Табу на проверки

2 апреля вступает в силу мораторий на проведение проверок субъектов малого и среднего бизнеса.

Он продлится до января следующего года. К этому времени Правительство должно кардинально пересмотреть действующее законодательство и максимально упростить ведение бизнеса.

Что даст мораторий, что будет после его окончания и как вообще актюбинские предприниматели относятся к нововведениям, инициированным

Президентом РК, читайте в нашей Главной теме.

Щит для МСБ

То, что бизнес нуждается в защите от коррумпированных чиновников, ясно было давно. Не раз об этом говорил и Глава государства. Нурсултан Назарбаев даже инициировал проведение мораториев, и надо отметить, что с каждым разом заниматься предпринимательством становится легче. Каждый раз мораторий давал конкретный результат – граждане стали более охотно регистрировать собственные предприятия. Частичное изменение законодательства позволило сократить общее количество проверок. Хотя в 90-х и начале 2000-х годов надзорные органы имели возможность по своему усмотрению внепланово проверять бизнес.

Однако до окончательного решения проблемы было еще далеко. Зажимаемые в тиски мздоимцы все время ухищрялись находить лазейки в законах и улучать выгодный момент для «дойки» бизнесменов, которые не жаловались. Немалую роль играл и пресловутый страх последних перед проверяющими органами. Многие всерьез опасались мести со стороны коллег наказанного сотрудника.

 

Это не разовая акция

В ходе разноса, устроенного в феврале Президентом Казахстана центральным исполнительным органам власти, из уст руководителя Нацпалаты предпринимателей РК Аблая Мырзахметова прозвучали слова о том, что больше всех проверяют бизнесменов органы санэпиднадзора, пожарные и налоговики.

Структура проверок в нашей области практически сходится со среднереспубликанским показателем. По словам руководителя палаты предпринимателей Актюбинской области Тулемиса Шотанова, лидером по числу проверок по нашей области считаются органы ДГСЭН. Совсем недавно они сменили название и стали именоваться управлением по защите прав потребителей. По итогам 12 месяцев санэпиднадзор провел свыше 5 тысяч проверок.

Что касается моратория, то, по мнению главного предпринимателя региона, его введение было крайне необходимо:

– Мораторий был, безусловно, нужен. Бизнес-сообщество его ожидало. Вообще, что необходимо бизнесу? Чтобы ему не мешали и оставили в покое. Национальная палата предпринимателей РК тоже не сидела сложа руки и с прошлого года начала ревизию казахстанского законодательства. Нами инициировано свыше двухсот поправок. Еще 90 находятся на рассмотрении межведомственных групп.

Вместе с тем следует отметить, что нынешний мораторий в отличие от прошлых – не разовая акция, а системное решение проблем.

На том памятном совещании Глава государства сказал, что практика плановых проверок будет отменена. Вместо них государственными органами по согласованию с Администрацией Президента РК будет разработана объективная, соответствующая мировым стандартам система определения проверок.

Согласно ей, с 1 января следующего года проверкам будут подвергаться только те предприниматели, у которых, действительно, высока вероятность нарушения законодательства. По глубокому убеждению Нурсултана Назарбаева, если предприниматель выполняет все требования закона, проверяющие органы не должны приходить к нему вообще.

Кардинальный пересмотр формата проведения проверок позволит сократить количество требований к предпринимателям более чем на 30 процентов. Но для этого Правительству необходимо пересмотреть все регламенты.

Глава государства также отметил: Генеральная прокуратура будет предоставлять Национальной палате предпринимателей доступ к информации о проверках в отношении бизнеса. Это позволит повысить прозрачность работы проверяющих органов и обеспечит эффективность общественного мониторинга. Будет завершена автоматизация выдачи разрешений, и не менее 140 их видов перейдут в электронный формат. Кроме того, должны быть упрощены процедуры регулирования в сфере строительства.

 

А ты застраховался?

Как говорилось выше, главное отличие нынешнего моратория в том, что по его окончании предпринимателей ждут не новые проверки, а реальное изменение законодательства. Но об этом чуть позже. Сейчас же хотелось бы остановиться на предлагаемой альтернативе проверкам – страхованию рисков субъектов МСБ. Тулемис Шотанов пояснил «АВ», что принцип страхования за-ключается в том, что предприниматель совместно со страховщиком несет ответственность за возможность наступления несчастного случая или непредвиденного обстоятельства, связанного с работой той или иной бизнес-организации. Разумеется, если задеты чьи-то законные интересы.

Сам механизм пока в стадии разработки, однако, учитывая передовой опыт развитых стран, можно смело сказать, что новшество придется по душе большинству предпринимателей.

Впрочем, у каждого субъекта МСБ останется право выбора. Или застраховаться, или готовиться к встрече с госорганами.

 

На страже интересов

Органы прокуратуры изначально выступали поборниками бизнеса. Еще до наступления всевозможных мораториев для предпринимателей они были, пожалуй, одними из единственных возможностей приструнить контрольно-проверяющие структуры.

Как рассказал «АВ» прокурор управления прокуратуры области Алмат Калымбетов, в каждом подразделении надзорного органа созданы мобильные группы по защите прав предпринимателей:

– Мы принимаем не только письменные, но и устные обращения. Например, владелец того или иного заведения может обратиться к нам по телефону, и мы обязательно отреагируем.

За 2013 год в мобильную группу поступило 49 сигналов о превышении полномочий проверяющими структурами. Почти половина из них нашла свое подтверждение. Самое «громкое» нарушение случилось в одном из районов области. Там налоговики без предписания и регистрации начали проверять одно из предприятий. Незаконность действий фискалов была налицо, и стоило прокурорам чуть «потянуть за ниточку», как выявилось сразу несколько фактов превышения служебных полномочий с их стороны. В итоге 4 должностных лица районного налогового управления были привлечены к административной ответственности.

Прокуратура работает также на опережение. К примеру, только одному ГАСКу (департаменту государственного архитектурно-строительного контроля) 12 раз было отказано в проведении проверок. Несколько раз от ворот поворот был дан департаменту по защите прав потребителей (бывший ДГСЭН).

Несмотря на мораторий, работы у Алмата Калымбетова и его коллег не убавится:

– Вполне возможно проверки приобретут некую завуалированную форму, участятся неформальные визиты к предпринимателям. Но каждый такой случай мы будем жестко пресекать. К сожалению, наши предприниматели элементарно не знают своих прав и не готовы к равноправному диалогу с государственными органами. Даже, чтобы просто пожаловаться на нарушение своих прав в прокуратуру, им приходится набраться мужества, поскольку они боятся мести со стороны коллег. Все это несколько осложняет нашу работу.

Переориентирован на защиту бизнеса и финпол. Заместитель начальника областного департамента по борьбе с экономической и коррупционной преступностью полковник Сабит Шиткенов говорит, что предприниматели могут обращаться в финансовую полицию в любое время и по любым вопросам:

– Отличие финансовой полиции в том, что она не проводит проверок как таковых. Более того, одна из наших задач – оградить законопослушного бизнеса от коррумпированных чиновников. Поэтому, если предприниматели почувствуют, что их права нарушаются или идет какое-то воспрепятствование их деятельности со стороны госслужащих, пожалуйста, обращайтесь к нам.

При этом нужно знать, что департамент не работает по анонимным заявлениям:

– Мы официально не работаем по анонимным обращениям граждан, однако, если в них содержатся интересные для нас факты, то обязательно принимаем их к сведению. Но, повторюсь, в официальном порядке на анонимки мы не реагируем. Обязательно должен быть обратный адрес и данные заявителя.

Несмотря на то, что в период моратория запрещены проверки, не исключена возможность появления вредных для граждан последствий в результате недобросовестной работы бизнес-субъекта. Здесь, как говорится, без вопросов. Не исключены также и факты подстав. Индивидуальный предприниматель Жеткерген Кайшанов считает, что в период моратория этого вполне можно ожидать:

– Естественно, проверяющие органы в период моратория сами не сунутся к нам. Но я предполагаю, что может быть организована подстава. Например, какой-нибудь гражданин вдруг заявит, что якобы отравился продукцией, которую я реализую. На основании этого ко мне придут с проверкой. По единичным случаям вопросов нет, мы и сами заинтересованы в том, чтобы разобраться, но если один и тот же человек заявляет сразу на несколько ИП, то у меня возникают серьезные подозрения в его аффилированности.

На это также обратил внимание Сабит Шиткенов:

– Такое вполне возможно. У нас таких людей называют «дежурными писателями». В свете моратория каждый факт необходимо тщательно проверять. Например, как, когда и при каких обстоятельствах произошло ЧП. Я думаю, что при желании можно раскусить недобросовестного жалобщика и его покровителей. Тем более, что статью о заведомо ложном доносе никто не отменял. Мы будем работать по таким фактам.

 

Кстати

В 2013 году департаментом финансовой полиции области выявлены 11 преступлений по фактам незаконного вмешательства и воспрепятствования предпринимательской деятельности. Окончены производством 9 уголовных дел, которые направлены в суд. По их итогам осуждены 10 должностных лиц.

 

 

В ходе 4 643 внеплановых проверок, проведенных в отношении субъектов МСБ области в 2013 году, нарушения выявлены только в 1 751 случае.

 

 

Открыть легче, чем закрыть

С этой парадоксальной формулировкой согласятся все без исключения предприниматели. По данным Генпрокуратуры страны, до 30 процентов всех проверок приходится на ликвидацию предприятий.

С 1 января 2015 года будет упрощена процедура ликвидации субъектов малого и среднего предпринимательства.

 

Заместитель руководителя налогового управления по городу Актобе Отызбай Адаев объяснил «АВ» причины, по которым процедура ликвидации ИП или ТОО занимает значительно больше времени, нежели открытия:

– Дело в том, что при открытии субъект МСБ как бы чист, к нему нет никаких вопросов. Но при ликвидации мы обязаны проверить его деятельность по всем направлениям. Нами отправляются запросы в органы юстиции, дорожной полиции, финансовые учреждения с тем, чтобы выявить имелись ли у предпринимателя банковский счет, земельные участки, недвижимость, машины. На это, естественно, уходит много времени. Сдача отчетности у нас проходит без камерального контроля, то есть принимаются сведения, предоставленные самим субъектом бизнеса. Но это вовсе не означает, что цифры, указанные в отчетности, соответствуют действительности.

Что касается предстоящего моратория, то налоговик выразил опасение, что им воспользуются злостные нарушители:

– Вышел Указ Президента. Мы обязаны его исполнять. Более того, он необходим для создания благоприятных условий развития субъектов МСБ. Однако злостные нарушители не должны прикрываться мораторием. В 2013 году налоговые органы г. Актобе выявили 1 773 субъекта, работающих без регистрации, и, следовательно, не плативших налоги. Еще хотел бы добавить, что налоговые проверки на самом деле не такие страшные. Во многих случаях достаточно показать проверяющему всего три документа: свидетельство о регистрации налогоплательщика, регистрационную карточку кассового аппарата и соответствующую лицензию или разрешение, если вид деятельности подпадает под такое.

Интересно, что при проведении проверок всех бизнес-субъектов фискалы руководствуются специальной формулой, в основе которой лежат расчеты по совокупному годовому доходу и размеру уплаченных налогов.

– Согласно этой формуле все предприниматели делятся на три категории: с высокой степенью риска нарушения, средней и низкой. Естественно, проверке чаще подвергаются те, у кого выше вероятность нарушить Налоговый кодекс. Но проверки строго регламентированы и проводятся по согласованию с органами прокуратуры. Особо отмечу, что работа налоговых органов в отличие от других проверяющих структур полностью ориентирована на пополнение казны. За прошлый год только налоговым управлением по городу Актобе в городской, областной и республиканский бюджеты, а также в Национальный фонд было собрано свыше 550 миллиардов тенге. Как известно, нет бюджета – нет государства. Поэтому мы защищаем исключительно государственные интересы, – заключил Отызбай Адаев.

 

Как суд предпринимателя защитил

Судебные органы не раз становились на защиту законных интересов бизнеса. Немало случаев, когда именно судьи ограждали предпринимателей от давления со стороны госорганов. Недавно справедливости в суде добилось ТОО «Кабиев и К» – владелец сети супермаркетов «Дина».

 

По информации, предоставленной пресс-службой Актюбинского областного суда, в октябре прошлого года сотрудники управления государственного санитарно-эпидемиологического надзора по городу Актобе провели внеплановое обследование супермаркета «Ди-на» № 8 в двенадцатом микрорайоне. Основанием для проверки стало письменное обращение в адрес государственного органа жителей дома № 30д.

Лабораторно-инструментальные замеры позволили установить, что источником шума являются вентиляционные и вытяжные сооружения, установленные на прилегающей территории супермаркета как раз перед домом 30д. По результатам проверки санитарные врачи обратились в суд с исковым заявлением к ТОО «Кабиев и К» по поводу приостановления эксплуатации супермаркета до устранения нарушений. Специализированный межрайонный экономический суд Актюбинской области посчитал, что иск обоснован, и своим решением от 21 ноября 2013 года деятельность по эксплуатации указанного супермаркета приостановил.

Однако впоследствии апелляционная коллегия областного суда, изучив материалы дела, пришла к иному выводу. Так, в ходе судебного заседания выяснилось, что лабораторно-инструментальный замер шума производился только один раз в период с трех до четырех часов дня, хотя по распоряжению руководителя госоргана замеры должны были производиться в ночное время. Из-за чего не получилось объективной картины превышения допустимых уровней шума.

Оборудование, установленное в супермаркете, сданном в эксплуатацию в 2008 году, соответствует всем санитарным нормам и правилам, в связи с чем и было дано разрешение на осуществление торговой деятельности.

При изложенных обстоятельствах коллегия посчитала, что ошибку нижестоящего суда необходимо исправить. Решение экономического суда отменено, а в иске управления госсанэпиднадзора к ТОО «Кабиев и К» о приостановлении деятельности супермаркета отказано.

 

Что вы ждете от введения моратория?

Султан ТОПИЕВ, индивидуальный предприниматель:

– Мораторий, несомненно, облегчит ведение бизнеса. Чтобы прокормить весь Казахстан, нефтедолларов недостаточно, нужно, чтобы люди научились вести свое дело и самостоятельно зарабатывать деньги. В идеале бизнес хорош тем, что, во-первых, не просит денег у государства, во-вторых, платит налоги и, в-третьих, создает рабочие места. Вот, например, у меня трудятся 10 человек. Все получают зарплату и обеспечивают свои семьи. Теоретически они могли бы стоять на бирже труда и получать госпособия.

Куандык МАМБЕТОВ, директор ТОО «АктобеМарТрейд»:

– Для бизнесменов, особенно начинающих, запрет на проверки – возможность сэкономить время и нервы на общении с проверяющими структурами. По личному опыту знаю, что некоторые чиновники своими действиями отбивают всякую охоту заниматься бизнесом. Нередко бывают нарушения со стороны госорганов. С другой стороны, мораторий мораторию рознь. Как мне кажется, за нынешним последуют кардинальное изменение законодательства и, возможно, отказ от плановых проверок. Глава государства тысячу раз прав в том плане, что бизнесу нужно помогать. Помогать, в том числе и доступными кредитами. Если у человека пойдет свое дело, то затраты государства быстро окупятся.

Багдат ЕЛЕГЕНОВ, индивидуальный предприниматель:

– Честно говоря, не придавал значения мораторию, хотя меня несколько раз проверяли. Мне кажется, если предприниматель работает на законных основаниях, законно ведет бизнес, то вопросов к нему не будет. Но ни в коем случае я не умаляю необходимости моратория. Он нужен, поскольку проверки, действительно, отнимают много времени и сил, особенно у тех, чьи денежные обороты серьезные.

Нина СТЕПАНЕНКО, директор ТОО «Бал Юн»:

– Проверяющие органы не всегда объективны, иной раз ошибаются. Могут раздуть из мухи слона, поэтому я поддерживаю введение моратория. Бизнесу нужно дать возможность спокойно работать, развиваться, не дергать его по мелочам. Ведь в каждом запрете наверняка есть свои нюансы, вот на них и нужно обращать внимание. На мой взгляд, главное – даже не сам мораторий, а что будет после него. Уверена, многие мои коллеги ждут послабления проверочной нагрузки.

 

Над Главной темой работал Асхат КАЛЖАНОВ

0
® За содержание рекламных материалов ответственность несет рекламодатель