Работа есть, желающих работать нет

28,6 тысячи актюбинцев обратилось с начала года в центры занятости населения районов и города Актобе за содействием в трудоустройстве. Из них на постоянные и временные рабочие места, оплачиваемые общественные работы, социальные рабочие места, отряды «Жасыл ел» и молодежную практику трудоустроен 81%. И все же сейчас, по данным департамента статистики, в регионе 20,5 тысячи безработных. Почему так, мы постарались выяснить у специалистов.

СПИСОК АКТУАЛЬНЫХ ВАКАНСИЙ В БУМАЖНОЙ ВЕРСИИ ГАЗЕТЫ

 По всем вопросам связанных с трудоустройством обращаться в КГУ “Центр занятости населения” по адресу: г. Актобе, ул. Ш. Уалиханова, 12а.

Кто бы удивился?
Основная проблема регионального рынка труда – структурный дисбаланс. Как сообщили в областном управлении координации занятости и социальных программ, в результате мониторинга трудовых ресурсов выявлен избыток дипломированных финансистов, экономистов, бухгалтеров, юристов. Что не вызывает никакого удивления, ведь такая ситуация длится уже не один десяток лет. Тогда как спросом среди работодателей пользуются квалифицированные специалисты рабочих профессий: операторы, машинисты, обслуживающие различное оборудование в промышленности и строительстве, слесари-ремонтники, сварщики, электрики, рабочие строительных профессий и по благоустройству города, квалифицированные работники сельского хозяйства.
В последние два года наблюдается рост потребности в кадрах для швейного производства, реконструкции дорог, отмечают в областном управлении.
Ученье – свет
В областном центре налажено крат­косрочное обучение по ныне остро востребованным специальностям в рамках программы развития продуктивной занятости и массового предпринимательства. Люди получают знания как в колледжах, так и в учебных центрах при работодателях, непосредственно у себя на производстве. Прекрасный пример взращивания кадров для себя – колледж в Хромтау, где по инициативе Донского ГОК открыт ряд необходимых для горного производства специальностей. В текущем году по заявкам предпринимателей региона планируется обучить 2 905 человек.
Кроме того, центры занятости ежегодно предлагают предпринимателям принимать выпускников профессиональных учебных заведений на молодежную практику. Размер заработной платы, финансируемой из бюджета, составил в среднем 63 125 тенге в месяц.
С прошлого года запущена «Электронная биржа труда», позволяющая предпринимателям оперативно искать и набирать персонал. На сегодня здесь размещено 5 080 резюме и 1 570 вакансий от 706 работодателей.

С апреля т.г. областные газеты «Ақтөбе» и «Актюбинский вестник» начали публиковать вакансии, 4 400 свободных мест увидели свет. Как заверили в управлении занятости, люди приходят по объявлениям, но действительно желающих найти работу все же мало.
А где желающие?
Все категории граждан востребованы на рынке труда, в регионе имеется достаточное количество рабочих мест, не требующих специальных профессиональных знаний, работодатели готовы принимать на работу всех претендентов, заверила меня руководитель отдела областного управления координации занятости и социальных программ Любовь Остафийчук.
В сельском хозяйстве требуется свыше 300 человек, в том числе: агрономов – 4, зоотехников – 8, операторов доильного оборудования (дояров) – 17, трактористов (машинистов) – 27, коневодов – 11, операторов овцеводческих комплексов и механизированных ферм – 20, а также востребованы пастухи и чабаны и так далее. Но, как не раз писал «АВ», ехать в село молодежь не горит желанием.
В школы районов и Актобе требуется 120 учителей. Наибольшая потребность в преподавателях математики с казахским и русским языками обучения, педагогах начальных классов с русским языком обучения, учителях русского языка в казахских школах.
В целом же на предприятия и в организации Актобе требуется 17 водителей автобусов, легковых автомобилей, 36 швей, 56 человек в сферу торговли, 75 – в сферу общественного питания. 11 озеленителей, 70 овощеводов в теплицы, 37 уборщиков служебных помещений, 25 дворников, 22 подсобных рабочих и т.д. На ремонт дорог открыты места для свыше 250 человек, в том числе: машинистов бульдозера, экскаватора, погрузчика, автогрейдера, автокрана. В целом по области необходимо свыше 300 рабочих (каменщики, стропальщики, плиточники, штукатуры-маляры, подсобные рабочие и т.д.).
– К сожалению, сегодня мы отмечаем тот факт, что вакансии есть, но вот желающих работать по ним нет, – рассказывает Любовь Николаевна. – Далеко не все хотят начинать с нуля, многим надо сейчас и сразу высокую зарплату, комфортные условия и интересную работу.
Причин тому много, считает наш спикер. В первую очередь, это пропаганда. Что видит сегодня молодежь? В каждом фильме, на всех обложках газет и журналов красивые юноши и девушки в дорогих костюмах, на престижных машинах, в стильных офисах. Что думает молодой человек, только что окончивший вуз? Мне столько же лет, сколько и ему, почему у него получилось, чем я хуже него? В результате долгие поиски работы, мечты, разбитые надежды и уж сов­сем в редком случае работа на производстве, чтобы хоть с чего-то начать. Во-вторых, выбор профессии под влиянием родителей. Конечно, не стоит обвинять взрослых, что они хотят достатка и благополучия для своих чад и тоже в мечтах видят их в тех же шикарных офисах. Но ведь надо реально смотреть на жизнь – лучше ваш сын будет лидером среди строителей, к примеру, нежели посредственностью среди экономистов. Увы, выбор родители делают зачастую в сторону специальностей из категории клерков.
Это только так кажется
Мнение, что есть рабочие места, но люди не хотят на них идти, просто досужие разговоры, считает доцент кафедры социологии АРГУ имени К. Жубанова Балжан Давлетьярова.
– Потому что в действительности все происходит так – человек приходит устраиваться на работу, а на месте оказывается, что этой вакансии по факту и нет. В каких-то официальных отчетах она, может быть, и есть, но в реальности ее нет, – рассказывает Балжан Хамидуллаевна. – Почему я это говорю? У нас в университете 30 тысяч тенге получают женщины, работая техничками. Посудите сами, если бы они знали, что где-то можно устроиться с зарплатой повыше, разве не пошли бы туда? Это что касается неквалифицированных специальностей. Свободные вакансии на такие места, как вахтер, техничка – крайний дефицит в любом месте. Все занято, возможно, потому что много людей мигрирует из районов. Уверена, что если и открывается вакансия, то о ней быстро узнают через знакомых, и столь же стремительно это место занимается.
Другой вопрос: сегодня мы сталкиваемся с современным социальным парадоксом – у предприятия места есть, у людей работы нет, а они все равно не идут. Это касается профессий, где требуется физический труд. Почему такое происходит?
– У определенной группы людей есть образование, амбиции, они считают себя достойными лучшей участи, условий труда и заработной платы. И предпочитают сидеть на шее у мамы, чем работать там, где им не по душе. Налицо несоответствие ожиданиям, требованиям, позиционированию. Между тем нынешнее старшее поколение выросло на других приоритетах – мы не чурались никакой работы, физический труд был не в тягость. Люди не стыдились рабочих профессий. Все жили сравнительно одинаково, в равном достатке и условиях. А сейчас очень большой социальный разрыв в обществе. Молодежь видит, что кто-то ничего не делает и получает прибыль, или же что-то привез, купил, продал, и вот уже в разы повышается его достаток. А ты должен ежедневно вкалывать и получать за это скромную зарплату. Увы, зачастую потребности значительно опережают возможности, – считает моя собеседница.
Причин, по мнению социолога Давлетьяровой, несколько. Прежде всего, это необъективные запросы молодежи, которая к трудностям не привыкла, поэтому ищет легкие пути. Роль труда обесценилась.
Второе. Приоритеты сместились. Сейчас можно найти сначала одну работу, потом другую… И так скакать по жизни, якобы набираясь опыта.
Третья причина – рынок дипломированных безработных. Безответственность родителей – обучение на заведомо провальных, неактуальных на рынке труда специальностях. Пополняется армия безработных.
Главная современная тенденция – уход от физического труда. И здесь речь идет не об автоматизации и модернизации, не о новациях и цифровизации, а о полном неприятии производить что-либо. Но, уверена Балжан Давлетьярова, когда искусственно созданные кризисы пройдут, общество вновь повернется к работе руками и реальному сектору экономики.
Сладкая практика
Ремонтантный сорт малины плодоносит с июля и до первых заморозков. Урожай обычно дает хороший. Работы по сбору ягоды сезонные. В ТОО «Болат ЛТД» организовали автобус для доставки рабочих на работу и обратно. Заработок сдельный – сколько собрал, столько и получил, но обычно это в пределах 3,5-6 тысяч тенге в день.
Сейчас на сборе урожая работают жители г. Алги, дачных массивов и оралманы. Последние составляют большинство рабочих. А вот сельчане или жители Актобе здесь редкие гости.
– К сожалению, люди не хотят работать, нужен легкий заработок, быстрые деньги. А у нас надо трудиться, – рассказывает директор ТОО «Болат ЛТД» Данат Шураханов.
Со студентами, конечно, легче – молодежь неплохо мотивирована и стремится к заработку. А вот взрослые безработные, увы, сразу едут в Актобе в поисках теплого местечка.
В области 110 тысяч молодых людей, а «Болат ЛТД» ежедневно нужно 150, и найти их – большая проблема. Руководство ТОО обращалось за помощью в учебные заведения. Но там отказ аргументировали невозможностью вносить изменения в утвержденную учебную программу. Так-то оно так, но можно было бы привлечь молодежь в рамках программы «Жасыл ел», руководство ТОО предлагает рассмотреть этот вопрос вновь. Кроме того, подобный труд стал бы для студентов своеобразной практикой, где молодежь набиралась бы опыта трудовых отношений.
– Работа у нас в области есть, и мы тому пример, – уточняет Шураханов. – Только вот физическим трудом не все хотят заниматься.
Никто не сказал, но подумали
Желающих физически трудиться не больно много, все хотят сразу в дамки. Даже АСП (адресная социальная помощь) делают источником наживы. В настоящее время во всех регионах Казахстана идут проверки семей-получателей госпособий. И первые рейды уже выявили вопиющие факты – некоторые казахстанцы только на бумаге числятся малоимущими. На самом деле немалая доля таких вот обделенных богаче среднестатистического человека у нас в стране. По данным руководителя отдела мониторинга малообеспеченных семей и оказания соцпомощи областного управления координации занятости и социальных программ Аксулу Жубаназаровой, актюбинцы, получив незаконным путем АСП, нанесли государству ущерб на общую сумму 3,5 млн тенге. Документы свыше 1 290 семей актюбинцев пересматриваются на соответствие реальному положению дел. В целом по республике на сегодня свои фактические доходы скрыли порядка 21 тысячи ячеек общества, чтобы получить адресную социальную помощь, которая предоставляется лишь малообес­печенным и нуждающимся семьям с низким уровнем дохода.
Не надо быть Нострадамусом, чтобы предположить, что все усилия государственных структур по трудо-
устройству будут сводиться к минимуму, пока от казны можно будет что-то урвать. И чтобы получить АСП, люди теперь еще долго будут скрывать источники своего благосостояния.
Инесса ФАДЕЕВА