Пламя раздора и добра (Видео)

Пожар в доме № 23 по улице Нефтяников разделил соседей на два лагеря. Кто-то ополчился против хозяев однокомнатной квартиры № 64, у которых замкнула электропроводка, а кто-то протянул погорельцам руку помощи. Семейная пара осталась в черной от копоти квартире среди обугленных вещей, без отопления и электричества. Сгорело все: вещи, мебель, документы. И в таком состоянии их готовы были выставить на улицу из собственного дома в мороз.

Пожар на рассвете
Это была суббота, 2 ноября. Катерина Объездчикова, посудница кафе «Гараж», как обычно, поздно ночью пришла домой с работы. Часы показывали четвертый час. Ее супруг, Виктор Русаков, который в настоящее время не работает, уже спал. Перекусив, Катя тоже легла, но в начале восьмого проснулась от запаха гари. Увидев искрящуюся проводку, разбудила мужа.
– Огонь шел от розетки, к которой был подключен шнур от телевизора, – рассказывает женщина. – Начала гореть занавеска, мы попытались потушить пламя водой, но было уже поздно. Я сильно обожгла правую руку и ногу. Вызвали пожарных, они приехали в считанные минуты. Тушили пожар, выбив окна в нашей квартире и в подъезде. Мы в чем были выбежали на улицу. Без курток, в носках. Успели только кота схватить.
Пожар перекинулся на балкон верхнего этажа. От пламени в квартире расплавились пластиковые трубы отопления и хлынувшая горячая вода залила соседей снизу. Стены на лестничных пролетах, площадках пятого, четвертого и третьего этажей покрылись черной копотью. В общем, пострадали не только Виктор с Катей. Но им досталось больше всех. Мало того, что супруги лишились всего нажитого, остались без одежды, документов, электричества, им еще и отопление отключили. По распоряжению председателя ТОО «Наш дом Актобе» Азамата Сагандыкова пластиковые трубы в зале и на кухне отрезали от батарей и напрямую соединили пятый этаж с третьим, минуя злополучную квартиру. Пока супруги искали приют у знакомых, друзей, ночуя то тут, то там, кто-то унес их чугунные батареи. Ведь в доме не было ни дверей, ни окон. И поживиться-то нечем, только и оставалось соседям унести чугун. А кто еще, если не соседи?
Три дня погорельцы приходили в свой дом, прячась, потому что, завидя их, люди вокруг начинали кричать, ругаться, набрасывались с кулаками, требуя выселиться из дома, не подвергать других опасности. Виктору и Катерине некуда пойти, ни родственников, ни родителей у них нет. Помогли в этой ситуации неравнодушные к чужой беде люди, члены общества слепых Татьяна Коваленко, Сергей Островский и другие.

Неблагополучные не значит плохие
Татьяна Коваленко, инвалид первой группы по зрению, долгие годы возглавляла городской филиал Казахского общества слепых. Работала председателем КСК, сейчас находится на пенсии. В доме ее все знают как активного, справедливого, душой болеющего за общее дело человека.
Услышав про пожар в доме Виктора и Кати, женщина сразу поспешила к ним на помощь. Этих ребят она знает давно, была знакома с их родителями, родственниками. Она в курсе, что глава семейства не работает, мало того, отсидел в свое время за хулиганство, бывает, что и выпивает.
– Они оба из неблагополучных семей. Кате было 16 лет, когда она осталась сиротой. Витя воспитывался у дяди. Именно его дядя, член общества слепых, и получил эту квартиру. Я сама тогда оказала им содействие в приобретении жилья. У его дяди не было других родственников, и он всегда говорил, что приватизированную квартиру запишет на племянника, на Малыша, как он называл Виктора. Но так получилось, что квартира и сейчас числится за дядей, Витя до сих пор не оформил ее на себя. Официально не он хозяин, но и других претендентов-то нет. По сути, это его квартира. Но соседи, председатель КСК настаивают на том, что он не имеет права здесь жить, – рассказывает Татьяна Владимировна.
– Да, ребята выпивают, не сказать, что они алкоголики, но время от времени пьют. Я считаю, что это не вина их, а беда. Они оба выросли в такой среде, ничего другого и не видели. Это болезнь, ее лечить надо, а не гнать людей на улицу, лишь бы с глаз долой. Витя – ровесник моей дочери, он вырос на моих глазах, безобидный, хороший парень. Живет, как может. И руки у него растут, откуда надо. Сам поставил входную дверь, окна. В подвале дома мы нашли старые рамы, межкомнатную дверь, он их установил. Сами делают в сгоревшей квартире ремонт, с утра до вечера соскребают копоть со стен. А соседи гонят их, житья не дают. Вот скажите, куда им идти? На теплотрассе ночевать что ли? Даже котят бездомных люди жалеют. А тут – живой человек, каким бы он ни был. Никто не застрахован от несчастного случая, с каждым может такое случиться. Они ведь не пьяными уснули, забыв потушить сигарету. Замкнуло электричество, в доме, которому в декабре будет 50 лет. Здесь все у нас держится на честном слове.
По словам Татьяны Коваленко, несколько жильцов из других подъездов поддерживают погорельцев. Кто-то теплую одежду принес, кто-то помогает продуктами, деньгами. Сергей Островский тратит свои средства, а это грошовое пособие по инвалидности, чтобы помочь семье восстановить документы, провести электричество, купить и зарегистрировать новый счетчик взамен сгоревшего, поехать в офисы коммунальных служб, написать заявления, чтобы пока не начисляли плату за свет и отопление. Ведь за каждый шаг нужно платить, нужны деньги на автобус туда и обратно. У Кати с Виктором нет денег на хлеб, не то что на проезд.

А батареи-то зачем отрезали?
Председатель ТОО «Наш дом Актобе» Азамат Сагандыков пояснил, что на собственные средства приобрел отрезок пластиковой трубы, чтобы протянуть отопление от пятого к третьему этажу. На вопрос: «Почему нельзя было восстановить отопление в этой сгоревшей квартире?» он ответил:
– Нам надо было срочно подключить к теплу верхний и нижний этажи. Я думал, что в этой квартире они уже не будут жить. Конечно, если Виктор Русаков найдет батареи, мы в тот же день подсоединим их к отоплению.
Что ж, оставим на его совести решение лишить людей тепла в эти морозные дни. Где Виктор найдет батареи, на что он их купит? Эти вопросы тоже относятся к разряду риторических.
По словам Азамата Сагандыкова, жильцы третьего, четвертого и пятого этажей собрали средства на ремонт подъезда. Долю сгоревших он вложил сам. Нанятая бригада покрасила стены, потолок.
Сегодня, спустя почти месяц, соседи утихомирились. Виктор и Катерина вместе с котом Феликсом продолжают жить в своей обугленной квартире с черными стенами, прогоревшими полами. Благодаря тете Тане и дяде Сереже они еще как-то держатся на плаву. Долго ли хватит им этой помощи? Подлечив ожоги, Катя выйдет на работу, получит зарплату в 45 тысяч тенге. Виктор, восстановив документы, попробует через биржу труда устроиться на работу. Это будет потом. А сейчас им негде спать. И нечего есть…

Гульсым НАЗАРБАЕВА

Фото и видео Аслана МУСЕНОВА