могут защитить себя, свои права. Я хотела бы призвать неправительственные организации стать голосом в их поддержку, оказать содействие в социализации мигрантов, их интеграции в сообщество и реинтеграции при возвращении домой.
Специалист регионального офиса МОМ в Вене Майкл Ньюсон обрисовал картину в целом, подчеркнул, что миграция неизбежна, необходима и при надлежащем управлении желательна, учитывая, что трудовые ресурсы – основа экономики любой страны.
– Из 7 миллиардов населения планеты – миллиард мигрантов. Один человек из семи живет и работает не в своем городе или не в своей стране. Сегодня насчитывается 258 миллионов международных мигрантов, 48 процентов из них – женщины. С учетом текущих демографических тенденций к 2050 году Евросоюзу потребуется 50 миллионов иммигрантов для восполнения ожидаемой нехватки рабочих рук. Чем отличаются мигранты от других групп населения? Что уникального в этой ситуации? – обратился он с вопросами к аудитории. – Да, это и языковые, культурные барьеры, и отсутствие семьи. В каких-то случаях – проявления дискриминации со стороны общества или социальной изоляции мигрантов. Это и недостаточная осведомленность о правах, доступных услугах, плюс страх депортации. Ко всему этому добавляются финансовые затруднения.
По словам Майкла, мигранты сталкиваются с проблемами и имеют различные потребности на трех этапах: до отъезда, во время прибытия и в период обустройства на новом месте. Интеграционные мероприятия до отъезда включают в себя информирование мигрантов о той стране, куда они решили выехать, об их правах и обязанностях, о доступе к услугам, содействие в финансовом планировании. По прибытии человека в страну назначения встают вопросы трудоустройства, жилья, доступа к медицинским услугам, доступа детей к школьному образованию, обучения языку, приобретения новых специальностей и другие.
Интеграция – двухсторонний процесс. Не только мигранты вливаются в сообщество, но и коренное население подстраивается под прибывших. Иногда приток иммигрантов может привести к социальной напряженности и породить ксенофобию. Не всем нравятся пищевые пристрастия, традиции иностранцев, кого-то возмущает возросшая нагрузка на инфраструктуру, в том числе транспорт, некоторые считают, что чужеземцы занимают их рабочие места, составляя конкуренцию. Проблемы напряженности наиболее часто встречаются в странах, где иммиграция относительно новое явление, и там, где существуют высокие уровни географической сегрегации – отделение группы населения от остального сообщества.
– На сплоченность сообщества и формирование гетто может повлиять плотность городской застройки, – продолжил Майкл Ньюсон. – Система транспортных сетей также влияет на возможности трудоустройства мигрантов, их способность взаимодействовать с более широким сообществом. Имея ограниченные финансы, иммигранты живут в отдаленных микрорайонах, поэтому обычно добираются на работу общественным транспортом, где могут общаться с другими группами. Если движение транспорта не налажено, они окажутся обособленными, и тогда могут возникнуть предубеждения, стереотипы в отношении мигрантов. К примеру, система метро в Лос-Анджелесе развита недостаточно, город относится к сегрегированным. Вспомним схему метрополитена Москвы с одним из самых высоких пассажиропотоков в мире. Здесь этнические группы рассеяны по всему мегаполису.
Слияние местного населения с мигрантами снижает социальную напряженность. Этому способствуют также возможность пеших прогулок, широкие тротуары, скверы, парки. Знакомясь с представителем другой нации, человек получает более широкое представление о его стране. Если я, например, дружу с коллегой из Казахстана, у меня будет лучшее мнение о казахстанцах в целом. А если у меня есть друг, скажем, в Канаде, у которого нет друзей из Казахстана, но он знает, что у меня есть такой друг, у него также, весьма вероятно, будет позитивное восприятие этой страны. Личные взаимоотношения имеют серьезный эффект, – заключил Майкл.
Какими способами можно объединить людей из разных групп? Провести совместные кулинарные курсы или конкурсы по приготовлению еды. Организовать культурные фестивали, различные игры, спортивные состязания. В прошлом году международная организация «Футбол против расизма в Европе» и комитет «Гражданское содействие» организовали в Москве, на Красной площади, матч против ксенофобии и расизма с целью привлечь внимание к проблеме вынужденных переселенцев. В нем участвовали беженцы из стран Африки, Сирии и Афганистана.
По вопросам реинтеграции выступила Мария Кьяра Тогнетти. Она пояснила, что в поддержке со стороны государства и НПО нуждаются также мигранты и беженцы, вернувшиеся на родину. Достигнув уровня экономической, социальной стабильности, психосоциального благополучия, они могут решать, стоит ли им в дальнейшем уезжать в другую страну в поисках заработка.
Ежегодно более 3 миллионов иностранцев следует через Казахстан транзитом. Свыше 2 миллионов прибывает в нашу страну для работы, учебы, по частным и служебным делам. Из них 75% составляют граждане Узбекистана, в основном трудовые мигранты, 14% – граждане Кыргызстана, 11% – Таджикистана. К административной ответственности каждый год привлекается свыше 110 тысяч иностранцев. Казахстан все чаще становится страной назначения для трудовых мигрантов из Центральной Азии, многим из которых по разным причинам въезд в Российскую Федерацию запрещен.
Такую статистику привела в своем докладе национальный программный координатор МОМ Казахстана Светлана Жасымбекова. По ее словам, в нашей стране интеграционные услуги ориентированы главным образом на внутренних мигрантов и иммиграцию этнических казахов, а не на трудовых мигрантов, которые зачастую в большей степени нуждаются в поддержке.
– При содействии казахстанских НПО МОМ проводит работу по интеграции мигрантов. В прошлом году в пяти городах страны: Нур-Султане, Алматы, Актау, Таразе, Темирату и в целом в Карагандинской области проект по интеграции показал значительные результаты. Всего было вовлечено 50 граждан, по 10 человек из каждого города. В их числе не только внешние мигранты, но и переселенцы из села в город и те, кто вернулся на историческую родину. 31 женщина и 19 мужчин из Казахстана, Узбекистана, Кыргызстана, Туркменистана, Китая, России получили интеграционную помощь по 11 пунктам. Кому-то помогли восстановить документы, получить вид на жительство, кто-то нуждался в трудоустройстве, устройстве детей в школу или детский сад. Интеграция предусматривала обучение на курсах и приобретение оборудования за счет грантовых средств. К примеру, несколько женщин обучились кройке и шитью, для них купили швейные машинки. Прошли курсы маникюристов, визажистов, стали продавцами кукурузы. Мужчины начали готовить и продавать донеры, самсу, овладели профессией сапожника. Мало того, мигранты были вовлечены в волонтерскую деятельность, стали активными участниками мероприятий общественных организаций.
– Министерством труда и социальной защиты населения РК подобная работа проводится в рамках Концепции миграционной политики на 2017-2021 годы. Интеграционный компонент в нем прописан, мы со своей стороны показываем пилотными проектами, как можно осуществлять его на практике, даем рекомендации. Наша задача – содействовать процветанию городов, чтобы не было понятия «понаехали», не было маргинализации, чтобы жителям окраин помощь оказывалась не стихийно, а планомерно. Речь идет о менеджменте. Никто не говорит, что уязвимость исчезнет за короткое время, но у нас будут разработаны программы реагирования, – подчеркивает Светлана Жасымбекова.
В 2019 году интеграцией в стране охвачено еще 50 человек, столько же запланировано на следующий год. Пилотный проект реализуется в Актобе, Усть-Каменогорске, Петропавловске, Шымкенте, Уральске. Критериями отбора городов стали уровень миграции, количество случаев оказания помощи чрезвычайным фондом и наличие опытных руководителей НПО.
В нашем регионе интеграционные мероприятия осуществляет информационно-консультативный центр «Дәріс» (директор Татьяна Острецова). Проект стартовал в середине февраля, итоги будут подведены в последних числах декабря. Определены 10 мигрантов из числа уязвимых, которым предстоит пройти обучение на курсах и сделать первые шаги на пути к собственному бизнесу. Одна из претенденток на участие в проекте – Улбосын Усенова из Каракалпакстана, о которой центр «Дәріс» узнал из публикации газеты «Актюбинский вестник» («Нянечка Улбосын», «АВ» от 31.01.2019 года).
– Мы связались с девушкой, она изъявила желание научиться шить. Планируется, что она пройдет курсы, мы приобретем ей швейную машинку за счет средств министерства иностранных дел Норвегии. В перспективе Улбосын сможет зарабатывать в Казахстане и у себя на родине, – говорит координатор проекта Гульнур Идигеева.

Гульсым НАЗАРБАЕВА
Актобе – Алматы – Актобе

Фото из открытых интернет- источников