Бокенбай – политик и полководец

%d0%b1%d0%be%d0%ba%d0%b5%d0%bd%d0%b1%d0%b0%d0%b9_reswm_1

%d0%b1%d0%be%d0%ba%d0%b5%d0%bd%d0%b1%d0%b0%d0%b9-%d0%b1%d0%b0%d1%82%d1%8b%d1%80_reswmКазахская степь никогда не испытывала недостатка в батырах. Многие наши соплеменники были удостоены звания батыр во время двухсотлетней войны казахов с калмыками и джунгарами. Мы поведем речь о батыре, чье имя в свое время было известно всей Степи, а теперь предается забвению, о табынце Бокенбай батыре.
В исторической литературе его часто ошибочно называют Богенбаем, что, собственно, создавало определенную путаницу: нередко заслуги одного батыра приписывали другому.
Табын Бокенбай в первой половине XVIII века был известным государственным деятелем, батыром и бием, организатором освободительной борьбы казахов против калмыкских и джунгарских нашествий, возглавлял объединенное ополчение казахов, а также был бием объединения Жетиру.
Во времена войны казахов с джунгарами, в тяжелые для нашего народа годы «актабан шубырынды» известность получили сразу несколько батыров со схожими именами — Бокенбай  (Богенбай). В этот период времени жили известные батыры Канжагалы Аргын Акшаулы, Шакшак Аргын Богенбай Кожекулы, Табын (Малый жуз – Жетиру) Бокенбай Карабатырулы и еще два других с подобными именами.
По многим источникам, Бокенбай родился в 1667 году. Точное место его рождения неизвестно, но, скорее всего, это произошло в междуречье Илека и Иргиза. Его отца звали Бисемби, он тоже был батыром. В народе был известен как Карабатыр. Бокенбай из рода Табын, подрода Таракты Жиембет.
Как правило, славу себе батыры добывали в молодые годы. Об этом периоде деятельности Бокенбая мы не располагаем подробными сведениями, но известно, что он с молодых лет активно участвовал в войне с волжскими калмыками и не раз, наравне с другими батырами Младшего жуза руководил крупными подразделениями ополченцев.
Особая известность пришла к нему в 1710 году, на Всеказахском курултае в Каракумах, где он выступил с пламенной речью. На этом факте я хочу заострить особое внимание.
В начале XVIII века на земли казахов беда пришла со всех сторон одновременно.  Торгаутские калмыки, которые за сто лет до этих событий завоевали плодородные земли в районе Баянаула, снова пошли походом на казахов и дошли до Жема и Жаика. Междуречье Тобыла и Жаика захватили башкиры,  частые набеги устраивали сибирские и жаикские казаки. Не давали покоя мангыстауским казахам туркмены. На юге беспокоили узбекские ханы. Даже алатауские киргизы ждали момента захватить шуйские земли. Но главными врагами казахов по-прежнему оставались на западе джунгары, на востоке —  их родственные племена – калмыки. Большая часть земель Старшего жуза и часть земель Среднего жуза уже находились в руках джунгаров. В междуречье Жаика и Жема господствовали калмыки. Роды Младшего жуза вынуждены были уйти к Сырдарье.
Казахи были зажаты в железные тиски с севера и юга, с запада и востока. Хоть Тауке хан за счет проведенных реформ поддерживал единство Казахского ханства, но оно все больше приходило в упадок. Главной причиной было то, что властолюбивые султаны хотели править своими улусами самостоятельно и тем самым дробили единое, некогда сильное государство.
Таким образом, в начале XVIII века казахи оказались под угрозой полного уничтожения. В такое трудное время, осенью 1710 года в песках Каракум на большой курултай собрались казахские ханы и султаны, бии и батыры. В нем участвовали все роды Младшего жуза и представители некоторых родов Среднего жуза.
Обсуждался главный вопрос: какие отношения строить с джунгарами? Курултай проходил в тот год, когда джунгары провели несколько опустошительных набегов. Об этом курултае первые сведения оставил русский офицер Я. Гавердовский со слов опрошенных им аксакалов рода Алимулы.
Автор пишет, что участники курултая долгое время не могли договориться о том, как вести себя по отношению к джунгарам. Некоторые бии призывали соплеменников покориться джунгарам и не проливать понапрасну кровь, другие предлагали перейти Волгу и искать защиты в тех краях, были предложения вообще разойтись в разные стороны, под протекторат разных государств.
Кровь вскипела от таких предложений у Бокенбай батыра, он вышел на середину, разорвал на груди одежду, высоко вскинул саблю и закричал: «Братья! Отомстим врагам нашим, будем биться до последней капли крови! Не допустим, чтобы  нас превратили в рабов, чтобы надругались над нашими сестрами. Лучше умереть, чем удирать, как зайцы. За мной, на коней…». Его речь привела в чувство даже самых трусливых.
Приведем отрывок из записи русского офицера Гавердовского: «…Слабые души даже среди сего собрания обнаружили страх свой и предлагали искать милосердия контайши, другие хотели оставить жилища свои и спасаться бегством за реку Волгу, а некоторые, подобно зайцам, желали рассеяться в разные стороны и поколебали было постоянство многих. Но известный в то время по храбрости старшина Букенбай уничтожил сии предприятия их. Киргизы (казахи) рассказывают, что он среди жаркого спора, разорвав на себе одежду и повернув в круг совета меч свой, говорил с исступлением:
— Отомстим врагам нашим, умрем с оружием, не будем слабыми зрителями разграбленных кочевок и плененных детей наших. Робели ли когда воины равнин кипчакских! Сия брада еще не окрасилась сединою, как я багрил руки свои в крови неприятелей. Теперь могу ль равнодушно снесть тиранство от варваров? Еще нет недостатка в добрых конях! Еще не опустел колчан со стрелами!» (История Казахстана в русских источниках XVI-XIX веков).
Речь Бокенбая пленила людей, подняла их дух. Как говорится в документах того времени, после его слов все поклялись пойти за ним. Некоторые бии даже вскрывали себе вены, чтобы поклясться на крови. Именно Бокенбай выступил с инициативой объединить разрозненные казахские ополчения для отпора джунгарам. В течение последующих 20 лет он вместе с ханом Абилкаиром беспрерывно воевал с джунгарами и командовал крупными воинскими соединениями. В 1726 году принимал активное участие в военных компаниях ханов Абилкаира и Самеке против волжских калмыков. Затем более года находился в ставке наместника  калмыцкого ханства Церена Дондука в качестве аманата (заложника).
В 1726 году на Ордабасы собрались представители трех казахских жузов. На этот раз одним из главных на повестке дня стоял вопрос организации отпора врагу. В связи с этим был решен вопрос объединения всех воинских ополчений. Учитывая заслуги Абилкаира в борьбе с врагом, бии, султаны, батыры избрали его ханом всех трех казахских жузов. А Бокенбай был назначен главнокомандующим объединенных войск.
В истории большая путаница с именами Бокенбай и Богенбай. С этим следует разобраться. Посол России в Казахстане, переводчик Коллегии внешних сношений Тевкелев во время пребывания в Младшем жузе познакомился с Бокенбаем близко, часто с ним беседовал. В своем дневнике, в записках, направляемых в Коллегию, он подробно описывает его поведение, мысли. Исследователи Левшин, Витебский и другие особенно подчеркивали, что Бокенбай, Есет, Тайлак, Шакшак Жанибек были особо приближенными людьми к Абилкаир хану.
Русский государственный деятель и историк  Татищев писал, что авторитет этих батыров среди народа был настолько высок, что хан и сам был осторожен в отношении с ними. Ведь Бокенбаю, к примеру, подчинялись семь тысяч дворов рода Жетиру. Позже, когда он умер, весь род перешел под покровительство его зятя, Есет батыра.
В архивах Министерства внешней политики под названием «Киргиз-кайсацкие дела», в документах добровольного присоединения к России часто упоминаются имена этих трех батыров, а также двоюродного брата Бокенбая Кудайназара.
К сожалению, после Октябрьской революции с подлинными документами работали недобросовестно и многие факты были искажены, заслуги одних приписаны другим.
Нуржан Жетписбай,
научный сотрудник Института истории и этнографии имени Шокана Уалиханова

® За содержание рекламных материалов ответственность несет рекламодатель