Отцов благословение

Судьба свела Алиму Тулегенову и Аглепеса Наубетьярова волшебной клятвой.
В начале прошлого столетия жили два друга, один из них был из байской семьи. Несмотря на то, что происходили они из разных сословий, друзья вместе прошли яркую, бурную юность, в пору зрелости достойно пережили испытания тяжелых, голодных тридцатых годов. И настолько дорожили своей дружбой, что решили скрепить ее союзом своих детей, поженив их, если родятся у одного дочь, а у другого сын.
В знак подтверждения серьезности и искренности своих намерений Тулеген подарил лучшему другу и будущему свату Наубетияру самое ценное и святое, что было у него – туркменский   ковер, привезенный его отцом Шангитбаем после паломничества в Мекку.
В каждой семье хранится особая вещь, связующая поколения. Таким талисманом стал наш ковер. Шерстяной. Теплый. С коротким бархатистым ворсом, цвета вина. Местами истертый до грубой, но все еще прочной нити основы. Еще больше таинства добавляла надпись, вытканная арабской вязью на кромке, словно послание из прошлого. Мама говорила, что ковру почти сто лет, и очень трепетно относилась к нему. Ведь ковер ее деда «вернулся» к ней спустя четверть века, после того как она переступила порог дома своего мужа – нашего папы, как символ дружбы их отцов, как олицетворение традиций казахского народа, как печать небес, соединившая сердца молодоженов.
У Наубетияра в 1934 году родился сын Аглепес, а у Тулегена спустя два года – дочь Алима. Родители были безмерно счастливы, их мечта должна была сбыться, но вот горе – в годы сталинских репрессий арестовали зажиточного Тулегена, его дочери на тот момент исполнилось всего лишь девять месяцев. Больше Наубетияру не довелось встретиться с закадычным другом. Много позже наш папа рассказывал, как он будучи еще маленьким вместе с отцом отправлял посылки Тулегену в ГУЛАГ. Как каждый раз к мешку с продуктами и теплыми вещами пришивали заплатку с деньгами для тюремщиков. Лишь бы те не вскрывали и не трогали содержимое. Деньги для друга Наубетияр прятал в казы, ведь русские не ели такую колбасу. Тулеген так и умер в ГУЛАГе, да и Наубетияр ненадолго пережил его. В ноябре 1945 года страшный тиф завершил земной путь второго нашего деда.
А жизнь шла своим чередом. Выросла красавица Алима, жизнь без отца сделала ее характер решительным и жестким. Помню, еще в семидесятые годы к нам частенько приходили женщины, прося помощи приструнить их разбушевавшихся мужей. И, что интересно, мама всегда находила нужные слова, приводившие «бравых» супругов в чувство, о чем радостно и с благодарностью сообщали затем их жены.
Вырос и Аглепес. Все, кто встречался на его жизненном пути, единодушно отмечали его эрудированность и широту кругозора. Дело в том, что его учителем и классным руководителем в поселке Новороссийске, что под городом Хромтау, был Пауль Кунте. Профессор из Вены, революционер, работавший в Советской России с 1922 года. В 1938 году органы НКВД сослали его супругу в ссылку в степной Казахстан. За ней последовал и он. «Вот таким образом Новороссийская русская средняя школа заполучила учителя иностранных языков и математики в лице доктора исторических наук, профессора Пауля Кунте», – писал папа. Вот оттуда у него фундаментальные знания и любовь к всемирной истории, особенно к истории Востока. Папу еще при жизни называли человеком энциклопедических знаний, иногда и гением.
В 1957 году, окончив исторический факультет КазГУ, он вернулся в родное село, где жила его нареченная невеста. Но о сватовстве Алимы не было и речи, ведь она теперь была дочерью «врага народа». И по традиции Аглепеса женили, но его первый брак продлился недолго. Вот тут-то наша бабушка и решила все-таки исполнить волю отцов молодых и отправилась сватать Алиму, нашу маму.
Папа всегда с улыбкой вспоминал о том, как в детстве аульные мальчишки кричали ему вслед: «Ағлепестей жігітке – Алимадай қыз керек!». Небеса поставили свою печать, и юные сердца все же встретились. Папа всегда называл маму – Ақ бота. В восьмидесятых в Акрабе, куда в очередной раз папу перевели редактором районной газеты, сотрудницы редакции, не скрывая своего восторга, говорили маме: «Какая вы счастливая женщина! Супруг в таком возрасте называет вас нежно «Ақ бота». В ответ она скромно отшучивалась: «Да это название моего рода».
У папы была особо любимая им фотография нашей мамы, которая оставалась на самом видном месте его книжного шкафа все оставшиеся 17 лет жизни без нее. В последние месяцы своей жизни он, шутливо повторяя врачам пушкинское «когда не в шутку занемог», фото своей любимой перенес на спинку дивана, где лежал сам.
Вот так и соединились две судьбы с благословения отцов. Их свадьба состоялась 14 февраля 1960 года. И прожили они 39 лет, а в этот февраль 2018 года их союзу исполнилось бы 58 лет. Нет, есть 58 лет! Они и теперь вместе, уже навечно. Ведь истинная любовь бессмертна. Подтверждение тому – наш двух-этажный четырехквартирный дом напротив почты в поселке Комсомольское, по сей день называющийся домом Наубетьяровых. А над входом в магазин, открывшийся в нашей бывшей квартире, висит вывеска «Ақ бота». Эта уникальная история наших родителей доказывает: Бог соединяет  человеческие сердца на небесах.
В память о всех любивших чисто и светло желаю  всем истинной любви в этой жизни.
Зауре НАУБЕТЬЯРОВА – ЗАМИЛОВА,
г. Шымкент

0
® За содержание рекламных материалов ответственность несет рекламодатель