Отходное место

Самый низкий тариф по Казахстану за сбор мусора в Актюбинской области. Тем не менее только по одной организации, занимающейся управлением отходами, ТОО «Neo Plus», долги населения на 1 июля т.г. за год составили свыше 35 миллионов тенге.
С чего начинается Родина? Эту строчку из песни помнит большинство из нас, разве что совсем маленькие дети еще не знают. Конечно, патриотизм формируется и из картинок в букваре, и из песен, что пела нам мать. Но, изучив вопрос формирования и управления отходов, на основании бесед со многими спикерами и информации из открытых источников я бы добавила такое предложение: Родина начинается там, где человек заботится об окружающей его среде. Помните фразу, которая давным-давно была в каждом автобусе: чисто не там, где метут, а там, где не сорят?
Так есть ли выход из ситуации в городе со сногсшибательным запахом, прославившим его на всю страну? Об этом в нашей Главной теме.

На местном уровне
Специальная комиссия при областном маслихате посвятила один из вопросов повестки дня утилизации и переработке твердых бытовых отходов. Докладывали депутатам руководители управления природных ресурсов и регулирования природопользования Нуржан Аккул и департамента экологии Жаксыгали Иманкулов.
Докладчики частично устно, а по большей части в представленных прессе материалах сообщили, что работа по раздельному сбору и переработке твердо-бытовых отходов (ТБО) сконцентрирована в областном центре. На площадках города расположены 133 контейнера для сбора отработанных ртутьсодержащих ламп и элементов питания, 310 контейнеров для сбора отходов пластика, 15 контейнеров для стекла и макулатуры.
В материалах комиссии также отмечается, что есть еще один вопрос, который требует внимания. Это разработка норм образования и накопления ТБО и утверждение тарифов на вывоз отходов. На сегодня нормы разработаны только в Актобе, Шалкарском и Мугалжарском районах.
По области 14 полигонов твердо-бытовых отходов, в Актобе, Алге, Шалкаре и Хромтау они построены на средства областного бюджета и в настоящее время находятся в доверительном управлении.
Переработка и раздельный сбор ТБО налажены и частными структурами: в регионе работает порядка 20 предпринимателей. Объемы захоронения ТБО ежегодно уменьшаются, а объем переработки увеличивается. Так, в 2017 г. образовано 300,5 тыс. т бытовых отходов, переработано 2,5%. В 2018 г. переработано или отправлено на утилизацию 21,5 тыс. т ТБО, или 7,2%.

Задачи решаются, но проблемы остаются
В настоящее время коммунальные полигоны переданы в доверительное управление, при этом их деятельность остается без должного контроля со стороны местных исполнительных органов, отмечалось на комиссии. К примеру, действовавшие ранее ТОО «Темир-Тазалык» и «Тазалык Кос» в настоящее время не работают.
Для решения проблем с ТБО прежний аким области утвердил «Комплекс мер по современной утилизации и переработке ТБО с широким привлечением субъектов малого и среднего бизнеса на 2018-2022 годы». Исполнение этого документа требует обеспечения полного охвата услуг по сбору и утилизации ТБО, раздельному сбору, отбору, обезвреживанию, переработке и предусматривает мероприятия по созданию соответствующей инфраструктуры. Особое внимание уделено информационной и разъяснительной работе как среди бизнес-сообщества, так и населения.
Депутатам в материалах комиссии было предложено: для исполнения стратегического плана по переходу к зеленой экономике в части сортировки и переработки ТБО необходимо обеспечить все районные центры и крупные населенные пункты современными полигонами ТБО, отвечающими санитарным и экологическим требованиям. Задача понятна. Но воз и ныне там.

Есть регламент, пора действовать
Работа с отходами жизнедеятельности человека в Актобе ведется давно. Неоднократно эта тема обсуждалась на уровне исполнительных и законодательных органов власти. Но вопрос по-прежнему остается открытым.
– В Актобе всего 1 полигон для сбора мусора, в целом по области их 14, это райцентры и центральные усадьбы, – рассказывает заместитель руководителя управления природных ресурсов и регулирования природопользования Асхат Кубенов. – Но все еще актуальным остается вопрос сбора и хранения мусора в селах. Цель № 1 на перспективу – уйти от полигонов вообще.
Работа, конечно, идет. Но очень медленно. Пока больше вопросов, чем ответов. Например, в районах области по-прежнему проводится ручная сортировка отходов. Большую проблему составляет их логистика и хранение. В селах нет полигонов, поэтому не только сортировка, но и сбор представляет большие трудности. Нет единой отчетности. Отдельные предприятия частично, для себя, наладили вторичную переработку, но в целом этот вопрос никак не решен.
– В настоящее время ТОО «Оператор РОП» (расширенная ответственность производителя) приступило к проведению закупок в два этапа: первый – на переработку и утилизацию отходов, второй – сбор и транспортировка, – рассказывает Асхат Иванович. – Надеемся, дело ускорится.

С любых сторон невыгодно
Пожар на свалочном полигоне начался 29 июня в 15.22. В областном департаменте по ЧС сообщили, что на место происшествия выезжала служба пожаротушения и аварийно-спасательных работ. Очаг возгорания потушили в одиннадцатом часу вечера. Но еще два дня город дышал гарью.
– Причиной возгорания могут быть, во-первых, погодные условия. Все мы помним, какая жара стояла, любое стекло может стать линзой. Во-вторых, это беспечность горожан. Непотушенная сигарета в мусорном контейнере тлеет и поджигает содержимое. Сотрудники, выгружая бак, попросту не видят ее в общем объеме. После размещения отходов на полигоне тлеющий огонь перекидывается и на другие материалы. Специально никто не поджигает мусор, – объясняет заместитель директора ТОО «Neo Plus» Эльмира Танирбергенова. – Устраняем возгорание отсыпкой и водой, для чего постоянно дежурит машина.
По словам заместителя директора ТОО, поджигать мусор на полигоне экономически невыгодно, так как это прежде всего большие риски для работающих там людей, для имущества и высокие трудозатраты по ликвидации пожара.

Убыточное дело
Всерьез и давно никто мусором не занимался в регионе и, в частности, в Актобе, так как все три компании, которые сегодня обеспечивают сбор отходов, новые. ТОО «Neo Plus» позиционируется как компания, пришедшая всерьез и надолго.
– Начинать надо с себя, с дома, – считает Эльмира Танирбергенова. Да, это проблема, когда нет на площадке специальных контейнеров. Но сейчас практически на всех площадках есть клетки для сбора пластика. На своей территории ТОО в настоящее время приступило к установке контейнеров для стекла, макулатуры, пластика.
– Обустройство инфраструктуры для раздельного сбора мусора в ведении ЖКХ. Но, к сожалению, финансирование этого вопроса скудное, поэтому вынуждены сами организовывать процесс. Мы понимаем, что это обязательно для исполнения, поэтому несем дополнительные расходы. Они не включены в стоимость тарифа для населения, – отмечает замдиректора.
В июне т.г. руководство ТОО приобрело мусоросортировочный комплекс, которым раньше владел «Союз-Гранд». Тогда дело не пошло, и все остановилось. Сейчас проведена реконструкция, пуско-наладка, все отходы, которые поступают на полигон, по максимуму пропускаются через комплекс. Это первая линия. В ближайшее время будет запущена вторая, что даст увеличение объемов сортировки.
Зачем все это ТОО – большой вопрос, ведь срок возврата инвестиций долгий, плюс огромные накладные расходы и прибыль не светит еще несколько лет. Помимо 35 млн тенге долгов от населения, большие задолженности перед «Neo Plus» у тех двух фирм, что также занимаются вывозом мусора. Так что, по словам руководства фирмы, пока все держится на энтузиазме и ответственности. А о прибыли здесь пока не говорят.
– Это политика нашей компании, – говорит Эльмира. – Раз уж взяли на себя такие обязательства, значит, надо их выполнять. Во всем должен быть хозяйский подход, мы ответственны за то, что делаем. Главная наша цель – улучшение экологической обстановки в областном центре.
После сортировки (машинной и ручной) мусор прессуется и складируется. В настоящее время ведутся переговоры с несколькими фирмами в других регионах республики, где есть мусороперерабатывающие заводы, и в скором времени вопрос по отправке с комплекса будет решен.
Главный городской полигон существует с 2007 года, срок его эксплуатации – 25 лет. Но вопрос рекультивации постоянно в поле зрения руководства ТОО. Открыт депозитный счет, куда ежемесячно «Neo Plus» перечисляет деньги на дальнейшее закрытие и рекультивацию полигона, что регламентировано действующим законодательством.
– Несмотря на то, что население не особо беспокоится об ответственном обращении с отходами, мы открыли пункт приема сортированного мусора (ул. Пожарского, 59) и за это платим людям деньги. В скором времени планируем открыть еще один в другой части города, – отмечает Танирбергенова.

Ах, Европа…
Это нормально, когда люди перенимают лучший опыт. У нас в Казахстане почему-то принято смотреть на Европу. А как у них там обстоят дела со сбором мусора? Мы попросили рассказать казахстанку Анастасию Шахт, 9 лет проживающую в Вене.
– Разделение мусора в разных странах Евросоюза организовано, как, собственно, и его вывоз, по-разному. Общего решения на уровне Брюсселя, которое предписывало бы всем странам одинаковую процедуру обработки и утилизации, нет, – рассказывает девушка. – Это, конечно, не означает, что мусором никто не занимается: просто конкретные решения находятся в ведении непосредственно каждой из стран, а внутри них часто на контроле федеральных земель и провинций. Так, в Австрии можно заметить очень интересную разницу в серьезности подхода к проблеме между столицей Веной и окружающей ее федеральной землей Нижняя Австрия.
Федеральные земли, равно как и меньшие по населению города, как правило, значительно серьезнее следят за «мусорным поведением»: фирмы, например, могут, конечно, заказывать вывоз несортированных отходов, но цена вывоза одного такого общего контейнера значительно дороже, чем всех остальных, более специфических. Поэтому выгоднее разделять, к тому же злостных нарушителей штрафует муниципальное руководство. Да и в общественном понимании уже прочно укрепилось: можно не быть фанатиком, но в какой-то степени это вопрос здравого смысла и ответственного отношения и к природе, и к городскому общественному пространству.
Правила одинаковы для всех – пластиковые контейнеры для разных видов (к слову, вторая жизнь переработанных отходов). Мусор в конечном итоге сжигается. В Вене для этого есть отличный завод в районе Шпителау, внешнюю облицовку которого проектировал знаменитый архитектор Хундертвассер. Шпителау «кормится» мусором всей Вены, энергией от его сжигания отапливается весомая часть города.
Контейнеры легкие и чистые, плотно закрывающиеся и не пахнущие даже в летнюю жару. Во внутренних районах города, где преобладает историческая застройка, на каждый дом выделяется один-два контейнера для остального (не пластика) мусора, да еще один-два для картона и бумаги. Эти контейнеры установлены либо во внутреннем дворе дома, либо на лестничной клетке. В районах с более новой, блочной застройкой, сразу несколько контейнеров для разного вида отходов устанавливаются в большом внутреннем дворе многоквартирного блока, он отгорожен от основного пространства и игровой площадки. Раз в неделю рано утром коммунальные службы опустошают контейнеры.
Есть еще более редкие контейнеры: для жестяных изделий, для пластиковой тары, для белого и цветного стекла, биомусора (то есть портящихся остатков продуктов, веток, листьев и т.п.). Некоторые, например, пивные бутылки в Австрии и Германии можно сдать в специальные автоматы для стеклотары в супермаркетах – пользователю выдается небольшой квиток с суммой так называемого Pfand, стоимостью стеклотары. Он предъявляется при оплате покупок на кассе, и соответствующая сумма отнимается от общей стоимости покупок. По растерянным лицам и пустой бутылке от пива или колы в руках в итальянских супермаркетах можно узнать немецкоговорящих отпускников: в Италии практики Pfand нет.
Отдельно собираются так называемые проблематичные материалы, хотя иногда приходится еще искать в округе контейнер для металла или лампочек. Хотя лампочки проще всего сдать продавцу в ближайшем магазине осветительных приборов. Батарейки утилизируются супермаркетами: почти в каждом на выходе есть картонная коробочка для старых батареек всех мастей. Но батарейки и лампочки – это не Pfand, за них никто не платит. Просто так честнее, а ответственность за общественное пространство и природу, как упоминалось выше, действительно существует.

Что не так?
Бурные обсуждения на комиссии маслихата подняли одну интересную проблему. Оказывается, Актобе – не самый грязный город, и тех отходов и мусора, что образуются в процессе жизнедеятельности актюбинцев, недостаточно для работы целого мусороперерабатывающего завода.
В 2017 году в Актобе построили мусоросортировочный комплекс, который по разным причинам не смог выйти на проектную мощность и в октябре прошлого года остановлен. В проект вложили около 350 млн тенге. Проектная мощность – до 200 тыс. тонн мусора в год. По словам руководителя проекта Алтынбека Казантаева, образовались многомиллионные долги, в том числе и просроченные платежи по кредитам.
– Инвесторы вряд ли к нам придут, потому что для китайских инвесторов город с населением 500 тысяч человек не представляет интереса. Им нужен многомиллионный город. Приезжали европейцы, ситуация та же, – отметил Алтынбек Казантаев.
– 200 тысяч тонн мусора действительно не образуется. 150 тысяч принято на городской полигон в 2018 году, – констатирует факт замдиректора «Neo Plus» Эльмира Танирбергенова.
– Понятно, что у нас нет столько картона, пластика и других отходов, чтобы работал мусороперерабатывающий завод. Значит, надо решать проблему с другой стороны. Необходимо воспитывать людей правильному обращению с ТБО. Мы все вместе, каждый из нас, должны решать эту проблему, – отметила секретарь облмаслихата Сания Калдыгулова.
Сортировочный комплекс расположен в непосредственной близости к городскому полигону ТБО и имеет площади для расширения производства.
А вот вопрос с переработкой пусть даже отсортированного мусора все еще открыт.

 

Вопрос государственной важности
Перед правительством поставлена задача довести долю переработки ТБО до 40 процентов к 2030 году. Международный консультант по управлению, утилизации и переработке ТБО Егор Зингер в парт­нерстве с инвесторами построил первые в нашей стране мусоросортировочные и перерабатывающие заводы в Нур-Султане и Алматы, применил метод брикетирования мусора. В идеале система управления отходами, по мнению Зингера, должна была работать так: из 100 процентов денег, полученных от ТБО, 40 процентов должна получать мусоровывозящая компания, 45 – завод, потому что он сортирует и перерабатывает, и только 15 процентов – полигон.
Понятно, что там, в столицах, все немного по-другому. Но что делать нам здесь, в регионах? Как правило, вход там же, где и выход. Значит, начинать, по-видимому, необходимо с классического подхода к решению значимых для населения задач:
1. Господдержка – льготное налогообложение, преференции.
2. Государственные дотации фирмам на приобретение и обслуживание контейнеров.
3. Государственные и НПО программы регионального уровня для стимулирования ответственного отношения людей.
4. Воспитательная работа с населением – начинаем с детей.
5. Поощрение жителей, активно участвующих в программах по раздельному сбору мусора.
Все это возможные меры и пожелания тем, кто в силах оказать влияние, решить, посодействовать. Как сообщили в городском отделе ЖКХ буквально накануне верстки номера, меры принимаются. «В дальнейшем работы в данном направлении будут активизированы», – сообщил официальным письмом и.о. руководителя отдела жилищно-коммунального хозяйства, пассажирского транспорта и автомобильных дорог Жандос Утеулин. В качестве нормативных актов, регламентирующих деятельность населения или организаций по управлению ТБО, господин Утеулин приводит решение маслихата города Актобе от 23 декабря 2014 года № 284 «Об утверждении норм образования и накопления коммунальных отходов по городу Актобе» и решение маслихата города Актобе от 21 декабря 2017 года № 272 «Об утверждении Правил управления бесхозяйными отходами, признанными решением суда поступившими в коммунальную собственность по городу Актобе».
Есть такая поговорка – было бы сказано… Теперь надо, чтоб сделано было.

Для всех и каждого
Три года назад в Актобе была внедрена инициатива по установке видеокамер на мусорных площадках. У актюбинцев это вызвало улыбку – дескать, заняться им больше нечем, что ли… Но, как отметили депутаты, результаты все же были, и в случаях зафиксированного нерадивого отношения жителей тут же подключались участковые инспекторы.
– Камеры – это хорошо, – отметил на комиссии депутат Сергей Вишняк. – Но прежде всего необходимо всерьез заняться порядком на площадках. Посмотрите, как убирают мусор специализированные организации. Подъехала машина, выгрузили контейнеры и уехали, оставив отходы возле баков. Сами контейнеры тоже не чистятся. Как результат, запахи и антисанитария. Думаю, вопрос с сортировкой мусора и его утилизацией надо начинать со специализированных организаций и их ответственности за результат.
А с другой стороны, давайте представим себе такое: в шкафу под мойкой (как и у большинства людей) стоит несколько мусорных ведер. И каждый день мы туда складываем раздельно отходы. Наполняются они по-разному, и то, что с отходами пищи, надо будет выносить чаще. А потом утром или вечером (кому как удобно) несем эти несколько пакетов на мусорку. Не знаю, как вы, но я себе это плохо представляю. А вы? Конечно, человек ко всему привыкает. Но мне кажется, процесс этот долгий. Возможно, что нам, взрослым, надо показывать детям пример, а они потом уже будут это делать на автомате.
Вывод, на мой взгляд, однозначен: борьба с мусором – процесс двусторонний, как любое движение. С одной стороны из пункта А выдвигается государство, которое должно решить вопрос с инфраструктурой и поощрением. С другой из пункта Б навстречу идет производитель бытового мусора, то есть мы, начинающие сортировать свой мусор дома и приучающие к этому подрастающее поколение. И вот только когда эти два путника встретятся, задача решится. Главное, чтобы ответ в ней был правильный.

Над Главной темой работала Инесса ФАДЕЕВА
Фото автора и из архива “АВ”