Служенье муз не терпит суеты

Молодой и амбициозный директор драмтеатра имени Т. Ахтанова Олжас Ибраев против хайпа, но обеими руками за любой новый формат, если в этом есть что-то креативное и талантливое. О перспективах, проектах и европейском театре он с удовольствием побеседовал с корреспондентом «АВ».

В 2015 году «АВ» публиковал материал о молодом актере Олжасе Ибраеве, но за четыре года в его жизни многое изменилось.
– Олжас, знакомясь с твоей биографией, узнаем, что ты начинал актером, затем перешел в тележурналистику. Почему такая резкая перемена?
– После нескольких кинопроектов меня заметили и пригласили на телевидение – так и познакомился с этой кухней. Но, честно признаюсь, я не журналист, несмотря на то, что вел две программы: историческую передачу «Менің жерім» и спортивную «Спорт әлемі». Увы, удовольствия не получил. Конечно, это прекрасный опыт, но, понимаешь, мне сложно было учить кем-то написанные тексты и передавать чужие эмоции. Для меня главным остается работа актера.
– Какова была реакция родителей, когда ты решил пойти в актерскую среду?
– Конечно, как и все родители, отец беспокоился, ведь это невысокие заработки и неизвестные перспективы, все мои ровесники, которые заканчивали колледж, начинали уже зарабатывать и уверенно вставали на ноги.
– Чем отличается работа в кино и театре?
– Это очень разные процессы. В кино ты можешь продублировать свою роль. А в театре играешь прямо на зрителя: от того, как ты этот отрезок времени переживаешь в роли своего героя, зависит настроение публики и внимание к тебе. На сцене ничего не спрячешь.
– Ты был участником французского театрального фестиваля Авиньон. Чем европейский театр отличается от нашего?
– Когда-то у нас была мечта попасть на международный фестиваль в Англии или во Франции. Во время работы в труппе «Астана Мюзикл» это стало возможным, и мы объехали с гастролями пять столиц Европы! Европа – огромная ярмарка театралов и актеров, где собираются труппы со всего мира, и месяц идет карнавал, где в день проходит до 1 000 спектаклей. Это безумно масштабное мероприятие. Одним из отличий у них является то, что вместо громоздких декораций используются огромные LED-экраны. Захотел, чтобы фоном сцены стал лес – поставил заставку, и вот тебе впечатляющие декорации. Есть еще театры, основанные на минимализме: они другие в плане художественных решений, обходятся минимумом декораций, а иногда вообще ее не используют.
– Как отбираются пьесы для постановок в вашем театре? Или вы будете продолжать ставить то, что приходит сверху?
– Театр — одна из ветвей идеологии, поэтому нам необходимо работать для того, чтобы поднять культуру и дух страны. Мы не собираемся менять что-то революционно, но будем работать с большим творческим подходом. Сейчас идут переговоры с известными режиссерами Казахстана и стран СНГ, имена назвать пока не могу. Также я должен ближе познакомиться с коллективом. К примеру, если буду ставить «Козы Корпеш и Баян Сулу» и у меня не окажется в театре актера на роль Козы, зачем мне ставить этот спектакль?
У нас есть предложения из Европы, мы готовы туда поехать, но с чем? В то же время я понимаю очень четко, что обязательно должен присутствовать национальный колорит, ведь у нас богатая культура, фольклор! Великий режиссер Азербайжан Мамбетов (при нем театр Ауэзова был одним из лучших в СНГ) придерживался такой политики: в репертуаре обязательно должна быть казахская и мировая классика, и современные постановки. Мы будем следовать его репертуару.
– Современное искусство активно развивается, и появляются перфомансы. Как относишься к этому искусству?
– К искусству отношусь хорошо, но не сторонник черного пиара. У нас художественный театр, а не экспериментальная мастерская. Мы должны эстетично и красиво подходить к творчеству. Да, можно хайпануть. Поставить что-нибудь скандальное. Но это путь продвижения в массы совсем не культуры.
– Как считаешь, насколько популярен театр в нашем регионе?
– К сожалению, не очень, для многих это место, куда ходить просто модно. Театр – место духовного обогащения, которое должно расширять мировоззрение. Зрители должны получать от нас энергию и, естественно, удовольствие от игры актеров.
Будем думать над продвижением наших артистов через социальные сети, займемся сайтом, который сейчас не работает, нам тоже нужна реклама. В эпоху интернета и социальных сетей лица театра должны быть узнаваемыми.
Сегодня зритель ходит как на хорошую постановку, так и на актера.
– Насколько мне известно, в нашем театре есть острая нехватка режиссеров. С чем это связано?
– Они есть. Я думаю, нехватка связана просто с тем, что им не дают возможность работать.
Кстати, ежегодно в Актобе проходит международный театральный фестиваль экспериментальных постановок «Балауса», в котором молодые режиссеры демонстрируют свое видение театрального искусства. Есть перспективный режиссер Мейрам Хабибуллин, он поставил моноспектакль «Гамлет».
– У вас никогда не было мысли попробовать режиссировать что-то в кино?
– Мне предлагали, но несколько лет назад я решил, что пока сосредоточусь на театре. Меня приглашают на многие проекты, но я отказываюсь. Не хочу быть и там, и тут. Нужно отдавать все силы и талант одному делу. Не стоит суетиться и пытаться объять необъятное.
– Как обстоят дела с заработной платой в театре?
– Мы – бюджетная организация. Как известно из Послания Президента страны, работникам культуры обещают повысить зарплату на 40 процентов со следующего года. Надеюсь, что с 2020 года ситуация станет лучше.
– Планы на будущее…
– Мы хотим привлекать специалистов со стороны, чтобы они делились опытом. Это могут быть мастера по сценической речи, преподаватели актерского мастерства, постараемся привлечь как отечественных, так и зарубежных мастеров. В следующем году будем отмечать юбилейный 55-й сезон русской трупы. Будем стараться выезжать на республиканские фестивали. Наша цель – выступать на мировых театральных сценах. Главное – правильно выстроить репертуарную политику. Ну а пока хотелось бы, чтобы актюбинский театр попал на театральный фестиваль имени Антона Чехова в ближайшие пять лет.
– Спасибо за беседу!
София ИБРАГИМОВА

Фото из личного архива Олжаса ИБРАЕВА