Обитель для мамы

Женщинам, отказывающимся в силу жизненных проблем от новорожденного малыша, в Актобе предлагают временный приют в «Доме мамы».

Проживание матери с ребенком в социальном доме оплачивает местный бизнесмен, который таким образом решил бороться с проблемой сиротства в Актобе.

Изаура и Баян

Этот дом внешне ничем не отличается от других домов по соседству с ним. Аккуратная подъездная площадка, ведущая к дому, железный высокий забор, скрывающий от посторонних глаз внутренний двор. За массивной входной дверью – тишина. На стук дверь открывает мужчина, как выяснится позже, охранник. На первом этаже на кухне хозяйничает девушка. Тишину дома нарушает лишь звук телевизора. О том, что в доме живут маленькие дети, можно судить по двум ходункам, задвинутым за стол.

На втором этаже несколько спальных комнат. В каждой по три-четыре взрослых и детских кроватей. Всего их десять. В одной из комнат на мягком ковре среди разбросанных игрушек копошатся двое маленьких карапузов. Их матери, девушки чуть старше двадцати, сидят на кроватях, наблюдая за своими малышами. Еще одна девушка, отвернувшись к стенке, кормит младенца, завернутого в пеленку.

Рассказать о себе соглашаются только двое.

– Я была замужем всего год. Вернее, жила в гражданском браке, – говорит двадцатитрехлетняя Изаура. – Потом поругались. В роддом за мной никто не пришел. С сыном жила на квартире. Было тяжело, и я хотела отдать его в дом ребенка «Үміт». В поликлинике врач-педиатр рассказала о «Доме мамы». Врач узнала адрес, и вот я здесь.

Сыну Изауры Расулу уже девять месяцев. Довольно-таки упитанный малыш на руках у мамы улыбается всем, кто подходит, что-то гугукая на детский манер.

В разговоре с молодой мамой выясняется, что она – студентка одного из актюбинских колледжей. В этом году должна была закончить колледж, но пришлось взять академический отпуск, чтобы ухаживать за Расулом. Говорить о муже Изаура отказывается, но удается выяснить, что о рождении ребенка он знал. Извещать родителей о своем положении девушка также не хочет, живут они не в Актобе. Изаура призналась, что не отказалась бы от помощи посторонних людей. Тем более, что именно сейчас она нуждается в деньгах. Чтобы оплатить учебу в колледже, она взяла кредит. Теперь расплачивается с займом за счет детского пособия, остаток суммы откладывает на дальнейшую жизнь.

Сыну второй женщины – двадцатисемилетней Баян – тоже девять месяцев. Баян – мать троих детей. Старшей дочери уже десять лет, второй дочери в этом году исполнится семь. Девочки живут в интернате при школе.

– Муж не хотел регистрировать наши отношения. Все время говорил, что потерял документы, а восстанавливать их – денег нет. Попросту обманывал меня. Когда он нас бросил, мы жили на дачах. Еды не хватало. Чтобы прокормить детей, собирала металлолом, продавала мороженое, работала посудомойщицей в кафе, домработницей. Так и перебивались. За детьми смотрела бабушка или мама. Но у мамы на плечах еще четверо детей. Чтобы не обременять ее, я и ушла жить сама. Потом узнала про этот дом. И вот четыре дня как живу здесь, – рассказывает Баян.

Женщина призналась, что вначале хотела отказаться от ребенка, потом думала отдать сына на временное воспитание в Дом ребенка «Үміт», чтоб было время подняться на ноги, накопить деньги. Вариант проживания в «Доме мамы» пришелся ей как нельзя кстати. Прислушиваясь каждую ночь к мирному сопению своего сына, Баян с тревогой в душе размышляет о будущем своих троих детей. Что ждет их в этой жизни?

 

Островок надежды

Как рассказала региональный руководитель общественного фонда «Ана үйі» Алма Саберлинова (на фото), актюбинский «Дом мамы» – первый в западном регионе, но уже двадцать третий в стране. Первый кризисный центр для матерей с новорожденными детьми под названием «Дом мамы» открылся в мае 2013 года в Астане. Это был пилотный проект, созданный по инициативе казахстанского предпринимателя Айдына Рахимбаева. В том доме для мамы нашли приют пятнадцать матерей со своими малышами. Первоначально же женщины планировали отказаться от своих новорожденных детей.

– Основной целью проекта «Дом мамы» является профилактика социального сиротства. Посредством его мы надеемся уменьшить число сирот в нашей стране. Очень важно сохранить ребенка с матерью. Для этого необходимо дать женщине шанс на нормальную жизнь. И мы сделаем все, чтобы во время пребывания в приюте мать и ее ребенок чувствовали нашу поддержку и находились в теплой домашней атмосфере, – отметила Алма.

Работники кризисного центра сотрудничают напрямую с роддомами. Врачи родильных отделений информируют их в случае, если вдруг кто-то из женщин собирается отказаться от ребенка. Тогда подключается координатор проекта, который уговаривает маму не принимать поспешных решений и предлагает пожить ей некоторое время в «Доме мамы» со своим малышом. Насильно в приюте никого не держат. Информацию о доме можно получить также у врача-педиатра на участке.

Подобные «островки надежды» есть во всем мире, и находятся все они на государственном обеспечении. В Казахстане социальные дома спонсируются бизнесменами. Сегодня аналогичные приюты для женщин, попавших в трудную жизненную ситуацию, появились пока в Астане, Алматы, Костанае и Актобе. В недалеком будущем откроются в Атырау, Актау и Уральске. В Актобе с инициативой открыть приют для матерей вызвался генеральный директор группы компаний «Алтын Қыран» Исламбек Салжанов. С января этого года в арендованном предпринимателем коттедже живут четыре молодые актюбинки со своими малышами. Вскоре к ним присоединится еще одна женщина, которую на днях должны выписать из роддома. Жить в «Доме мамы» они будут до 1,5 лет. Вся домашняя работа – уборка, приготовление еды, стирка – ложится на плечи самих женщин. Так же, как и уход за собственным ребенком. За дисциплиной и порядком в доме следят охранник и медработник. Медсестра помогает молодым матерям ухаживать за детьми. При необходимости женщины могут отлучаться из дому, оставляя своего ребенка под присмотром других мам. За здоровьем малышей следит участковый педиатр. Ежемесячно дети проходят в поликлинике осмотр узких специалистов и по назначению врача получают прививки.

– Питание, памперсы, одежда, лекарства – все за наш счет. Здесь женщинам оказывается не только материальная, но и моральная, психологическая поддержка. С ними ведь беседует психолог. В перспективе в рамках нашего проекта планируется в этом же доме открыть швейный цех. Будем обучать мам навыкам шитья. В дальнейшем поможем им и с трудоустройством. Наши мамы не останутся без поддержки и в будущем, – пояснила Алма Саберлинова.

На одной из встреч с местным бизнес-сообществом Исламбек Салжанов обратился к предпринимателям с просьбой поддержать проект «Дом мамы»:

– Сегодня в Казахстане насчитывается 12 тысяч сирот. На содержание одного воспитанника детского дома бюджет выделяет 1 200 000 тенге в год. Содержание ребенка в центре обходится всего в 120 тысяч тенге. Но даже не это самое главное. Важно, что мы спасаем от сиротства 600 детей в год. Нельзя позволить, чтобы наши дети попадали в детдома, мы должны поддержать этот серьезный проект. Вместе с тем необходимо не только решать проблему сиротства, но и работать над профилактикой, устранением самих причин этого явления, – заметил меценат.

Стоит отметить, что актюбинские предприниматели поддержали социальный проект и предложили открыть в Актобе еще один такой дом.

 

P.S. «Дом мамы» в Актобе должен стать началом большого доброго дела. Однако, несмотря на регулярное финансирование, проживающие в нем женщины не отказались бы от помощи неравнодушных горожан. «Дому мамы» сегодня требуются передвижной кварцевый аппарат на ножках, два конверта для выписки на мальчика и девочку, детские вещи с рождения до года, игрушки, увлажнитель воздуха, молокоотсос, блендер, хлебопечка, силиконовые формочки для выпечки.

 

Справка «АВ»

Общественный фонд «Ана үйі» создан в Астане в декабре 2013 года. Работа фонда направлена на оказание помощи матерям, оказавшимся в сложной жизненной ситуации. Фонд объединяет сеть кризисных центров по всей стране. На сегодняшний день в Казахстане работают 23 социальных дома мамы. В перспективе планируется открытие еще 17-ти.

 

Айжан ШАУКУЛОВА

0
® За содержание рекламных материалов ответственность несет рекламодатель