Сердце матери

Сегодня уроженка Актобе, многодетная Жулдыз Сатимова известна столице и всей республике как руководитель уникального проекта «Жас Ұрпақ» — сети коррекционных центров развития. Стать предпринимателем в сфере инклюзивного образования она решила в силу личных обстоятельств. Сейчас наша героиня точно знает одно: ветер перемен всегда попутный для тех, кто идет к заветной цели, несмотря ни на что.

Проект «Жас Ұрпақ» работает с октября 2016 года. Уникальным он считается потому, что имеет полный цикл беспрерывного образования для детей с аутизмом и другими особенностями в развитии. Включает в себя одноименный центр развития на 50 мест (2016 г.), садик на 50 мест (2018 г.), фонд «Zhas Urpaq Inc» (2018 г.). В Актобе открыты филиал центра на 50 мест (2019 г.) и детсад на столько же мест (2020 г.).
В проекте задействовано 120 специалистов. Отличие проекта, по словам его руководителя, в том, что инициаторы пытаются решить проблему острой нехватки элементов инклюзивного образования. В рамках «Жас Ұрпақ» ведется обучение не только детей, но и специалистов для дошкольного и школьного сопровождения детей с расстройством аутистического спектра.
Жулдыз вспоминает, что с детства была лидером. Постоянно организовывала мероприятия и конкурсы в родном Актобе, во дворе по улице Есет батыра, 83. Окончила школу в тяжелые 90-е, поэтому сразу пошла работать. Не чуралась и не боялась никакого труда: торговала на рынке, работала менеджером по рекламе.
В 2007 году встретила своего будущего мужа Нурая, вышла замуж. В 2009 году у них родился второй сын.
— Я сидела в декрете, жили мы с родителями супруга. У меня был небольшой бизнес, связанный с услугами в сфере перевозок, супруг работал в госструктуре. Жили мы прекрасно, обживали новый дом, — с теплотой вспоминает те годы Жулдыз.
Шло время, а мальчики так и не начали говорить. Старший заговорил в три с половиной года, а второй, Мансур, продолжал молчать.
— Это меня очень печалило. Потом у нас начались трудности в садике, ребенок стал агрессивным. В итоге нас попросили уйти в …никуда, — рассказывает наша героиня. — В 2013-м я родила третьего сына. Поведение Мансура не стало лучше, говорить он так и не начал.
Нас направили на комиссию, медики поставили диагноз «аутизм». С того дня вся наша жизнь перевернулась. Мы получили статус «особенных родителей». Начали ездить в Россию на реабилитацию, даже прожили там полтора года. Состояние ребенка стало улучшаться, появилась речь. Я ни одного дня не сидела на месте, хотела помочь своему малышу.
По словам Жулдыз, супруг и родители оставались дома с двумя детьми, а они с сыном ездили по больницам, проходили различные процедуры по стимуляции мозга. Мама стала психологом, логопедом, няней для ребенка. Постоянно смотрела разные методики обучения, выполняла с ним домашние задания.
В 2015 году она родила дочь, и когда той было всего 7 дней, уже ехала с малышкой и Мансуром в Самару на очередную реабилитацию.
— Меня вызвал главный врач клиники и сказал: «Жулдыз, к сожалению, больше мы не сможем ничем вам помочь. Все, что было возможно, мы сделали. Теперь нужно водить ребенка в центр развития, где он мог бы социализироваться. Пусть это будут дети его уровня, но он должен быть среди людей. Не прячьте его, он должен научиться жить самостоятельно. Вы должны помочь ему». Эти слова я запомнила на всю жизнь, — едва справляется с эмоциями наша собеседница. — Мы вернулись домой. Три месяца я искала центр. Но на тот момент у нас еще не совсем была развита система образования именно для детей с аутизмом. В городе не было ни одного места, где мы могли бы заниматься. Все занятия проходили в индивидуальном формате, а нам нужна была группа.
У меня совсем не оставалось сил. Казалось, стою у обрыва, что вот-вот мы сорвемся и начнем падать в пропасть. На семейном совете супруг предложил поехать в столицу. Мы нашли в интернете центр и уже утром решили переехать.
Конечно, оставить огромный дом, родных, друзей и хорошую работу было непросто. Но любовь к сыну, безграничная вера в то, что хорошее возможно, в счастливое будущее ребенка, перевесило сомнения. И уже через пару дней мы приехали в тогдашнюю Астану с четырьмя детьми (дочке было четыре месяца) и тремя клетчатыми китайскими сумками. Сказать, что вначале было сложно, значит ничего не сказать. Пришлось пройти через многое, но помогало осознание того, что все и вся делаем для детей, их будущего.
Освоиться помогала сама столица. Радовало и нравилось многое. Чистота, дороги, разнообразие услуг для детей, их развития и отдыха, теплые паркинги в торгово-развлекательных центрах, зеленые уютные парки, красивые, высокие фонтаны. Любовь пришла сразу. С первого взгляда. Действительно, Нур-Султан — потрясающий город.
Здесь было много людей, разных и незнакомых. И мне совсем не верилось, что все это происходит с нами. Скучала, конечно, по Актобе, что и говорить. Первое время, увидев машины с номерами «04», всегда останавливалась и расспрашивала. В такие минуты как будто дома побывала.
Остаться в новом городе, с детьми, одной. Сейчас это кажется безумием. Но другого выхода тогда просто не было. До сих пор не верю, что мы смогли это сделать, пройти через многие испытания. Супруга не отпустили с работы, так что он переехал только через долгих полтора года. Все это время нас поддерживали родители. Они приезжали помогать мне по очереди. Я им очень благодарна.
Успокаивало то, что Мансур ходил на занятия. В группу. Как мы и мечтали. Это того стоило и ради этого мы были согласны на все.
Так что столица была и есть нам в помощь. Это город огромных возможностей, где есть и создаются условия для развития. Стоит только захотеть. В этом убедилась лично вопреки разным обстоятельствам. Столица любит смелых и целеустремленных, теперь я это точно знаю.
Уверена: каждый ребенок имеет право на счастливую, наполненную смыслом жизнь. И я предприму все, что могу для того, чтобы детей с аутизмом ждало светлое будущее. Есть много проектов, направленных на то, чтобы они смогли реализовать себя и стать неотъемлемой частью нашего общества, полноценными гражданами Республики Казахстан.

Ляззат ЕГИБАЕВА

Фото из личного архива семьи САТИМОВЫХ

7+
® За содержание рекламных материалов ответственность несет рекламодатель