Вдохнуть полной грудью

По поводу готовности системы здравоохранения к очередному всплеску заражения КВИ звучат все более частые нарекания. На совещании двухнедельной давности по ситуации с распространением COVID-19 в стране Глава государства Касым-Жомарт Токаев отметил недостаток в медицинских организациях как лекарственных препаратов, так и медицинских изделий, оборудования. В среднем отделения реанимации оснащены только на 64% от требуемых стандартов.

Вопрос оснащенности больниц, где проходят лечение зараженные коронавирусной инфекцией пациенты, кислородным оборудованием поднял депутат Мажилиса Парламента РК Галымжан Елеуов, о чем писал «АВ».
По его словам, высокопоточная кислородная терапия, рекомендованная к включению в протоколы лечения COVID-19 Всемирной организацией здравоохранения и уже успешно применяющаяся в США, Китае, Австралии, Новой Зеландии и Турции для пациентов с дыхательной недостаточностью, до сих пор не получила достаточно широкого распространения в Казахстане.
Несмотря на поручение межведомственной комиссии по нераспространению коронавируса Минздраву и областным акиматам внедрить кислородную терапию из расчета один аппарат на 10 ковидных коек, оснащенность медицинских организаций аппаратами высокопоточной назальной кислородной терапии составляет в среднем лишь 22%.
– При этом обеспеченность по регионам неравномерна, к примеру, в Атырауской, Кызылординской, Мангыстауской областях эти аппараты и вовсе отсутствуют, а ведь речь идет о жизни и здоровье наших граждан, – отметил депутат.
Эту информацию подхватили журналисты и в ходе пресс-конференции задали вопрос министру здравоохранения Алексею Цою. На вопрос о низкой оснащенности организаций здравоохранения приборами высокопоточной кислородной терапии министр ответил, что вместо них медицинские учреждения имеют в достаточном количестве аппараты ИВЛ экспертного класса со встроенной функцией хай-флоу, которые в полной мере покрывают потребности пациентов в респираторной поддержке.
Однако, по словам независимого эксперта – инженера по медицинской технике Павла Ли, говорить о взаимозаменяемости аппаратов высокопоточной кислородной терапии и ИВЛ со встроенной функцией хай-флоу не совсем корректно, поскольку они имеют абсолютно разные сценарии использования и, соответственно, разную экономическую эффективность при данных сценариях.
В первую очередь аппараты ИВЛ размещаются только в условиях отделений реанимации и интенсивной терапии, подключение к ним могут проводить лишь высококвалифицированные реаниматологи, в то время как приборы хай-флоу рекомендуется применять на ранних этапах лечения COVID-19 в приемных покоях, терапевтических, пульмонологических и инфекционных отделениях.
Согласно международному клиническому опыту применение высокопоточной кислородной терапии позволяет практически в половине случаев снизить риск перевода больных на ИВЛ, устранить симптомы дыхательной недостаточности, обеспечить быструю мобилизацию легких, сократить время госпитализации, а также улучшить психологическое состояние пациента и его приверженность лечению.
При этом аппараты ИВЛ со встроенной функцией хай-флоу не могут быть размещены в обычных терапевтических отделениях, так как врачи терапевтического профиля не умеют управлять данными аппаратами. В то время как сейчас, в период всплеска заболеваемости, в больницах проходит лечение множество пациентов, чье состояние также требует респираторной поддержки, но не является достаточно тяжелым для перевода в реанимационные отделения, где они могли бы получить хай-флоу-терапию на аппаратах ИВЛ. А устанавливать оборудование для искусственной вентиляции легких в терапевтических, пульмонологических и инфекционных отделениях невозможно в связи с тем, что подключение к ним, как уже говорилось, могут осуществлять только реаниматологи, а также в связи с высокой востребованностью этого оборудования в отделениях реаниматологии.
По словам Павла Ли, учитывая характеристики аппаратов хай-флоу и простоту использования, в соответствии с международными рекомендациями они, в отличие от ИВЛ, имеют значительно более широкие показания для применения. Помимо COVID-19, могут быть широко применены к пациентам с такими респираторными проблемами, как астма, ателектаз, бронхоэктазия, бронхит, бронхиолиты, внебольничная пневмония, пневмония, эмфизема, легочная эмболия, вирусная пневмония (H1N1), дыхательная недостаточность, в том числе у недоношенных детей, отравление угарным газом, травма грудной клетки, ХОБЛ и др., а также до, во время интубации и после экстубации. Использование же ИВЛ со множеством функций в таких случаях зачастую нецелесообразно, так как они значительно дороже и при этом слишком сложные для проведения обычной высокопоточной оксигенотерапии.
Аппараты хай-флоу по завершении пандемии могут быть перенесены в отделения пульмонологии, респираторные центры, приемные покои, реанимационные отделения, операционные залы, палаты интенсивной терапии, отделения неонатологии и педиатрии, инфекционные стационары.
Галымжан Елеуов, имеющий медицинский опыт в качестве практикующего хирурга, знаком с системой здравоохранения не понаслышке. Поэтому противоречия между экспертным мнением и позицией Министерства здравоохранения заставили депутата, поднявшего вопрос низкой оснащенности больниц аппаратами хай-флоу, для более глубокой проработки вопроса обратиться в АО «Национальный научный кардиохирургический центр», который в период первой волны COVID-19 первым стал применять это оборудование при лечении пациентов с коронавирусной инфекцией.
По словам руководителя ННКЦ Махаббат Бекбосыновой, метод назальной высокопоточной терапии сразу показал высокую эффективность и был включен в клиническую практику центра, а врачи рекомендовали хай-флоу как очень эффективную технологию, которая позволяет проводить интенсивную кислородную поддержку пациентов, не переводя их на ИВЛ.
Учитывая целый ряд успешных кейсов по применению хай-флоу терапии, врачи Национального научного кардиохирургического центра разработали обучающие онлайн-конференции на тему «Основы и современная практика использования метода назальной высокопоточной терапии» для врачей разных регионов страны.
По словам Махаббат Бекбосыновой, хай-флоу терапия появилась в нашей стране весьма своевременно. Уже сейчас методика помогает спасти жизни и значительно облегчает течение болезни многим пациентам.
– Врачи знают, насколько важно психологическое состояние пациента для выздоровления. А при течении COVID-19 многие пациенты морально тяжело переносят кислородную недостаточность, когда трудно дается каждый вдох, а кислородная маска натирает. При использовании высокопоточной кислородной терапии пациенту подается высокий поток воздушно-кислородной смеси, подогретой и увлажненной до оптимальной температуры и влажности при помощи назальной канюли. Комфортный для пациента подогретый и увлажненный поток воздуха сам поступает в легкие, при этом не травмируя слизистые, а назальная канюля, которой оборудован аппарат вместо кислородной маски, не стесняет движение, не натирает кожу лица, у пациента есть возможность принимать пищу и воду, – объясняет Махаббат Бекбосынова.
При этом высокая скорость потока – до 60 литров в минуту – не только доставляет кислород в организм. Такой поток помогает раскрыть легкие, уменьшая объем мертвого пространства за счет вымывания углекислого газа, препятствует слипанию альвеол и облегчает работу дыхания. Многим пациентам хай-флоу терапия может поднять сатурацию буквально в течение нескольких минут, снизить одышку, что помогает пациенту успокоиться. В большинстве случаев (60-80%) эта терапия оказывается достаточной, и пациента не приходится переводить на ИВЛ, течение заболевания происходит легче, а время госпитализации сокращается.
Таким образом, получается, что функционал аппаратов высокопоточной кислородной терапии хай-флоу, о которых направил запрос в Минздрав депутат Галымжан Елеуов, все же отличается от свойств хай-флоу, интегрированных в аппараты ИВЛ, о которых на вопрос журналистов упомянул министр Алексей Цой.
Портативные аппараты хай-флоу в 4-5 раз дешевле ИВЛ, не требуют закупа дополнительного оборудования (компрессоров, увлажнителей, сложных контуров), просты в использовании и имеют значительно более широкие показания для использования, не требуют наличия высококвалифицированных реаниматологов. Поэтому во всем мире ведущие клиники повсеместно используют портативные приборы хай-флоу. Например, только в городском госпитале Анкары в наличии есть несколько сот подобных аппаратов.
Так почему же обязательно отдавать предпочтение лишь одному виду оборудования? Если портативные аппараты хай-флоу могут смягчать течение болезни и даже спасать жизни пациентам, то не логичнее ли оснастить ими больницы, насколько это необходимо в соответствии с поручением МВК? Сейчас, когда число зараженных практически ежедневно бьет рекорды, запрос депутата Галымжана Елеуова Минздраву представляется особенно актуальным. Парламентарий просит предоставить агрегированную по всем регионам информацию об оснащенности кислородными концентраторами, аппаратами ВНКТ и ИВЛ в разрезе медицинских организаций; пояснить причины неисполнения решений межведомственной комиссии; выработать стандарт и довести до регионов четкие показатели оснащенности медицинских организаций с учетом статистики заболевших, тяжести случаев, прогноза эпидситуации, наличия специалистов.
Арайлым РАХАТ

Фото из открытых интернет-источников

0
® За содержание рекламных материалов ответственность несет рекламодатель