Наследство от бабушки

В семье Утепбергеновых не спешат избавиться от старых аппаратов, приборов. Ведь любой раритет хранит память о предках. Потому так бережно относятся в этом доме к довоенному патефону, старинным часам, механическим весам, которые до сих пор верно служат владельцам.

Гульжамал – одна из четырех детей Асылгерея и Мариям (на верхнем фото) Утепбергеновых из Мартука. Она уверена, что преемственность поколений заключается не только в рассказах бабушек, наставлениях дедушек, но и передается через предметы быта. В каждом доме, наверняка, есть свой раритет от предков, почитаемый как оберег.
Об этом говорит и ставшая популярной бабушка из ТикТока – 82-летний профессор Алтынай Карасаева из Кыргызстана. В ее видеолекции на YouTube «Уверенная женщина» одним из четырех пунктов успешности хранительницы очага является обустройство жизненного пространства. «Обязательно имейте в своем доме хотя бы одну вещь от родителей. Обращайтесь с нею бережно, она служит напоминанием об отце и матери. Говорите о ней детям, внукам, они также с уважением должны относиться к этой вещи», – советует бывший преподаватель московского вуза.
Такой предмет в семье Утепбергеновых – патефон.
– Детьми мы, бывало, смеялись над его древностью, а сейчас понимаем, насколько дорог нам этот подарок от бабушки, которой нет с нами уже больше пятнадцати лет, – рассказывает Гульжамал Асылгереевна. – 9 мая 2005 года отцу исполнилось шестьдесят, мы установили палатку во дворе, собрали на юбилей всех родственников, соседей. Его мама Мензия Куанышева привезла в подарок коричневый чемоданчик. Папа сразу узнал его, а мы, дети, с нетерпением ждали вечера, хотели посмотреть, что в нем скрывается. И вот когда гости разошлись, семьей собрались в зале, папа торжественно открыл крышку чемодана, с любовью погладил красную бархатную обивку внутри. Взял голубую тоненькую пластинку, поставил ее на диск, завел аппарат рычажком сбоку, опустил на пластинку алюминиевую иглу. Мы завороженно смотрели на его действия. А потом зазвучала музыка. Это были задорные частушки – про трактористов, колхозниц. Пластинок было всего две, обе с русскими народными песнями. Мы часто потом слушали их на патефоне, особенно это было приятно, когда отключали электричество. Мама зажигала керосиновую лампу, все собирались на кухне, за столом, и заводили патефон. Бабушка наказала отцу, чтобы хранил этот чемоданчик так же бережно. Жаль, что мы не догадались расспросить ее об аппарате, он был очень дорог ей, тоже, видимо, достался по наследству.
У этого прародителя электропроигрывателя нет характерного широкого раструба-резонатора, как в граммофонах. Надо отметить, что в первой половине XX века портативный граммофон французской фирмы «Пате» был не каждому по карману. Его могли купить состоятельные люди.
– До сих пор патефон в рабочем состоянии, – продолжает женщина. – Он стоит не в кладовке, не где-то на антресолях, а в родительской спальне. По торжественным случаям, для гостей, внуков папа выносит его в зал, заводит, ставит пластинки. Конечно, все с интересом разглядывают такую старинную вещь, удивляются, что за столько лет она не сломалась.

Продукция под советской маркой «Янтарь» выпускалась Орловским часовым заводом. Производство часов осуществлялось с 1954 до 1992 года, сегодня они особо ценятся любителями исторических находок. Как правило, возраст «Янтаря» составляет минимум 25 лет. Настенные часы с боем отличаются не только эстетикой, но и точной механикой. Работают они за счет собственного источника энергии.
Была в этом доме еще одна реликвия, которую Гульжамал попросила у родителей – это настенные часы фирмы «Янтарь». Вспоминаются слова из популярной некогда песни Аллы Пугачевой «Старинные часы еще идут, старинные часы – свидетели и судьи». Секунды и минуты отсчитывали они, когда поженились Асылгерей и Мариям, тикали, когда на свет появились их дети, громко извещали семью, что прошел еще один час, когда спешили сыновья и дочки разлететься по своим гнездам.
– Это антикварные механические часы с маятником внутри. Они заводятся специальным ключом. В детстве я любила подолгу смотреть на них, ждать, когда раздастся мелодичный бой. Это память о тех светлых годах, трудных, но счастливых. Потому и спросила у папы разрешения взять их себе, – говорит собеседница.

Безмен – это группа ручных весов с неравным рычагом и противовесом, позволяющим производить взвешивание без использования гирь. Старинный безмен можно считать прадедом всех современных моделей весов. Этот нехитрый прибор похож на палку с нанесенной шкалой, утяжелением на одном конце и крюком на другом. 

Не так давно мы узнали, что Гульжамал Асылгереевна с мужем Радиком Исламгазиным не расстаются еще с одной семейной реликвией – безменом советской поры.
– Это самые точные весы, – делится мужчина. – Да, они тяжелые, громоздкие, но не идут ни в какое сравнение с электронными, которые могут выйти из строя. Тут до грамма все видно, и взвешивать удобно.
Как говорят супруги, у них немало еще раритетов, которыми они пользуются каждый день.
– Выбросить всегда успеется, но если вещь служит верой и правдой много лет, зачем отправлять ее на свалку? – улыбается Гульжамал Утепбергенова, поглаживая папины весы, местами проржавевшие, но исправно выполняющие свою функцию.
Гульсым НАЗАРБАЕВА

Фото из личного архива Гульжамал УТЕПБЕРГЕНОВОЙ и автора

..............................................................®За содержание рекламных материалов ответственность несет рекламодатель................................................................