Бизнес в условиях локдауна

Вторично объявленный карантин из-за ухудшения эпидобстановки в стране по COVID-19 усугубил и без того незавидное положение МСБ.

Локдаун, объявленный в стране, вновь нажал на кнопку «стоп» отечественного малого и среднего бизнеса. Замерли сфера услуг, ресторанно-гостиничный бизнес, приостановили работу рынки. Если у субъектов крупного предпринимательства дела обстоят не самым худшим образом, то МСБ, который в развитых странах тянет на себе 80% экономики, у нас застыл.

Основные вопросы
Вопросов много. Но уже появились системные в период пандемии и последующих за этим двух этапов карантина и локдауна.
— Если есть запрет на предпринимательскую деятельность в той или иной сфере бизнеса, возникает вопрос: а будет ли какая-то компенсация? В первую очередь кредитная компенсация. Это не только отсрочка, но и в каких-то случаях пролонгация договоров, чтобы ежемесячная нагрузка на заемщиков не была слишком высокой. Председатель Агентства РК по регулированию и развитию финансового рынка Мадина Абылкасымова в своем выступлении сказала, что, в принципе, это возможно, но банки будут рассматривать каждый случай индивидуально. При этом бизнесу необходимо доказать ухудшение финансового положения, — говорит директор департамента правовой защиты предпринимателей НПП РК «Атамекен» Шынгыс Темир.
Еще один наиболее часто задаваемый вопрос — аренда коммерческой недвижимости. Если по госимуществу есть возможность освободить пострадавшую от карантина отрасль бизнеса от арендной платы волевым решением государства, то в отношениях В2В все гораздо сложнее. На всех региональных площадках НПП собирает арендаторов и арендодателей, пытается прийти к консенсусу. Но если в период ЧП это можно было сделать, потому что у бизнеса был какой-то запас прочности, то сейчас у арендодателя уже нет такой возможности. У него свои работники, которым он платит зарплату, кредиты, коммунальные платежи и другие обязательства перед третьими лицами.

Объект законсервировали
Бизнес актюбинского предпринимателя Николая Чабаненко (ТД «Сити») за короткий промежуток времени из прибыльного превратился в убыточный.
— Локдаун нас затронул очень сильно, потому что мы работаем по системе В2В. У нас есть гостиничный бизнес, который в настоящее время полностью парализован. Мы были вынуждены законсервировать объект, чтобы не платить коммунальные платежи. В противном случае компания попросту разорилась бы.
Второе направление нашего бизнеса — торговый комплекс, который построен на заемные средства. Во время ЧП банки сделали пролонгацию договора, предоставили отсрочку по платежам. Но получилась довольно странная картина. Да, отсрочка была. Но банк начислил процент за этот период. Причем так поступили все БВУ в Казахстане. То есть мы, бизнесмены, терпим убытки, а банковский бизнес спокойно при этом зарабатывает даже больше за счет пролонгации договора. Если предоставляется отсрочка, то хотя бы не должны начисляться проценты в этот период, — рассуждает предприниматель.
Говоря о ресторанном бизнесе, которым также занимается компания, то на сегодняшний день пришлось сократить 60% работников данного сегмента предпринимательства. Ресторанный бизнес полностью замер. Разрешены летние площадки с 30 посадочными местами. Но ведь нужно платить зарплату, коммуналку. К тому же подорожали продукты питания. Поэтому бизнес становится нерентабельным.
— В настоящее время у нас работает одно подразделение на доставке. И это только для того, чтобы сохранить костяк персонала. Торговый комплекс полностью закрыт, арендаторы не работают. Я не знаю, как мы будем оплачивать кредит за этот месяц. А это 26 миллионов тенге. БВУ это абсолютно не волнует. Здесь получается нестыковка. Один бизнес должен каким-то образом выживать и приносить доход другому бизнесу. Для крупного бизнеса локдаун ничего не значит, а для МСБ — это огромная проблема. Ведь в настоящее время этот сектор парализован, — констатирует факт Николай Чабаненко.

Ресторанный бизнес на грани краха
В число категорий бизнеса, наиболее сильно пострадавших от ограничительных мер, попал ресторанный.
— Пандемия сильно ударила по ресторанному бизнесу. Но не только по нему. Она ударила по всему МСБ. Здесь прослеживается взаимосвязь, целая цепочка. Рестораны закрылись — страдают поставщики мяса, овощей, молочной и другой продукции. Большие закупки производили и кондитерские, которые тоже закрылись. Проводились свадьбы, банкеты, различные мероприятия. Параллельно работали цветочные салоны и магазины. Никто ничего сейчас не отмечает, цветочный бизнес тоже встал. Не работают косметические салоны и другие сферы услуг. Весь МСБ взаимосвязан между собой, и он не работает, — отмечает член ассоциации деловых женщин Казахстана, председатель ассоциации гостиничного и ресторанного бизнеса Актюбинской области Бану Тлегенова.
По ее словам, ресторанный бизнес встал практически на 100 процентов. Как следствие, кроме других субъектов МСБ страдают и коммунальщики. У предпринимателей нет денег на оплату их услуг.
— Позже коммунальные предприятия, конечно, получат свои деньги за оказанные услуги. А где их возьмем мы? После таких форс-мажорных обстоятельств, возможно, чей-то бизнес встанет на ноги, а чей-то — уже нет, — делится мнением предпринимательница.

Образование в офсайде
На период карантина образование перешло на дистанционную форму. Однако это подходит не для всех. Есть дети с особенностями развития. А для них необходимо непрерывное обучение.
— После первого карантина мы работали в течение небольшого периода времени, а теперь опять приостановили работу. Хотя центры, подобные нашему, вполне могут функционировать и в период карантина. Наши дети — особенные, с нарушением в развитии. Там нужен непосредственный контакт с педагогом, физическая подсказка. Им не подходит дистанционное обучение. У нас есть детский сад, в группах которого не более пяти детей. А в учебном центре каждый ребенок закреплен за тем или иным специалистом. Во всем здании одновременно находится не более 30 детей. Поэтому я не думаю, что существует какая-либо опасность для их здоровья. Карантин очень сильно бьет по бизнесу. Аренда, зарплата. К тому же мы работаем под контролем супервизоров, услуги которых должны оплачивать. В мае к нам должны были приехать специалисты из Польши. Предоплату мы уже осуществили. У меня кредиты, под которые я заложила собственную недвижимость. Если локдаун продлят, то бизнес просто закроется, — говорит руководитель УЦ «Жас ұрпақ» Татьяна Ким.
В унисон с ней рассуждает и руководитель логопедического центра «Логоритм» Алия Умирзакова:
— Мы никогда не думали, что образование просядет до такого уровня. В нашем центре дети с особенностями в развитии. Они не понимают, что сейчас происходит. До этого была отработанная система, и вдруг она разрушилась. Когда к нам в июне после первого карантина пришли наши детки, оказалось, что их функциональное состояние стало еще хуже, чем было на момент поступления. Родители просто не знают, что делать с такими детьми. Нет такой статистики, чтобы закрывать центры, подобные нашему. Тут уже стоит вопрос: либо коррекция ребенка, либо его деградация. У нас сфера непрерывного образования.
Конечно же, и с экономической точки зрения бизнес очень сильно просел. У меня работают специалисты, которые должны кормить свои семьи. Необходимо платить за аренду.

Сфера услуг
Не успели вздохнуть владельцы и работники индустрии красоты, как вновь остались без работы.
— Мы не работаем с 5 июля. Не успели оправиться от первого карантина, как тут новый локдаун. Нам запретили делать стрижки, оказывать косметологические и косметические услуги. Хотя заметьте, по первому карантину что люди не перестали стричься, делать маникюр. Этот бизнес просто ушел в подполье. Услуги предоставляются где-то на дому, непонятно в каких санитарных условиях, — рассказывает председатель ОО «Ассоциация индустрии красоты Актюбинской области», владелица сети салонов красоты «Для себя» Татьяна Гаврилова. — А мы после первого карантина принимали клиентов только по записи. Купили тепловизоры, нанесли разметку социальной дистанции в салоне, сократили количество рабочих мест, увеличив расстояние между креслами. Оснастили салоны санитайзерами и антисептиками. Мы даже кварцевание проводили два раза в день, как в стоматологии. Выполнили все условия, предписанные главным санитарным врачом области. А это все дополнительные расходы, которые необходимо окупать. Но теперь как это сделать?
По словам Татьяны Гавриловой, есть предприниматели, которые уходят из этого бизнеса. Появилось очень много объявлений о сдаче помещений салонов красоты и парикмахерских в аренду либо об их продаже.

Государственные программы в помощь

Для развития и поддержки предпринимательства разработан ряд программ — «Дорожная карта бизнеса-2025», «Экономика простых вещей» и «Еңбек».
— В рамках «ДКБ-2025» сумма финансирования в этот нелегкий период увеличена вдвое, с 2,5 до 5 миллиардов тенге. На сегодня по этой программе поддержано 175 проектов. Это на 27 процентов больше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. По программе «Еңбек» поддержано 370 проектов. По «Экономике простых вещей» одобрено 72 проекта на 4,2 миллиарда тенге. Деловая активность в регионе хорошая. Даже есть рост по сравнению с прошлым годом. Если говорить о всех программах в целом, то одобренных проектов на 30 процентов больше, чем в 2019 году.
Также в период кризиса, возникшего из-за пандемии коронавируса, осуществляется льготное кредитование на пополнение оборотного капитала под 8 процентов годовых. По этой программе прокредитован 91 проект на сумму 22,6 миллиарда тенге, — рассказывает руководитель областного управления предпринимательства Нурхан Тлеумуратов.
В период ЧП одобрено 942 заявки по отсрочке платежей по кредитам в БВУ. Эта сумма составляет 15,6 миллиарда тенге.
По словам Нурхана Тлеумуратова, госпрограммами могут воспользоваться как начинающие предприниматели, так и представители действующего бизнеса.

Чей приказ главнее?

Актюбинские предприниматели выражают свое несогласие с некоторыми пунктами постановления № 44 главного санврача РК и постановления № 42 главного санврача области «О введении строгих ограничительных карантинных мер».

Все субъекты МСБ, обратившиеся в РПП, не согласны с некоторыми пунктами постановлений о введении ограничительных мер. По основным пунктам разногласий нет.
— Предприниматели сказали, что согласны с этими мерами. Это контроль температуры тела, наличие санитайзеров, антисептиков, специальных моющих средств. Но есть пункты, с которыми не согласны. «Почему, — спрашивают они, — мы должны отвечать за физические лица? Многие клиенты заходят без масок. Как мы можем на них повлиять? Приходят две сестры или, скажем, мать с дочкой. Как мы можем их заставить соблюдать социальную дистанцию?» — рассказывает заместитель директора РПП «Атамекен» по правовым вопросам Руслан Куйшинов.
Штраф за нарушение постановления согласно части 1 статьи 425 КоАП для субъектов МСБ составляет 230 МРП. А это 609 730 тенге. И здесь, по словам Руслана Куйшинова, появляется возможность для коррупционной составляющей. Для предпринимателя в период локдауна даже один такой штраф подобен смертному приговору для его бизнеса.
— Нам будет легче закрыть свое дело, чем платить штраф. Необходимо как-то пересмотреть данный вопрос. Мы намерены выставить свою линию защиты бизнеса, — говорит замдиректора РПП.
Еще один довольно интересный нюанс. В постановлении № 44 главного санврача РК есть пункт, в котором указывается, что должна быть обеспечена деятельность непродовольственных магазинов площадью более 500 квадратных метров только на доставку. Про магазины площадью менее 500 квадратных метров вообще не сказано ничего.
— Получается, небольшие непродовольственные магазины должны работать. Но в департаменте контроля качества и безопасности товаров и услуг нам говорят: если в постановлении не указано, что им разрешается работать, значит, тоже нельзя. Однако же в постановлении и запрета нет. Получается коллизия. Возникает спорный момент. Я обратился к чиновникам с предложением давать детальные разъяснения. Ведь будет неразбериха. И еще хочу отметить, что буквально за день до выхода постановления главного санврача РК прошло заседание Государственной комиссии по восстановлению экономического роста при Президенте Республики, на котором принято решение разрешить деятельность непродовольственных магазинов площадью менее 500 квадратных метров. Это указано в протоколе № 4 от 2 июля 2020 года.
Кстати, очень интересный момент. Буквально на прошлой неделе корреспондент «АВ» совершил вояж на Центральный рынок. На подходе к нему от улицы Шернияза тротуар был заполнен торговцами, реализующими футболки, сланцы, носки. Хотя на самом рынке все было закрыто, кроме продовольственных рядов. То есть легальным продавцам, добросовестным налогоплательщикам работать запрещено. А за воротами — пожалуйста, зарабатывай в обход казны! Но вот что интересно, закрытыми на рынке в тот день оказались все точки по продаже непродовольственных товаров. Кроме одной — магазина «Дина», в котором как раз и реализуются хозяйственные товары. Получается, кому-то можно, а кому-то нет?
За комментарием «АВ» обратился к главному санитарному врачу области Нурсулу Беркимбаевой.
— Почему на территории Центрального рынка работает магазин хозяйственных товаров «Дина», в то время как все непродовольственные точки закрыты?
— Пожалуйста, обращайтесь к нам с соответствующим заявлением. Мы же не можем возле каждого магазина или торгового центра поставить своего специалиста, — ответила она.
17 июля главный санитарный врач области подписала новое постановление за № 43, согласно которому непродовольственные магазины площадью до 500 квадратных метров могут беспрепятственно работать. Однако со вторника, 22 июля, полностью закрылись городские рынки. Да, такой пункт есть в приказе № 42 от 4 июля, который никто не отменял. П.4.3 гласит «Запретить деятельность: …рынков (продовольственных и непродовольственных), за исключением … коммунальных мини-рынков, оптовых рынков по реализации овощей и фруктов на открытых площадках…».
Вопрос: почему тогда они работали до этого времени, а сейчас не закрылись? К тому же в постановлении № 44 главного санврача РК указано: «3. Акимам областей, городов Алматы, Нур-Султан, Шымкент, Центральным государственным органам, правоохранительным и специальным органам обеспечить:
…18) разрешение деятельности … продовольственных и непродовольственных рынков (вне зданий) с соблюдением усиленного санитарно-дезинфекционного режима».
Так чей приказ главнее?

Над Главной темой работал Владимир БУРЬЯНОВ

Фото Аслана МУСЕНОВА

2+
® За содержание рекламных материалов ответственность несет рекламодатель