Станиславский & модерн

«Недавно я познала одну истину, которая поразила меня. Оказывается, мы в ответе не только за того, кого приручили, но и за город, в котором живем», — говорит актриса Любовь Тормышева, посвятившая долгие годы своего творчества родному Актобе.

Любовь Николаевне было всего два года, когда ее родители приехали из России в Казахстан покорять целину. Здесь она училась, работала и теперь считает себя коренной актюбинкой, испытывая  к своей малой родине особые, трепетные чувства. Сейчас, вот уже третий год, она преподает в Казахской национальной академии искусств имени Т. Жургенова на кафедре актерского мастерства и режиссуры  и плюс к этому ведет актерское мастерство в Алматинском хореографическом училище имени А. Селезнева.

— Моя мама и сестры — учителя, но я всегда обходила школу седьмой дорогой, считая, что мое призвание — сцена, — рассказывает она. — Но так сложилось, и я ни минуты об этом не сожалею, что мне тоже пришлось стать педагогом.

Свои упражнения по сценической речи она собирала лет двадцать, начиная с альма-матер — Екатеринбургского театрального института, затем в мастер-классах в Ленинградском институте, в Щепкинском театральном училище, на уроках у Эфроса. Много интересных находок «дарили» ей, сами того не подозревая, маленькие ученики.

— Например, упражнение «Робот» я переняла у семилетнего мальчика, которому удобно было произносить звуки под ритмичные движения, — делится собеседница. — Манера поведения актера и ведущего, подача голоса  являются элементами системы театрального образования, реформировал которую Станиславский. Именно эта система помогает человеку раскрепоститься, избавиться от комплексов.

С воодушевлением Любовь Николаевна говорит об уроках актерского мастерства в хореографическом училище, входя в которое, она непроизвольно подтягивается, следя за собственной осанкой.

— Когда вокруг ходят стройные балерины с «аристократическими» спинками, сутулиться просто невозможно, — признается актриса. — И если раньше в работе с учениками я делала акцент на речь актера, то теперь понимаю — осанка не менее важна, чем голос.

Скучая по сцене, Любовь Тормышева вспоминает о работе в Актобе и делится планами:

— У меня было много интересных работ, в прошлом году я уже в качестве режиссера поставила в Актюбинском драмтеатре сказки «Как Настенька чуть Кикиморой не стала» и  «Доктор Айболит». С огромным удовольствием сотрудничаю с местными коллегами, темперамент и энергетика которых неоценимы. Но в последние годы меня больше привлекает театральный модерн — это приблизительно то, что я видела когда-то в «Школе драматического искусства» Анатолия Васильева.

Соединить в себе незыблемые постулаты Станиславского — театрального божества, на творческом наследии которого выросли актеры многих мировых школ, и современные европейские течения — именно над этим экспериментирует сейчас наша землячка в Алматы.

— Я только пробую это, боюсь даже говорить, но получаются совершенно потрясающие вещи. Так, пригласив консультанта по современному танцу, мы поставили в хореографическом училище этюд по «Маленьким трагедиям» Пушкина. Вы знаете, я расплакалась от восторга — так это было необыкновенно и потрясающе! — признается Любовь Николаевна. — Работая с детьми, в окружении творческих людей, я поняла: каждому ребенку с самого детства надо прививать эстетический вкус, любовь к прекрасному — к классической музыке, танцу или живописи. Тогда детские глаза по-другому смотрят на мир, по-особенному начинают светиться. А сцена — она ведь возвышена над жизнью, и уроки Древней Греции с ее понятиями чести и доблести никогда не теряют своей актуальности.

..............................................................®За содержание рекламных материалов ответственность несет рекламодатель................................................................