Сердце, исполненное любви

Дорогие читатели, представляем вашему вниманию новую рубрику — Женский клуб. Теперь у вас есть возможность познакомиться с современницами, чье мироощущение несколько выделяет их на фоне жизни и делает ее интереснее.

Время ценно людьми, и у каждой поры свои стандарты. А чтобы адекватно оценить пребывание во времени, нужны участники событий минувших лет. Когда я думаю о своих бабушках, просто содрогаюсь от тяжести, что легла на их плечи: весь двадцатый век. Но эти женщины безропотно исполняли человеческую миссию, не подозревая,

что творят историю.

Бабушки мои умерли в 80-х, и это было потерей. Но жизнь подарит встречу. Одним из таких подарков стало знакомство с Галиной Поскребетьевой.

И сколько бы я ни расспрашивала ее о жизни, каждый раз открывалась новая грань, что-то другое в уже слышанном.

Картины из детства

Галя Дудина родилась в Маньчжурии, на станции Бухэду, где отец, Дудин Федот Данилович, выйдя в запас, служил на Китайско-Восточной железной дороге. Зоя Евсеевна, мама, из забайкальских казачек, занималась детьми и домом.

Жили спокойно, сытно. По выходным в теплое время года устраивали пикники. В связи с пикниками особенно вспоминаются Галиной Федотовной пельмени: и как главное блюдо забайкальской кухни, и как один из обрядов взаимовыручки. Ценя время праздников, на КВЖД было принято ходить семьями к друзьям помогать лепить пельмени. Наверное, обособленность проживания надиктовала эту традицию взаимопомощи.

Дом Дудиных стоял на вершине небольшой сопки. Зимой дети скатывались на санках от дома до самой станции. Весной на сопке зацветал багульник, далее распускались пионы, саранки, незабудки, и дом находился как-будто в палисаднике. Галина Федотовна считает, что маньчжурский климат и забота отца о здоровом образе жизни — причины ее крепкого здоровья.

Отношения в семье были ровными, спокойными, уважительными. Галя — младшая из сестер, но будучи приученной к любой работе, особо загруженной по хозяйству не была. Очень хорошая швея, что нечасто встретишь. Тонкий вкус — от отца, он во всем был тонок и очень элегантен. Шить научила Зоя Евсеевна. И легкая рука от нее: любой цветок вырастит с первой попытки.

Во второй половине огромного дома Дудиных жила китайская семья, и глава этого семейства выделял Галю среди детворы за ее отчаянный характер. Как-то она, выстрелив из рогатки, попала соседям в окно. Стекло стоило очень дорого. Дома, конечно, поругали. А сосед взял рогатку, вложил ей в руку и сказал: «Каля хорошо! Каля все можно!».

Школа была близ дома: красивое здание, в коридорах и на лестницах — красные ковровые дорожки, везде фикусы, розы. В школу Галя пошла, не дожидаясь, пока запишут родители: ей тогда еще не было семи лет. По праздникам и в большую перемену играла виктрола (предшественница радиолы и проигрывателя), а школьники демонстрировали, чему они научились в танцевальном кружке. Еще были свой школьный оркестр, драмкружок.

 

Дети

врага народа

Когда в 1935-м дорогу продали Китаю и кавэжэдинцы выбирали страну, решение Федота Даниловича было однозначным, тем более, что советское гражданство Дудины приняли сразу после установления большевистской власти.

На станции Отпор (ныне Забайкальск) репатриантам устроили торжественную встречу с приветственными речами и духовым оркестром. Там же отняли домашний скот якобы для поддержания поголовья местного стада, уверив, что по месту прибытия выдадут такое же количество голов. Естественно, не выдали.

По пути следования кавэжэдинцы слышали с перронов страшные вещи: «Вам что, белый хлеб есть надоело?» Но дети не знали другой жизни, и им не верилось, что можно жить не так, как на КВЖД.

По прибытии на станцию Актюбинск жильем Дудиных обеспечили: небольшая квартира из двух комнат в железнодорожном доме.

Старшие сестры Нина и Вера школу закончили еще в Маньчжурии, а младшие — Валя, Галя и Анатолий — доучивались уже в Актюбинске, в железнодорожной школе

№ 45.

Летом 1937 года Федота Даниловича арестовали, осудили по 58 статье как японского шпиона.

Однажды была весточка от него: приезжала незнакомая женщина, говорила, что видела его в ташкентском госпитале для заключенных, и что он просил зимние вещи. Зоя Евсеевна съездила в Ташкент, но впустую. Можно было предположить, что женщина обманула, но больно уж знакомые слова и фразы она произносила. Например: эй, курносая, семь раз некрасивая!.. Федот Данилович вообще умел шутить и был тонок и находчив в речи. Галина Федотовна вспомнила дословно «методичку», по которой все дети в семье учили алфавит: «А, бабушка, ваш Григорий дядюшка едет жениться. Землячок Иван Иванович, Коленька, Леленька маленькая…». Этот текст был придуман для Зои Евсеевны: до замужества она была неграмотной. А выучившись читать, читала запоем.

После ареста отца семья была обречена скорее на вымирание, чем на выживание. Спасло количество добротных вещей, привезенных из Маньчжурии, их Зоя Евсеевна выменивала на продукты. Свой дом по улице Байганина появился только в 1940 году, когда уже работала Нина.

По окончании в 1939 году средней школы Галя Дудина поступила в Чкаловский сельхозинститут. Вообще-то поступала в Куйбышевский индустриальный на инженера. И поступила. Но мандатная комиссия не пропустила из-за осужденного отца.

Зоя Евсеевна не отпускала дочку учиться, и даже паспорт прятала. Но Галя напомнила, как отец после окончания девятого класса сказал: «Галя будет учиться дальше», имея в виду получение высшего образования. Денег на билет и прочие расходы дал муж старшей сестры Веры Леонид Горбунов.

В июне 1941-го Галя с подругами попросилась на фронт. Не взяли. Но желая как-то помочь бойцам, девушки регулярно сдавали кровь.

 

Младший брат

Особое место в сердце Галины Федотовны занимает младший брат, с которым они гоняли по улицам Бухэду:

— Толю любила больше всех. Сейчас особенно больно за него, ведь сестры, каждая по-своему, но жизнь прожили. А он, самый талантливый, рано умер.

Школу закончил в войну, но так как был сыном врага народа, его отправили на трудфронт. В 1943-м — в штрафбат. Владеть винтовкой учили в поезде. Ранен Толя был в первом же бою. Второе ранение получил почти сразу по возвращении из госпиталя.

Поздней осенью, когда батальон переходил реку, боец Дудин получил касательное ранение в висок и упал в воду. Его достали, но он еще долго пролежал на снегу в ожидании санитаров. Плеврит перешел в туберкулез, комиссовали.

Когда он вернулся домой, мой начальник, а я уже работала в сельхозуправлении, помог выхлопотать корову: с молоком была хоть какая-то надежда на выздоровление брата. Он действительно через время стал поправляться. Даже поступил в пединститут на историко-филологический факультет. Зимой простудился и умер от туберкулеза за месяц до Победы.

 

Одна

судьба на двоих

С мужем Александром Георгиевичем Галина Федотовна познакомилась неординарно. От одноклассницы Наташи Поскребетьевой часто слышала о ее старшем брате Шурике, который учился в Ленинграде. Однажды, еще школьницами, заходят с Наташей во двор, а на солнце греется рослый парень, прикрыв лицо бумажной пилоткой. Галя шепнула подруге, что надо загорающего остудить… и вылила на него ведро воды! Неважно, когда стал приглядываться к хулиганке брат подруги, но все, что было потом, тянет на сюжет.

Галя была дочерью врага народа, а Саша — сыном почетного железнодорожника. Когда молодой человек принял решение сделать предложение любимой, его отговаривали — могла пошатнуться карьера.

— Не то чтобы красиво Саня ухаживал, а заботливо: то принесет пирожок за пазухой, чтоб не остыл, то, уходя, оставит мыло душистое или флакончик «Красной Москвы». Мы поженились, когда он второй раз сделал предложение.

9 мая все праздновали Победу, и мы с Сашей случайно встретились в парке. На вопрос, не надумала ли я выйти за него замуж, ответила, что не надумала. Вечером опять встретились, не сговариваясь. И я подумала: судьба. В октябре 1945 года тихо расписались в небольшом здании загса на углу улиц Комсомольской и Ленина.

Когда Поскребетьева работала на строительном комбинате НКВД в плановом отделе, ее арестовывали за связь с заключенным. Дело было так. Начальника отдела осудили по 58 статье и назначили отбывать заключение на строительстве Актюбинского завода ферросплавов. Дальше — полный абсурд: Галя регулярно согласовывала промфинплан со своим начальником в зоне заключения. Разумеется, в сопровождении конвоира. В один из визитов какой-то зэк обратился к девушке с вопросом, она ответила… Мужу больших трудов стоило спасти молодую жену.

 

К людям —

с любовью

Вспоминая родственников, моя героиня рассказывает, как проводили вместе праздники, как не делили детей на своих и племянников, как ездили в гости, не считаясь с расстояниями и расходами. И вехи жизни меряет не болезнями и неприятностями, а радостями. Хочу добавить, что имена зятьев Федота Даниловича и Зои Евсеевны — Александра Поскребетьева, Льва Мологина, Леонида Горбунова, Николая Короткова — имеют непосредственное отношение к истории нашего города.

— Галина Федотовна, ваша биография как параграф учебника истории СССР, и во всем — терпение и стойкость. В чем их источник? И как получается у вас излучать только радость?

— Не знаю. Скажу только, что к людям нужно относиться с любовью. Ведь от них можно взять больше, чем из книг.

Татьяна ВИНОГРАДОВА

® За содержание рекламных материалов ответственность несет рекламодатель