Попутчик

Гульнара БАЯШЕВА

— В каком смысле, вы скоро выходите? — Ромка растерянно смотрел на нас с подругой.
— Ну да, сейчас Оренбург, и мы выходим. Хочешь, пошли с нами, — переглянувшись с Диной, позвали мы паренька. — Нам личный бармен вечером не помешает. Сделаешь коктейли, а то когда мы еще к тебе в Уфу доберемся.
Ромка улыбнулся нам в ответ, понимая, что мы шутим над ним.
— Нее, меня братишка ждет в Уфе. Он меня должен на вокзале завтра встретить. Я просто боюсь ехать дальше один, а с вами нестрашно. А граница еще будет впереди?
— Нет, Ромка, все границы пройдены, тебе штамп уже поставили, расслабься.
Двумя часами ранее…
Проводник с серьезным выражением лица раздавал в вагоне миграционные листки, подгонял своих земляков узбеков, проверял, все ли графы заполнены, в общем, пытался донести до пассажиров всю серьезность ситуации.
«А вы почему в графе гражданство написали две буквы — РК? Что, тяжело было полностью написать Республика Казахстан?» — пристал он ко мне. «Я всегда так пишу, проблем не было». «Проблем не было, а сейчас будут», — проворчал наш «старшой». И только позже я поняла, что каждый пассажир, совершивший хоть одну помарку в миграционке, это лишние минуты пребывания погранцов в его вагоне.
Приграничная станция Соль-Илецк. Их зашло в наш вагон четверо. «Граждане пассажиры, пересядьте все на одну сторону вагона, слезть с верхних полок, встать на свет, четко произнесите свое имя-фамилию, с какой целью едете в Россию? На празднование Нового года? А это дочь ваша? С какой целью везете дочь в Россию? Тоже на Новый год?».
Честно говоря, я была в недоумении.
Я понимала, что это узбекский поезд, что прохождение российской границы на этом поезде будет с пристрастием. На душе было мерзковато, липко я бы даже сказала. Но что делать, пересечение границы на поезде было из разряда форс-мажора. Приспичило же погоде испортиться в день нашего выезда и вместо снега обрушиться на нас дождем. В декабре, аккурат за пару дней до Нового года. Ночное понижение температуры, и все автомобильные трассы закрыты! И только славная железная дорога продолжала перевозить тысячи людей во все направления, несмотря на гололед и дождь.
Заполняю миграционку, Ромка заметно нервничал: «Я сам живу в Ташкенте и первый раз в Россию еду, что написать?» — спросил он меня. «Цель визита напиши „частный“, значит, в гости едешь. Ты же в гости?». Ромка посмотрел на меня, молча кивнул и отвел глаза. Я улыбнулась в ответ. «Ты говорил, в Уфе братишка живет, едешь к нему же, значит, точно в гости. Ну и поработать, это понятно, но тут просто подчеркни: „частный“.
Ромка внимательно ловил вопросы девушки-пограничника. «С какой целью въезжаете в Россию?». Ромка набрал воздух, посмотрел на меня и скорее мне, чем ей, ответил: «В гости. К братишке».
Ромка пытался поймать мой одобряющий взгляд, я же пыталась не пойматься.
«Ну и сколько ты будешь гостить в Уфе?» — спросила проверяющая.
Ромка умоляюще смотрел на меня, будто только от меня зависело время его пребывания. Я не выдержала: «А сколько ему можно там быть?». Получив ответ, мы дописали на его листке дату выезда, и погранцы перешли к следующему потенциальному нарушителю.
Пока проверяли наших соседей, Ромка не проронил ни звука, но как только они отошли от нас подальше, он нагнулся ближе ко мне и зашептал: „Ужас, я так испугался! Думал, догадаются, что я работать еду“. (Эх, Ромка, да тут весь состав едет работать, кроме меня и моей подруги).
И когда до нашего выхода из поезда оставалось совсем ничего, прозвучало:
«В каком смысле, вы скоро выходите??? Прямо все уйдете, и до Уфы я один поеду???».
«Не бойся, Ромка, Уфа конечная, мимо не проедешь!».
Общительный, образованный парень. Дома, в Ташкенте, работал в баре. Уверяет, что умеет делать коктейли. Женат не по любви, детей нет. Мама Ромки работает няней в Турции, братишка — в России. Вся остальная семья живет на их деньги. Ромка устал. От нежеланной жены, от требовательного отца, от того, что маму свою не видел уже года три. Рассказывая о маме, в глазах у него блестели слезы…
И решил Ромка все и всех бросить и поехать на заработки в Россию. Заработать денег, съездить в Турцию. Написал семье записку, сел в поезд, и только одна мысль его страшила: как же эту границу проехать…
„Ну давай, дорогой, жди нас в гости в Уфе. Вот придем мы с Диной к тебе в бар, и ты нам самый вкусный коктейль сделаешь!“.
Случайные встречи не случайны. Знакомство продолжительностью в несколько часов запомнится на всю жизнь. Не Ромке, мне. Осознаешь ценность того, что имеешь на сегодняшний день, и того, что можешь потерять.
Ну, а с Ромкой я после созвонилась. Надо же мне было узнать, как он добрался до Уфы и адрес бара. А чем черт не шутит, вот возьмем да и рванем с Диной в Башкирию. А что с нас станет, тем более и там свои люди появились.

1+
® За содержание рекламных материалов ответственность несет рекламодатель